Раздел Общество
19 февраля 2013, 08:00

Жажда крови. Новый закон заставляет пострадавших самим искать доноров

Жажда крови. Новый закон заставляет пострадавших самим искать доноров
Фото: Дмитрий Горчаков, 66.ru
В Екатеринбурге резко сократилось количество доноров, теперь искать кровь вынуждены сами пациенты и их близкие.

После вступления в силу нового закона о донорстве прошло около месяца, за это время количество доноров на станции переливания крови «Сангвис» сократилось как минимум на 15%. Отражение ситуации — объявления в социальных сетях и форумах, пестрящие просьбами о помощи. Кровь нужна онкологически больным детям, кровь нужна пострадавшим в ДТП и тем, кому предстоит плановая операция. Люди готовы платить любые деньги, только чтобы помощь их родным пришла вовремя. Обычна ситуация, когда на станцию переливания крови приходят доноры, сдают кровь для определенного человека, а потом из рук его близких получают деньги, и эта сумма в десятки раз превышает компенсацию в 160 рублей.

В больницах уже давно напрямую говорят пациентам, что для того, чтобы операция состоялась, родственники должны найти доноров сами.

Поговорить о проблеме с донорской кровью в Екатеринбурге мы пришли к заместителю главного врача по связям с общественностью станции переливания крови «Сангвис» Галине Толмачевой.

Галина Толмачева считает, что донорам нужно уметь говорить спасибо.

— Что изменил закон о донорстве?
— Раньше за одну сдачу крови донор получал 160 рублей на обед (180 за плазму) и два отгула. Деньги, конечно, совсем смешные: выплаты не поднимались на Урале более 10 лет. Над донорами постоянно наше государство проводит какие-то эксперименты: сначала у них забрали льготы, потом возможность получить знак «Почетный донор» за смешанные крово- и плазмосдачи, когда людям, много лет сдававшим кровь и плазму и подавшим документы на «Почетного донора», вернули документы, потому что по новому закону, чтобы получить знак «Почетный донор», нужно либо 40 раз сдать кровь, либо 60 раз сдать плазму.

— Какая сейчас ситуация с донорами?
— С момента вступления в силу нового закона прошло 1,5 месяца, однако мы до сих пор так и не получили разъяснения от областного минздрава. Мы выдаем продуктовый набор на 160 рублей, но что у нас сейчас можно купить на эту сумму? Сами доноры говорят: «Мы сдаем кровь не за деньги, но вы хотя бы не унижайте нас и дайте возможность самим выбрать, что купить». До сих пор непонятно, что должен в себя включать донорский паек, на какую сумму он должен быть, — все это должны разъяснить в министерстве, но там что-то не торопятся.

Две банки тушенки и сок — вот благодарность, которую получают доноры от государства за 450 миллилитров крови.

— Но все-таки в какой-то форме платное донорство осталось?
— По новому закону за редкие группы крови доноры могут получать денежную компенсацию, она будет составлять от 8 до 45% от минимального размера оплаты труда. Но так как нет разъяснений министерства здравоохранения Свердловской области, мы не знаем, сколько будут получать доноры с редкой группой крови, — сейчас никаких выплат нет. Плюс к этому доноры должны сделать выбор: либо они сдают кровь безвозмездно и впоследствии могут получить «Почетного донора», либо они просто получают денежную сумму и ни на какие льготы уже претендовать не могут.

— А много крови ежедневно требуется такому мегаполису, как Екатеринбург?
— Крови требуется довольно много, причем потребность в крови постоянно растет. В Екатеринбурге открывают перинатальные центры, увеличивается количество аварий. Например, после ДТП человек может погибнуть не от полученных травм, а просто от потери крови.

Донорская кровь, готовая к переливанию. Ее ждут в десятках больниц города.

На днях в Екатеринбурге было ДТП, пострадавшему пришлось перелить 3 литра крови, притом что в человеке всего 4,5 литра! И конечно же, в таких ситуациях друзей и родственников просят срочно сдать кровь, но ведь кровь нужна сию секунду, а сдавать они ее пойдут на следующий день. При этом кровь должна быть полностью проверенная и обследованная, а на это тоже нужно время. В той ситуации из 20 друзей и коллег, которые пришли сдавать кровь для пострадавшего, вторая группа была только у двоих, а пострадавшему нужна была именно вторая группа крови. Поэтому запасы донорской крови должны быть большие, иначе это может привести к фатальным последствиям.

— Какой сейчас основной контингент доноров?
— Ну вот, например, на этой неделе к нам приходили сдавать кровь либо те, кому чуть-чуть осталось до знака «Почетный донор», либо родственники тех, кто попал в больницу.

Сейчас хоть как-то спасают ситуацию выездные заборы крови. Сегодня мы были на НПО Автоматики, завтра поедем на Оптико-механический завод. Правда, пробиваться на предприятия сейчас становится все труднее, руководство не хочет оплачивать из своего кармана отгулы сотрудников.

После забора кровь сразу отправляют на проверку.

Уже давно мы пытаемся достучаться до нового директора Компрессорного завода: там сменилось руководство, и Дни донора просто перестали проводить, притом что там у нас работают прекрасные, проверенные доноры, которые всегда готовы сдать кровь. На наши запросы нам даже не отвечают, с директором не соединяют.

