Раздел Общество
29 февраля 2012, 18:25

F.A. Q. для кандидатов: Авторитарная Россия проживет дольше демократической

F.A.Q. для кандидатов: Авторитарная Россия проживет дольше демократической
Фото: Ирина Баженова для 66.ru
На этот раз журналисты Портала 66.ru отправились в буддийский монастырь. Не в Тибет, поближе. Гора Качканар. Здесь живет община буддистов. Казалось бы, этим людям мирское должно быть чуждо, но реальность подчас дает о себе знать.

Город Качканар. Добираться сюда из Екатеринбурга долго. Путь на гору Качканар неблизкий. Здесь находится буддийский монастырь Шад Тчуп Линг. Его строительство началось в 1995 году, когда сюда приехал и сделал первые священные закладки выпускник Бурятского института буддизма лама Санье Тензин Докшит (в миру Михаил Васильевич Санников). Наказ построить монастырь ему дал его учитель — лама Пема Джанг, он же указал место, поставив точку на карте.

С горы открывается потрясающий вид. С главной вершины хорошо видно поселок Косья и западный карьер, а главной достопримечательностью является памятник полету Юрия Гагарина — постамент с ракетой. Целый день мы провели в обществе уральских буддистов. К их именам надо привыкнуть. Боишься не сломать при произношении язык или не обидеть кого-то.

Вместо обычных и знакомых имен, типа Вася, Света, Коля, Ирина, здесь все чаще слышишь Лугмопа, Саттва Сати и, конечно же, главный лама Докшит. Спецпроект «F.A. Q для кандидатов» увидел их жизнь изнутри и попытался найти границу между духовным миром и мирским.

ТТХ: Буддийский монастырь «Шад Тчуп Линг», в переводе с тибетского означает «место практики и реализации».
Место и время: гора Качканар, 25 февраля.
Количество участников: 11 человек.
Продолжительность: 24 часа.
Социальная прослойка: буддисты.

Выборы. Существующую власть можно свергнуть только революцией

— Как вы оцениваете ситуацию в России сейчас?
— То, что происходит сейчас в России, выглядит как фарс. Если Путин хочет видеть государство авторитарным или тоталитарным, ему нет смысла надевать демократическую личину. Понятно, что выберут его. И если что-то и сможет сменить нынешнюю власть, так это только революция. Мы ничего не имеем против авторитаризма. Понимаем, что огромной страной управлять в демократическом обществе просто невозможно, она не просуществует долго.

— Вы считаете, что России подходит только сильный лидер?
— Не обязательно, но авторитарное общество должно быть.

— Вы ходили на прошлые выборы? Пойдете на мартовские?
— Не участвовали ни в тех выборах, ни в этих не собираемся участвовать, потому что не видим смысла. Все эти выборы, вся эта демократия — чушь полная.

Путь на небо был неблизким. Мы выехали из Екатеринбурга в 8 часов утра, в Качканаре были около 13 часов дня. Добраться до буддистов не так просто, дорога лежит через Качканарский ГОК. Если вам выписали пропуск заранее, то забраться на гору можно на машине. Нет пропуска — 9 км пешком.

Общество. Все думают только о своем обогащении

— А как оцениваете общество, отдельно от политики. Какие люди сейчас? Изменилось ли общественное сознание?
— Сейчас общество жутко всем недовольно и ничего с этим не хочет делать. Ходишь, общаешься с людьми, они постоянно ругаются: различные социальные невзгоды, финансовые проблемы, личные, всякие. Но это такая волна недовольства, которая ни во что не выливается. Общество сейчас думает о своем обогащении, материальном благополучии. Лучше бы о духовном подумали, о вечном. О настоящем.

— Есть ли надежда на то, что общество изменится?
— Конечно, есть, но от поверхностного желания ничего не произойдет. Надо внутренние силы задействовать. Люди сами, без внешнего вмешательства, должны задуматься над тем, кто они и куда идут. И начать духовное движение. Тогда и силы придут, и способы найдутся, и эффект будет.

По дороге к буддистам необходимо захватить с собой подарки. Это камни, кирпичи, еще какие-нибудь стройматериалы. Они свалены в начале тропы, ведущей к монастырю. Буддисты будут рады.

Деньги. Бумажки — они и есть бумажки

— Давайте все же перейдем к материальной стороне вашей жизни. Сколько сейчас у вас денег в кармане?
— Тысяча рублей.

— На что живете, чем зарабатываете?
— Я живу в общине, она существует полностью на пожертвования и подношения. Кто может, приносит стройматериалы, еду, кто может, помогает материально. Это самый простой способ нам помочь. Все остальное мы организовываем сами. Готовим, носим воду, строим, ведем хозяйство.

— Если бы была у вас возможность зарабатывать больше, пойти работать, например, пошли бы или нет?
— У нас есть люди, которые раньше зарабатывали намного больше, монастырю помогали деньгами, но деньги счастливее их не сделали. Мы живем общиной, при этом она точно так же развивается, получая социальные цивилизованные блага. У нас есть интернет, электричество, канализация.

