Раздел Общество
25 января 2012, 17:11

Генпрокуратура получит право судить и карать следователей

В администрацию президента внесли законопроект, который предполагает, что ведомство может получить право возбуждать и расследовать уголовные дела в отношении следователей и их начальников.

Кроме того, прокуратура вместе с другими следственными органами намерена обращаться в суды с арестами физических лиц и их имущества.

Законопроект был внесен в администрацию президента 16 января — через три дня после встречи Дмитрия Медведева с делегаций прокуроров из 25 стран, на которой глава государства заявил о возможном расширении функций надзорного ведомства России, недавно отметившего свое 290-летие, — пишет «Коммерсант».

В законопроекте предполагается внесение изменений в статьи Уголовно-процессуального кодекса, регламентирующие порядок возбуждения и расследования уголовных дел. Фактически надзорному ведомству возвращаются полномочия, которых оно лишилось в 2007 году, когда из Генпрокуратуры были выделены прокурорские следственные органы.

Предполагается, что прокурор получит право не только возбуждать уголовные дела в отношении спецсубъектов — следователей, руководителей следственного органа, судей, прокуроров, адвокатов, но и «принимать их к своему производству, проводя предварительное расследование».

Юрий Чайка, генпрокурор:

— Ведь, если прокурор проводит проверку, выявляет нарушение законности, он и вправе возбудить уголовное дело. И потом уже вместе со следователем довести его до решения суда.

По его словам, следователи должны расследовать в первую очередь дела о тяжких и особо тяжких преступлениях, но сегодня «следствие на 60% загружено делами о преступлениях небольшой и средней тяжести». Из выступления генпрокурора следует, что в связи с «перезагруженностью» следствия «и невозможностью работать квалифицированно по сложным делам» прокуратура готова ему помочь. Но для этого,многие статьи УПК, где говорится о полномочиях следователя, необходимо дополнить словом «прокурор».

Для надзорщика, который получает следственные функции, вводится соответствующая должность — прокурор, уполномоченный осуществлять предварительное расследование.

Помимо этого представителей надзорного ведомства наряду со следователями предлагается наделить полномочиями обращаться в суд с ходатайством об избрании меры пресечения; продлении сроков ареста; временного отстранения от должности; накладывания арестов на имущество; а также ходатайствования перед судом о производстве «иных следственных действий».

Таким образом, Генпрокуратура будет не только дублировать функции следственного комитета России (СКР), но и превратится в доминирующую над этим и другими правоохранительными органами структуру.

Юрий Чайка:

— То, что касается возвращения каких-то полномочий прокуратуре,- это очевидная вещь... К сожалению, баланс полномочий был нарушен. На Украине, например, следствие в основном уже выведено из прокуратуры, но при этом надзорное ведомство оставило за собой расследование в отношении спецсубъектов.

Впрочем, на Украине в связи с этим уже столкнулись с серьезными проблемами, поэтому в начале января президент Виктор Янукович внес в парламент закон, передающий спецсубъекты «в ведение» Службы безопасности страны.

Адвокат одного из фигурантов «игорного дела» Сталина Гуревич идею вернуть прокурорам следственные функции назвала не самой удачной. «Учитывая коррупционную составляющую, расследованием дел с участием определенной категории лиц должен заниматься исключительно самостоятельный и независимый орган предварительного следствия», — заявила Гуревич.

В свою очередь, председатель межрегиональной организации «Комитет по борьбе с коррупцией» Анатолий Голубев считает, что при передаче функций из одного ведомства в другое «все только размывается и теряется уже наработанное».

Владимир Калиниченко, бывший следователь по особо важным делам при генпрокуроре СССР:

— Я думаю, что на возврат прокурорам полномочий никто не пойдет. Идея единого следственного комитета витала в обществе лет сорок. И когда на пути к этому сделаны важные шаги, возврат в прошлое невозможен. Тем более что прокуроры сегодня вряд ли смогут убедить кого-то в эффективности своей работы.