Раздел Общество
16 января 2012, 16:45

Владыка Кирилл: «Наша жизнь нервная, но нельзя обвинять власть»

Екатеринбургская церковь с приходом владыки митрополита екатеринбурского и верхотурского Кирилла приобрела другие черты.

Православные детские сады, Обитель милосердия, помощь малоимущим. И это только часть тех проектов, которые сейчас развивают церковники. О проектах, о том, во что сейчас стоит верить, как сохранить стабильность в нашем нестабильном мире — владыка Кирилл.

— Владыка, с вашим приходом екатеринбургская церковь стала разрабатывать социальные направления своей работы. Была идея открытия православных детских садов при строящихся храмах в новых микрорайонах Екатеринбурга. Как продвигается дело в этом направлении? Есть уже какие-то конкретные шаги?
— К сожалению, скажем так, вот чтобы привезти вас и сказать: «Пойдемте, я покажу православный детский садик сейчас», — я этого сделать не могу. Но мне очень хотелось. Во-первых, мы слегка ошиблись в расчетах. Думал, что мы уже сможем на Рождество в детский садик позвать. Но у нас не вышло из-за финансирования, и мне не освободили место. Слава Богу, у нас есть нормальная договоренность с администрацией города.

В свое время церковь перепрофилировала детский сад под семинарию, и сейчас мы успешно ремонтируем здание, оно будет освобождаться под детский сад. То есть практически все готово.

В дальнейшем работа будет вестись. Но, опять же, будет вестись настолько, насколько мы можем найти к этому финансовый продукт, потому что желание, конечно, есть. Вы знаете, я вот в Ярославль уезжал, мы там открыли храм, именно храм с детским садом.

— А вы сказали, что уже есть место, где он может появиться?
— На том месте, где расположена сейчас семинария, на улице Вали Котика, 13. Семинария будет переведена в подготовленное здание, освобождает это здание, а поскольку она размещалась в детском садике, мы постараемся его отремонтировать. И уже потом открыть как детский садик.

— Откуда ведется финансирование этого проекта?

— Значит, смотрите, православный садик. Когда открывали духовное училище, потом семинарию в Екатеринбурге, нам передали на Уралмаше православный садик. Но состояние здания было просто ужасным. Ветхость там, износ огромный. Его передали. Мы сделали ремонт, заселили туда семинарию, сделали там храм.

Я встречался с Александром Эдмундовичем Якобом, я ему предложил вариант: дайте нам возможность, время, у нас есть недостроенное здание — мы находим финансирование, достраиваем это здание, переводим туда семинарию и детский садик возвращаем как детский садик. Слава Богу, что нам помогают.

— Садик — это не единственное ваше направление, насколько я понимаю?
— Дальнейшее социальное направление — расширение той деятельности, которая есть. А есть у нас Обитель милосердия, где бабушки и даже дедушки сейчас лежат. Там мало помещений, а желающих — очередь. Самой младшей бабушке 75, 106 — самой старшей, а бабушки там лежат, они без родственников, практически без родственников, недвижимые, за ними присматривают наши сестры. Обитель милосердия находится на Ереванской улице, 65.

Сейчас приехал из организации: занимается инвалидами. У них там три маленьких комнатки на всех инвалидов, которые есть. Они работают, их надо расширять. Это второй момент. Третий момент — это автобус милосердия, который ездит у нас 3 дня в неделю, должен ездить хотя бы 7 раз в неделю. Для этого тоже нужны средства, возможности — еще в 2 раза больше. То есть надо расширить то, что мы делаем, и потом уже дальше развиваться.

— А за счет чего все это делается?
— А за счет, извините, энтузиазма. Когда приход выделяет по 1000, по 2000 рублей, насобирает эту маленькую сумму, или какой-нибудь благодетель выделяет. И люди, они не за деньги работают, они работают на своем энтузиазме.

Например, вы журналист, вы отработали свое, 2, 15 часов, а еще 2-3 часа пошли потаскали этих бабушек, постирали, походили, поносили. И вот таких людей у нас более 200 человек. Они все энтузиасты. Работают почти за «спасибо».