— В каком приоритете для вас деньги?
— Деньги вообще не должны быть приоритетом. Бумажки — они и есть бумажки. Приоритетом должны быть проблемы и интересы окружающих, ближайших тебе людей — жены, ребенка, сестер, братьев.

Уральские буддисты живут тем, что дает природа. Здесь у них свой огород, свое хозяйство — куры, овца, коза с козлятами, кролики, кошки и собаки. Существует распорядок дня. Подъем в 7 утра, отбой в 23 часа. Каждый день назначаются дежурные по кухне и по хозяйству. Каждый тут работает. Даже нашего фотокорреспондента попросили потолочь яичную скорлупу. Таков уклад жизни.

Семья. Мы стараемся жить в гармонии с окружающим миром

— Какое событие для вас, для вашей семьи было главным за последнее время?
— Тут стоит уточнить, какая семья имеется в виду. Это мои братья и родители? Или община?

— Давайте и там, и там посмотрим.
— Для семьи, наверное, самое серьезное событие — это смерть моего отца. Он жил в Перми. Приехала вся наша многодетная семья из Екатеринбурга, я из Качканара приехал. Это было такое серьезное событие. А второе, которое случилось через 2 месяца после смерти отца, это юбилей дедушки — ему исполнилось 90 лет.

— А в общине?
— Это Новый год. Мы провели много церемоний, которые традиционно делаются в буддистских республиках — в Монголии и Бурятии. У нас это было впервые, это повод гордиться таким мероприятием.

— Что это за церемонии?
— Мы стараемся жить в гармонии с окружающим миром. А для того, чтобы жизнь была гармонична, надо соседям внимание уделять. Соседями для буддистов являются не только люди, но и какие-то мистические сущности, Это то, что называют тибетцы «духом местности». Это окружающая нас обстановка. Обычно человек делает подношения духу местности, прибираясь у себя в квартире. Но прибираясь, он самому себе делает приятное. Так сказать, в угоду себе, своему эгоизму. А надо посвятить эту приборку не своему благу, а благу того существа, которое называется духом местности.

Кроме того, делаются подношения тем существам, которые являются для нас эталоном. Это сам Будда, который показал эталонное состояние 2,5 тысячи лет назад, это его первые 16 архатов, которые достигли такого же состояния, состояния абсолютного счастья, абсолютного отсутствия страданий. Им тоже делаем подношения.

— А что вы подносите?
— Это пирамидки из теста, мы называем их торма, сладости. Что еще? Чай, молоко. Все это выставляем на алтарь и читаем сутры. Это изложение «истинных слов Будды», переданных его учениками. Они собраны в «Алмазной сутре», которая представляет собой первую печатную книгу, выпущенную в Китае в IX в.

Недавно буддисты сделали фигурку известного тибетского учителя Миларепы. После двенадцати лет медитации Миларепа достиг состояния ваджрадхары (полного просветления). Про него говорят, что он первый, кто достиг такого высокого уровня просветления за одну жизнь, не имея заслуг.

Мечты. Мечтают о гармонии в обществе и борются с ГОКом

— О чем вы мечтаете, о чем мечтает ваша община?
— Самая главная мечта — это гармоничная жизнь в обществе. Сейчас благодаря Горнообогатительному комбинату у нас очень негармоничная обстановка вокруг монастыря. Нам не дают в Министерстве природных ресурсов прав на землю из-за того, что ГОК, возможно, захочет заниматься здесь разработкой месторождений. Мы хотим эту землю оформить официально, передать ее нам, чтобы это была наша земля и никто не смог на нее позариться. Мы хотим жить спокойно. И видимо, нам придется эту землю выбивать через суд. Мы мечтаем, чтобы все завершилось благополучно и земля осталась нашей.

— И какова вероятность, что ваши желания смогут реализоваться?
— К сожалению, 30 на 30 на 30: либо получится, либо нет, либо получится, но не полностью. Тут много проволочек, и за год все решить — не факт, что получится.

Здесь существуют свои законы. Если ты пришел сюда и прожил в общине три дня, ты должен сделать выбор: остаешься здесь или нет. Если соглашаешься, ты должен прожить еще три месяца, чтобы стать послушником. Возвращаясь обратно, мы встретили парня, который каждую неделю приезжает сюда к своей любимой. Он поведал нам о том, что каждый раз, покидая храм, ему все труднее возвращаться обратно — на землю.

Страхи. Общество может просто потеряться

— Есть ли какие-то страхи, то, чего вы боитесь, за что переживаете?
— Особых страхов нет. По крайней мере за себя мы не боимся. Переживаем, скорее, за общество, что оно потеряет последнее — потребности в культуре, духовности.

— Что необходимо сделать для того, чтобы общество не потеряло последнее?
— Не надо пропагандировать желания обладать деньгами, материальными ценностями. Нужно больше уделять внимания окружающим, чтобы все заботились друг о друге. Тогда и общество будет крепче. Индивидуализм не нужен ни обществу, ни государству.