Раздел Общество
4 февраля 2012, 16:44

У «Драмы» немцы снимали документалку о тех, кто против Путина

Журналисты немецкого телеканала ARD-1 снимали на митинге у Драмтеатра кусок для 45-минутного документального фильма о протестах в России. Покажут 27 февраля, 1 марта выложат в сеть.

Сюжеты снимают в Москве, Питере и Екатеринбурге. Там — много и обязательно, у нас — для разнообразия. Задание редактора: показать не только центральные города России. Подзадание — выяснить, почему регионы недовольны властью и что происходит «внутри России» накануне 4 марта. Почему Екатеринбург? Потому что самый резкий и последовательный из прочих городов-миллионников. Так нас видят из Германии.

Сразу скажем, немцы снимают только оппозиционные митинги. «Под варежку» 28 января они не ездили и у ДИВСа кашу с единороссами не ели. Аргументируют тем, что люди там собрались по принуждению, а тут — сами. Добавляют, что работали еще на митинге 17 декабря, но тогда на площади Труда тоже собиралась оппозиция. Убедить их, что нормальные журналисты так не делают — надо показывать картину происходящего целиком, — нереально. В ответ они лишь говорят, что параллельно канал снимает такого же размера фильм, но исключительно про Путина, и даже с ним в главной роли. Корреспондент Портала 66.ru разговорился с коллегой из московского бюро ARD-1 German TV Георгом Рестле, чтобы выяснить, какой немцы сегодня видят Россию и что он понял о местном протесте за два екатеринбургских митинга. Георг так себе говорит по-русски, но понимает и отвечает на английском. Двум неносителям языка понять друг друга просто.

— Германия боится Россию? Боится ее сегодняшней непредсказуемости?

— Нет, не боится. Не боится, нет. Не боится. А чего нам бояться? Нет, не боимся. Уже боялись. Теперь не боимся. А чего бояться?

— Ну как, действующую власть расшатывают. Появилась нота непредсказуемости в поведении России. Или вы знаете, что все нормально кончится?

— Нет, я не уверен ни в чем. Мы снимаем сюжет, общаемся с самыми разными людьми: студентами, бизнесменами, полицейскими, молодежью, пожилыми людьми. Все говорят разное. Нет какой-то единой точки зрения. Нет какого-то человека, который устроил бы всех. И это нормально. И про это в том числе наш фильм. А что до неопределенности, то она есть в любом обществе. Но правда не всегда. Бывает и единство. В исторические моменты.

— А вы, глазами стороннего наблюдателя, видите альтернативу Путину?

— Я нет. А вы?

— И я нет.

— О безальтернативности Путина говорят очень многие. Это понятно, предсказуемо и очевидно. Однако есть движения и течения, готовые вынести новых кандидатов.

— Каких и куда? Месяц остался.

— Вам видней. Зачем вы на митинг пришли?

— Работа такая.

— Мда-а-а. И у меня работа. Но я видел много интересных людей, готовых менять жизнь, готовых меняться. Очевидно, этому настрою в вашем обществе не так много лет...

— Ну да, где-то с парочку.

— Во-о-о-т. Нам оттуда, из Германии кажется, что альтернатива Путину еще не вызрела.

— Ну или перезрела совсем.

— (Смеется) Перезрела... запишу. Так вот, альтернатива сегодня очень красноречива, молодые политики умеют зажигать и работать с эмоциями, но они пока не настолько сильны, чтобы заставить людей действовать. Поэтому мы не боимся Россию. Мы видим, что действующая власть сильна. Жалко, что сильна и как противовес чему-то прогрессивному. Но мы видим, что в сегодняшней протестной ситуации она весьма адекватна.

— Про что ваш фильм? Есть какой-то посыл, который уже можно сформулировать?

— Нет, не могу его сформулировать. Это документальный фильм, основанный на разговорах с людьми, таких вот, как вы. Про некоторых мы снимаем мини-сюжеты, но в основном это блиц-интервью. На фоне шествий, митингов, протестов.

— То есть ваша задача — показать, что в России, например, от самого центра до Урала, где медведи в валенках ходят...

— Ну почему медведи, вон у вас люди обезьянами лохматыми одеваются...

— Ну да... В общем вся Россия объята какими-то протестными движениями.

— Нет, у меня задача — показать, что происходит на самом деле. Не больше и не меньше.

— Тогда почему вы не пошли на митинг рабочих в поддержку Путина?

— Вы поймите, это был не митинг в чистом виде. Туда люди приходили по чьему-то распоряжению. А у меня задача — снимать добровольные собрания. Как бы объяснить... естественные движения людей.

А почему вы уверены, что «Под варежкой» были неестественные движения?

— Я об этом прочитал.

— Где?

— В интернете. Об этом митинге там очень много писали.

— А на этот митинг вас кто пригласил?

— Никто. Я прочитал о нем в интернете. На региональных информ-ресурсах. Но в основном в блогах или ЖЖ.

— Вам не кажется, что большинство собравшихся здесь поступили так же?

— Не знаю, может быть. Но скажу одно: у вас в Екатеринбурге сильное интернет-сообщество. Это заметно. То, что люди в такой холод, вот так вот выходят из онлайна на улицу, — хороший показатель. Тысячи людей.

— На ваш взгляд, каков итог сегодняшнего шествия?

— Не мое дело — подводить итоги. Вижу, что было весело, дружно и, главное, быстро.