Раздел Общество
4 февраля 2012, 20:14

Вместо Бабкиной — Чуров, вместо Трапезникова — Головин

Портал 66.ru нашел пресловутые 10 отличий между митингами пролетариата и оппозиции.

Сразу было очевидно, что по масштабам и бюджету двум депутатам и нескольким общественникам не удастся составить адекватную конкуренцию властному аппарату с его административными и финансовыми ресурсами. Сегодня оппозиция взяла другим — естественностью и мощной обратной связью между участниками и организаторами.

Но мы все же решили изучить все ключевые моменты обоих митингов и понять, что в них было общего, а что — индивидуального.

Дисциплина:

Митинг на Привокзальной с точки зрения организованности достоин занесения в историю отечественных политических акций. Готовиться к нему начали с ночи пятницы: расчистили площадь, развезли эвакуаторами все припаркованные на ней машины и огородили периметр.

Непосредственно в день митинга уставили Привокзальную туалетами и точками с горячим питанием, пригнали разборную сцену, навешали указателей. Ну и, конечно, управиться с тысячами людей, которые еще и не из одного города подъезжают, — задача не из простых. Даже оппоненты организаторов пролетарского митинга признают, что в плане точности и скоординированности все было сделано предельно правильно.

Под «варежкой», по разным данным, собралось от 8 до 15 тыс. человек

С другой стороны, митинг, большинство участников которого собрались по зову административного ресурса, заведомо имел не очень высокие шансы на достойную обратную связь. Пламенные речи пермского токаря Валерия Трапезникова, например, вообще вызвали отторжение у его товарищей по производству. Более-менее завести несколько тысяч рабочих удалось только «Любэ» и Надежде Бабкиной.

На Драму люди подтягивались со всех направлений

Зато запал у людей был качественно выше, чем у тагильских трудяг неделю назад. Антиправительственные речевки они подхватывали с полоборота, да и на сверхкороткие выступления организаторов с наспех подготовленной сцены реагировали мощнее и позитивнее.

Стоит отметить, что в обоих случаях окончание митингов прошло буквально за несколько минут. Особенно поразило, что от Драмтеатра люди уходили такой же организованной колонной, какой и прибыли к нему.

Зрелищность:

Если мыслить абсолютными категориями, то по антуражу митинг оппозиции явно выглядел бледнее пропутинского. Достаточно сопоставить размах трат: на Привокзальной были «Любэ» и Бабкина, выступавшие отнюдь не на двух колонках и допотопном усилителе, да и яркая качественная полиграфия стоит немало.

На этом фоне самописные и отпечатанные на бытовых принтерах плакаты на несколько сотнях фанерных табличек и картонный самодельный танк выглядели, конечно, не по-царски. Но давайте учтем, что и контингент митингов разительно отличался. Попадание Бабкиной и Расторгуева в людей на Привокзальной было стопроцентным. Как и попадание ростовых кукол главы Центризбиркома Чурова и Бандерлога в людей на Драме.

В финале Чуров остался без легендарной бороды

Прямолинейные и в чем-то простодушные лозунги Привокзальной не отличались особыми изяществом и креативом. Оппозиция в плане сочинения лозунгов выглядела намного убедительнее. Ключевым различием между ними стала направленность — пролетариат митинговал «за». Оппозиция митинговала «против».

Гвоздями шествия и митинга на Драме стали танк, сценка с отрезанием бороды Чурова, в которого был переодет вице-президент «Города без наркотиков» Евгений Маленкин, и запуск картонного Путина в космос. Этим нехитрым перфомансам люди, судя по всему, радовались гораздо сильнее, чем согнанные на Привокзальную трудяги — концерту «Любэ» и Бабкиной.

Пропаганда:

На Привокзальной со сцены говорили много, со вкусом и иногда даже перегибая палку. Компанию пресловутому Валерию Трапезникову составили «народнофронтовик» Евгений Артюх, одиозный начальник цеха УВЗ Игорь Холманских и глава Федерации профсоюзов СО Андрей Ветлужских.

Суть выступлений в основном свелась к тому, что блоггеры, из которых состоит оппозиция, призывают к революции, а настоящие трудяги как костяк российского народа должны выступать за стабильность.

Люди на Привокзальной голосовали «за»

Митинг у Драмы был более скоротечным, эмоциональным и довольно скомканным. Дольше всех говорил депутат Леонид Волков, но и он уложился в пять минут. «Коммунист» Дмитрий Шадрин, «яблочница» Ирина Скачкова, предприниматель Дмитрий Головин и гитарист «Чайфа» Владимир Бегунов говорили и того меньше. Говорили про необходимость возвращения честных выборов и о том, что нынешняя власть уже не вызывает у людей уважения.

Выступления оппозиционеров оставили легкое недоумение, поскольку о том, как должна выглядеть новая власть и чем она должна заняться в первую очередь, не было сказано ни слова. В этом отношении спичи на Привокзальной звучали более цельно.

Инфраструктура:

Различия в концепции двух мероприятий доставили отдельным участникам митинга на Драме довольно ощутимые неудобства. На Привокзальной главной задачей было «пригвоздить» людей к месту, обеспечив их всем необходимым в пределах шаговой доступности. Поэтому здесь были и полевые кухни, обеспечивавшие участников горячими едой и чаем, и несколько десятков туалетов.

Кто не работает, тот не ест

Мобильность оппозиционного мероприятия, ключевым моментом которого стало именно шествие через центр города, физически исключала возможность обеспечить его аналогичной инфраструктурой. Но здесь на руку организаторам сыграла небольшая продолжительность действа — через час и 40 минут с начала сбора у Попова все было закончено.

Знаменатель:

Сравнивать эти два мероприятия — труд, по большому счету, неблагодарный. Никто же не сравнивает желтое с холодным или острое с большим. Организаторы пролетарского митинга брали массовостью и размахом. Люди с Драмы делали ставку на добровольных сторонников. Главное — каждый в итоге получил то, что хотел. Привокзальная подтвердила эффективность административного ресурса, а Драма собрала несколько тысяч человек на волне протестных настроений. Участники Привокзальной доказали, что пролетариат — не быдло, а пришедшие на Драму — что и блоггеры тоже имеют право отстаивать свои позиции.

Работяги не быдло, оппозиция не «хомячки»