Раздел Общество
26 января 2012, 13:59

Леонид Парфенов взял интервью у Алексея Навального

Известный блогер рассказал о своих годовых доходах, почему так громко кричит на митингах, а также до каких пор Путин будет президентом России.

Первый вопрос, который Леонид Парфенов задал блогеру Алексею Навальному, почему он так громко кричит на митингах. На что Навальный скромно ответил: кричу, потому что верю в то, что говорю. «И крик — это главный секрет успеха для того, чтобы тебя услышали много людей», — именно такой теории он придерживается.

«Я не собираюсь никуда уезжать из страны, я остаюсь здесь и сделаю так, чтобы власть вернулась к народу. Если не будет выполнено требование, мы заберем ее так».

Портал 66.ru приводит расшифровку интервью Леонида Парфенова с Алексеем Навальным.

— Что вы делаете как адвокат? Я ничего не нашел про вашу деятельность.

— Я сам адвокат, состою в адвокатской коллегии, индивидуально практикую.

— Сколько дел вы примерно ведете?

— Я веду ровно столько клиентов, сколько мне нужно для того, чтобы обеспечить свой офис, свою семью. Это примерно 3-4 клиента в месяц. Мой годовой бюджет сейчас составляет около 300 тысяч долларов, причем часть этих денег приходится на долю проекта «Роспил».

— Вы очень раскрутились на всей этой общественной деятельности, даже несмотря на то, что вас совсем не показывали по телевизору...

— Я просто искренне верю в то, чем занимаюсь. Никто не верит в то, что я все делаю без заказа. Мне было наплевать на телевидение. Занимался расследованиями, размещал в блог. Подтянулись люди. Борьба с жуликами — это увлекательно. Это интернет-сериал. Я всеми фибрами души ненавижу «Единую Россию» и сделал фан-клуб из людей, которые испытывают к ней такие же чувства.

— Почему вы ходите на «Русский марш»?

— Потому что меня беспокоит проблема нелегальной миграции. Я живу в районе Марьино. У меня рядом находятся рынки, и я постоянно вижу «таджиков», которые находятся у меня в подвале в какой-то нищете. И я это хочу обсуждать.

Во времена сталинской борьбы с космополитизмом и утверждением русских вопросов во всем, была такая пьеса Константина Симонова «Русский вопрос». А вам как кажется, есть этот «русский вопрос?».

— Русский вопрос есть. Русские — это крупнейший разделенный народ Европы. Это не означает, что завтра мы должны объединиться, надеть красные рубахи и поставить везде самовары. Русские деградируют, вымирают, спиваются, сокращается население...

— Но это же не народцы в этом виноваты. Подразумевается, что русские покажут еще, потому что нас большинство, но есть какая-то не наша, нерусская власть...

— Бинго! Поэтому все то, что вы перечислили, — это набор штампов и стереотипов. Эти вещи нужно обсуждать безо всякой истерии. В моем «Русском марше» нет никакого заговора против русских, нет никаких народцев, пьющих кровь. В том, что мы спиваемся и деградируем, виноваты мы сами, виновата власть, которую мы избрали. И мы ее должны менять.

— Как вам показалось высказывание Путина про этнического грузина Акунина?

— У меня нет никакого желания выгораживать гражданина Путина, но придираться к нему по этой, достаточно неудачной, фразе не стоит. Мы все периодически говорим неудачные фразы. Я абсолютно убежден в том, что Путин для себя лично определил, что будет президентом России до тех пор, пока он будет существовать — либо президент, либо его нет. Он сам себя загнал в эту ловушку, но выход, я считаю, у него есть.

— Какой?

— Не бояться и постепенно начать делегировать власть, ослабляя систему. Он нахапал себе власти столько, что он ничего не может с ней сделать. И вот сидит над этой кастрюлей кипящей, которая вот-вот уже взорвется, понимает, что она сейчас ошпарит его кипятком, но все-равно держит ее в руках.

— Может быть, было бы лучше, если бы Медведев пошел на второй срок?

— Лучше бы, если бы президента избрал народ РФ. Думаю, вряд ли на честных выборах выбрали бы Медведева. Очень сильно в этом сомневаюсь. Но я уверен, что можно было бы создать такую систему, при которой вновь избранный президент РФ мог дать Путину гарантии безопасности ему и его семье. Только это должен быть не какой-то «пацанский договор» между двумя людьми, а элемент общественного консенсуса.

— А ваши политические амбиции вплоть до президентских?

— Сначала нужно сделать так, чтобы выборы президента были свободными, но я буду бороться за лидирующие позиции. Я уверен, что, если они будут свободными, то повылезают абсолютно все: и старые политики, и какие-то новые люди, но я, повторюсь, буду бороться за лидирующие позиции в этой системе.

— Но времени-то совсем не осталось. Выборы 4 марта.

— Да наплевать, забудьте. Над вами давлеют какие-то слова, вроде национализма, и ненужные символы. Нет никакого календаря. Есть страна, в ней живет 140 миллионов человек, они хотят законно избранной власти, которую они будут уважать. От того, что какой-то Чуров написал в календаре, что какая-то процедура произойдет 4 марта — это не означает ровно ничего. Мы добьемся того, что будут объявлены свободные выборы президента и в Государственную Думу, и так далее.

Подробно интервью можно посмотреть ниже: