Раздел Общество
10 ноября 2011, 15:22

Разбившийся Як-42: известны последние разговоры пилотов

Фрагменты последних переговоров экипажа самолета Як-42, в результате крушения которого погибли все хоккеисты ярославского клуба «Локомотив», публикует сегодня газета «Комсомольская правда».

Межгосударственный авиационный комитет, называя причины крушения, возложил всю ответственность на 44-летнего командира экипажа Андрея Соломенцева и второго пилота 49-летнего Игоря Жевелова.

Издание подчеркивает: «Пилоты явно не напряжены — шутят, смеются. Не похоже, что они куда-то торопятся или их кто-то торопит. Обычный рейс». Иными словами, это опровергает одну из выдвинутых ранее версий, что из-за прибытия в аэропорт VIP-рейсов экипаж могли «подгонять» и тем самым ввести в нервозность.

Экипаж выполняет стандартные процедуры.

11:51:32. Второй пилот (2П): Сколько тебе? Девять?

11:51:35. Командир (К): Восьмерку, наверное.

11:51:36. 2П: Восемь с половиной.

(Это экипаж выбирает взлетное положение стабилизатора на глазок, поскольку не знает точного веса воздушного судна — багаж не взвешивался перед посадкой).

11:55:02. 2П: Справа впереди свободно, разрешение получено.

(Это второй пилот получает предварительное разрешение на взлет. Его слова подтверждают, что взлетная полоса и пространство над ней было свободно).

11:57:06. 2П: Так, а че, поехали, на номинале взлетим, да?

(Второй пилот и командир определяют, на каком режиме будут взлетать, — на номинальном (режим полной нефорсированной тяги двигателей — обычно используется, когда самолет незагружен) или на взлетном (режим работы двигателя, обеспечивающий максимальную мощность и тяговое усилие).

Далее пилоты спорят, откуда начинать взлет: с дальнего края полосы или с места, где им ближе вырулить. Второй пилот предлагает дальний край, но командир говорит, что им там сложно будет развернуться. Взлетать будут с середины, «украв» у себя несколько сотен метров разбега.

11:58:18. Второй пилот получает разрешение на взлет. Самолет выруливает на взлетную полосу.

11:58:36. Начало движения по взлетной полосе. До ее конца — около 2,5 километра. При такой загрузке самолету хватило бы 1 тыс. 200 метров.

11:58:37. К: 74... 76.

11:58:40. Бортмеханик (Б): 74... 76... Режим.

11:58:41. К: Время, фары.

11:58:42. Б: Фары, время.

11:58:42. К: Экипаж, взлетаем. Рубеж — 190.

(Начало разбега. Командир напоминает взлетную скорость — 190 километров в час. На этой скорости должна была начать отрываться от земли передняя стойка шасси. Если до 190 произойдет отказ систем или двигателя, экипаж обязан прекратить взлет и начать торможение).

В некоторых случаях не удалось установить, кто конкретно говорит, потому в спорных моментах говорящий обозначен как экипаж (Э).

11:58:44. Э: Надо рубеж 200.

11:58:46. К: Взлет 200.

(Командир определяет взлетную скорость самолета как 200 километров в час. Во время расследования специалисты установили, что самолету с таким весом требовалось не менее 210 километров в час).

11:58:48. Э: Раз... Два...


11:58:53. К: Три... Четыре... Пять... Номинал.

(Отсчитывают секунды до выхода двигателя на номинальный режим).

11:58:58. Б: На номинальном.

11:58:59. Б: Скорость растет. Параметры в норме. 130... 150... 170... 190...

(Бортмеханик сообщает о растущей скорости. До этого момента, несмотря на некоторые недочеты в работе экипажа, все идет нормально).

11:59:21. На записи отчетливо слышен увеличивающийся шум от стука передней стойки шасси. Оно подпрыгивает, но не может оторваться от земли. Как установили специалисты, незадолго до этого появилась тормозящая сила — кто-то из пилотов случайно нажал на тормозные педали. Записи «черных ящиков» не дают ответа, кто и почему это сделал.

По версии экспертов МАКа, могло случиться следующее: поскольку экипаж летал одновременно и на Як-40 и на Як-42, произошло перенесение негативного опыта управления с одного самолета на другой. По старой привычке кто-то из пилотов полностью положил ступни ног на педали — конструкция позволяет так делать на Як-40. На Як-42 же так делать не рекомендуется, иначе при малейшем усилии начнется торможение. Возможно, это был второй пилот, который опять же, как следует из отчета МАКа, имел еще и пониженную чувствительность ног из-за серьезного заболевания, которое скрыл от медкомиссии (иначе бы ему навсегда закрыли путь в небо). Таким образом, происходило одновременно два взаимоисключающих действия — разгон самолета и торможение.

11:59:24. Э: Поднимайте.

(Пилоты сильнее тянут штурвал на себя, чтобы переднее шасси оторвалось от полосы, однако, вопреки ожиданиям, этого не происходит).

11:59:27. Б: 210.

(Специалисты рассчитали, что именно эта скорость была идеальной для данной взлетной массы. Однако при ее достижении даже переднее шасси не отрывается из-за того, что одновременно с набором скорости происходит притормаживание основными шасси).

11:59:28. К: Взлетный.

(До края полосы остается менее километра. Командир не понимает причину происходящего, но осознает, что ему не хватает длины разбега. Потому приказывает сменить режим с номинального на взлетный, то есть дать максимальную мощность двигателей. Вывод МАКа: если бы в этот момент командир дал приказ прекратить взлет, то самолет хотя бы и выкатился за пределы полосы, однако остановился бы без особых последствий).

11:59:31. Б: 220... 230.

(Як-42 обычно легко взлетает и на меньшей скорости. Однако до сих пор не оторвалось от бетонки даже переднее шасси. Продолжается борьба двигателя с тормозами).

11:59:37. 2П: Мы мало, наверное, стабилизатор развернули.

11:59:41. К: Взлетный! Взлетный!

11:59:41. Б: 250.

11:59:42. К: Взлетный! Стабилизатор!

11:59:45. Самолет выкатывается за пределы взлетной полосы.

11:59:47. Командир неожиданно отводит штурвал от себя, чем прижимает нос самолета к земле. Вероятно, он решает прекратить взлет. Бортмеханик, заметив это движение, самостоятельно переводит все двигатели на малый газ, чтобы самолету было легче остановиться. Скорость начинает падать.

11:59:47. 2П: Че ты делаешь-то?!

(По версии специалистов МАКа, эти слова второго пилота обращены к командиру. Вероятно, оба в этот момент понимают, что прекращение взлета приведет к сильным повреждениям самолета. А если они все-таки взлетят, то машина будет спасена. Пилоты выводят стабилизатор и рули высоты на максимальное положение, вдвое превышающее необходимое для взлета. С неимоверным усилием они начинают тянуть штурвал на себя. Впоследствии специалисты установят, что к штурвалу нужно было приложить усилие не менее 65 килограммов. Пилоты, что есть силы, упираются в пол. Возможно, один из них в это время уперся именно в тормозные педали, чем еще больше сбросил скорость).

11:59:48. К: Взлетный!!!

11:59:49. 2П: На х... ты!

(Второй пилот, увидев, что бортмеханик сбросил газ, кричит на него. Бортмеханик тут же снова дает максимальный газ на все три двигателя).

11:59:52. Отрыв самолета от грунта — через 450 метров после окончания взлетной полосы. Вовсю ревет сигнал тревоги.

11:59:54. Тормоза больше не сдерживают самолет, и он резко взмывает вверх. Однако, едва достигнув высоты в 6 метров, Як-42 начинает падать.

11:59:55. К: Бл...ь!!!

11:59:56. 2П: Андрюха!!!

11:59:57. К: Всё! П...дец!

11:59:59. Обрыв записи.

Крушение Як-42 произошло 7 сентября. Самолет рухнул в 2 километрах от аэропорта Ярославля, практически сразу после взлета, даже не набрав высоту. При ударе о землю лайнер развалился, часть воздушного судна упала в реку. В результате крушения погибли 44 человека из 45 находившихся на борту. В Крушении погиб хоккейный клуб «Локомотив» и почти весь экипаж. Единственный выживший — бортинженер Александр Сизов.

Среди погибших спортсменов — свердловчанин Александр Вьюхин и южноуральцы Александр Калянин и Геннадий Чурилов, землячка последних Надежда Максумова, работавшая бортпроводницей, отец игрока тюменского хоккейного клуба «Рубин» Антона Зимина — Андрей Зимин, работавший врачом в ярославском «Локомотиве».