— Еще один вопрос, на котором мы не можем не акцентировать внимание. Вадим Дубичев, советник губернатора, обращался к вам по поводу установки креста на месте, где нашли трупы девочек, в Левихе. Как упоминание о трагедии.
— Он ко мне... Не надо. Не надо. Он ко мне не обращался.

— Ну, он писал письмо в ваш адрес.
— Дубичев написал, насколько я понял, в рубрику на нашем сайте «Вопросы — ответы». На вопросы там отвечает иеромонах Аркадий Логинов. Логинов мне этот вопрос не передал. Я знаю, что тема достаточно серьезная.

— Какой-то ответ вами дан будет?
— Ответ будет обязательно, и Дубичев, если он взрослый человек, то он должен отвечать за свои слова. Ты приди и задай вопрос. Вот приди и задай вопрос, получи ответ. Если не получил, ты скажи: «Я задал, он ничего мне не сказал».

Мы сейчас занимаемся этим вопросом с правоохранительными органами, мы работаем с другими соответствующими организациями. Ответ будет полноценный. То, что мы изучили за эти дни.

— Владыка, сейчас достаточно непростой период в жизни страны, и был, и наступает в связи с предвыборной кампанией, возможно, какой-то ротацией власти. На ваш взгляд, какую роль в духовной жизни и в церковной играет фактор стабильности? Стабильности, некой преемственности власти? И насколько нестабильность может отражаться на этих сферах общества?
— Помните, «Москва слезам не верит»? Герой Бориса Сморчкова приходит к герою Алексея Баталова, которого все потеряли, и тот говорит: «Ну, как там?». Он: «Где — там?». — Тот говорит: «Стабильности нет».

Любой нормальный человек хочет жить спокойно и знать, что завтра он спокойно поведет своих детей в школу, а сам пойдет на работу и спокойно означенную сумму получит, чтобы мог существовать.

То, что сегодня жизнь такая нервная, в этом нельзя обвинять только власть, потому что мы сами тоже где-то себя расслабили в этом смысле. Но церковный человек — он всегда уповает на Бога и понимает, что мир — это не царство небесное, что эти законы, которые сегодня есть, они, скажем так, далеко не всегда могут сосуществовать с нашими законами. И мы вынуждены это терпеть, смиряться. Недаром Господь сказал: «Дайте кесарю кесарево, а Богу богово». Вот по этому принципу каждый у нас существует.

Кстати, отец Ефрем, привозивший сюда пояс Пресвятой Богородицы, сказал значительные слова, когда его спросили: «Батюшка, — когда он приезжал к нам, — ходить ли на выборы?». И он говорит, что «ну, ходите, а что вам, кто вам запрещает? Это же государственное постановление».

Ему говорят: «А кого же выбирать-то? Ведь некого выбирать!». Он отвечает: «Ну, мы же всегда стоим перед выбором... из двух зол выбирать меньшее». Не между лучшим и худшим, а между очень плохим и плохим. Поэтому я вот с ним абсолютно согласен.

Еще хотел бы сказать такую вещь: я застал одного старого лаврского монаха. Он пришел в Лавру, Лавра открылась в 1946 году, он пришел в 1949 году в Лавру, и вот он умер где-то лет 12-15 назад. Мне рассказывал про старых монахов, которые пришли туда. И он говорит, ну, они молодые все и тоже там от советской власти немножко пострадали в то время.

И там у них был один монах старый, простите, он все время отмечал День конституции. Он все время брал с трапезной бутылочку и ходил, и плакал, отмечал. Ему говорили: «Ты что? Ты же монах! Какая тебе конституция?». А он говорил: «А вы, — говорит, — не понимаете, что мы до 1936 года были абсолютно, вообще бесправные, а потом получили права, нас, конечно, в 1937 году всех позабирали, но мы стали хотя бы числиться гражданами страны».

Нам этого не понять, мы разболтаны немножко, поэтому я бы попросил действительно ценить то, что мы имеем в этой жизни, не поддаваться на треволнения, хоть они нас и сильно беспокоят.

Потому что вся эта пена пройдет, а жизнь все равно останется, а нам все равно жить друг с другом, нам уезжать некуда. Жить придется здесь и жизнь свою устраивать здесь.

Фото: Ирина Баженова