— Сколько человек пришли сдать кровь сегодня?
— Давайте вместе сходим в отделение заготовки крови и посмотрим.

В кабинете сдачи крови встречаем двух человек, один из них — Евгений Кузьминых, он сдает кровь уже в десятый раз.

— Евгений, а как давно вы сдаете кровь?
— Кровь я сдаю относительно недавно, сегодня всего лишь десятый раз.

— Вас как-то задел новый закон о донорстве?
— Да, собственно, никак: я сдаю кровь вовсе не ради денег, просто чувствую внутреннюю потребность помогать людям и делаю это таким вот способом.

— Ну все-таки вы получаете два отгула на работе, это плюс?
— Да как вам сказать, я частный предприниматель и работаю на себя, так что эти два отгула мне совершенно не нужны.

Евгений Кузьминых, частный предприниматель — пример сознательного человека, которых хочет и может помогать людям. Евгений сдает кровь не ради денег, не ради отгулов, не ради званий, а просто потому, что таким образом он может спасти кому-то жизнь.

— Сегодня за день к нам пришло всего 66 человек, а раньше ежедневно приходило как минимум 150, — говорит Галина Толмачева.

Нам показывают оборудование, на котором проверяют кровь, и холодильники, где она хранится. За раз у донора берут 450 миллилитров крови — это оптимальная доза, которая не может причинить вреда организму. После забора кровь проверяется абсолютно на все инфекции, проходит дополнительные меры инфекционной безопасности, только после этого она попадает в больницы. Плазма отправляется в карантин, где хранится 6 месяцев при температуре -35 градусов.

В таких контейнерах замораживают плазму, потом она 6 месяцев хранится в карантине.

— Какие больницы — основные потребители крови в Екатеринбурге?
— Это отделения травматологии, родильные дома, хирургические и онкологические отделения. В среднем за сутки «Сангвис» отправляет по больницам около 10–20 литров крови, однако бывают и тяжелые случаи, например, за три праздничных новогодних дня в этом году городским больницам экстренно понадобилось 50 литров крови.

Как раз в то время, когда мы были в отделении экспедиции, за кровью приехали из НИИ ОММ

Вместе с Галиной Толмачевой мы спускаемся в отделение экспедиции. Здесь кровь передают больницам. При нас за кровью приехали из НИИ ОММ, там срочная операция понадобилась одной из будущих мам. Через 15 минут разговора — снова звонок, на этот раз из детской городской больницы №9: в тяжелом состоянии туда привезли ребенка из области, также нужна срочная операция. У девочки 4-я отрицательная группы крови — одна из самых редких.

Заведующая отделением экспедиции Наталья Бреус — сама почетный донор России — говорит, что, даже если доноры совсем перестанут приходить, сотрудники станции переливания, и она в том числе, будут все равно сдавать кровь.

Заведующая отделением экспедиции Наталья Бреус, сама, кстати, почетный донор, показывает нам свое хозяйство: один наполовину полный холодильник — здесь хранится вторая положительная группа крови. Еще два холодильника практически пустые — по одному пакету I отрицательной и II отрицательной — вот и все, что есть сегодня.

Практически пустые полки отдела экспедиции. Если случится массовая авария, кровь придется искать по области.

— А что вы будете делать, если, например, через пять минут случится массовая авария с большим количеством пострадавших?
— У нас есть свои механизмы работы в такой ситуации: есть постоянный список доноров, к которым мы можем обратиться в любое время, даже в выходной день, плюс к этому существуют механизмы обмена кровью с другими городами Свердловской области, так что в экстренной ситуации кровь достать, конечно, получится, но на это все равно уйдет какое-то время.

Телефон в «Сангвисе» звонит постоянно. Кровь нужна маленьким и взрослым. Вот сейчас звонят из детской больницы №9.

— Какая группа крови самая редкая и, наоборот, самая распространенная?
— Принято считать, что для Среднего Урала самая распространенная группа крови — третья положительная, это так называемый татаро-монгольский фенотип. Для Европы самая распространенная — вторая положительная. Ну, а самая редкая — это та, которой нет в данную минуту. Когда случается, например, авария и у пострадавшего, который потерял много крови, вторая положительная группа, а у нас в данный момент ее нет, то какая для нас будет самой редкой? Кстати, за долгие годы работы неоднократно замечено, что, как правило, срочно требуется именно та группа, которой нет на складе.

— Как вы думаете, как дальше будет развиваться ситуация с донорством в Екатеринбурге? — спрашиваю уже на обратном пути до кабинета у Галины Толмачевой.
— Я не верю в то, что на Урале введут такие же компенсации, как, например, в Питере, Москве и Калининграде. В Москве донорам за одну сдачу крови доплачивают 3500 рублей. Нам такое, что называется, и не снилось. Но я думаю, что доноры все-таки будут приходить, будут помогать предприятия, учебные заведения. Другое дело, что ситуация с донорством, конечно, сложилась крайне некрасивая. Новый закон принят, чтобы отменить «биологическую проституцию», по выражению министра здравоохранения Скворцовой. Но ведь людям, которые отдают частичку себя, нужно уметь говорить спасибо.

Фото: Дмитрий Горчаков, 66.ru