Раздел Политика
11 августа 2009, 09:19

Президент внес в Думу новый регламент отправки войск за границу

Вчера президент Дмитрий Медведев внес в Госдуму проект поправок к федеральному закону "Об обороне", которые фактически расширяют задачи вооруженных сил.

Ранее тот же базовый для военных закон четко ограничивал их "предназначение" тремя задачами: отражением агрессии против РФ, защитой целостности и неприкосновенности ее территории и выполнением имеющихся международных обязательств России.

Вчера президент Дмитрий Медведев во время встречи с лидерами думских фракций в Сочи объявил, что вносит в Госдуму поправки к закону "Об обороне". Проект размещен на официальном сайте Кремля. Согласно документу, президент принимает решение об оперативном использовании вооруженных сил за пределами территории РФ для "защиты интересов РФ и ее граждан, поддержания международного мира и безопасности формирования вооруженных сил РФ" в следующих ситуациях: нападение на вооруженные силы РФ или другие войска, дислоцированные за пределами территории РФ; "отражение" или предотвращение агрессии против другого государства; защита граждан РФ за рубежом; борьба с пиратством и обеспечение безопасности судоходства.

Порядок принятия решения не меняется: президент принимает решение "на основании постановления Совета федерации" (этого требует статья 102 Конституции РФ). Напомним, действующий закон "Об обороне" предусматривает применение военного контингента за пределами РФ лишь "для отражения агрессии, направленной против РФ, для вооруженной защиты целостности и неприкосновенности территории РФ", а также в случаях, оговоренных международными договорами. Таким образом, внесенный вчера законопроект максимально расширяет перечень причин для использования российских войск за пределами РФ.

Дмитрий Медведев вчера так пояснил появление законопроекта: "Это связано с известными событиями, происшедшими год назад. Эти вопросы должны иметь четкую регламентацию". Напомним, 8 августа 2008 года Россия начала "операцию по принуждению к миру" на территории непризнанной Республики Южная Осетия. С юридической точки зрения это вызвало много вопросов как в стране, так и за рубежом. Так, решение об участии в вооруженном конфликте было принято даже без предварительного одобрения Совета федерации.

Тогда спикер СФ Сергей Миронов заявил, что не видит необходимости в созыве заседания, поскольку РФ не вводит войска в Грузию, а лишь "увеличивает контингент миротворческих сил". "Тогда шла правовая импровизация. Законодательный вопрос не был окончательно отрегулирован,— сказал зампред думского комитета по делам общественных организаций, политолог Сергей Марков.— И такая регулировка, безусловно, нужна".

В новую широкую трактовку законопроекта вполне укладываются такие спорные случаи применения силы, как, к примеру, летом 2006 года, когда президент поручил силовикам "найти и уничтожить" террористов, захвативших и затем убивших в Ираке четырех сотрудников российского посольства. Если бы законопроект вступил в силу осенью того же года, законным вводом войск в Грузию могло бы окончиться задержание четырех офицеров ГРУ, которых грузинские власти подозревали "в подрывной деятельности". А вице-премьер, министр обороны РФ Сергей Иванов, который в 2006 году сказал, что в случае попытки захвата украинской стороной объектов Черноморского флота охраняющие их российские военнослужащие могут применять оружие, перешел бы от слов к делу.

Надо сказать, что до сих пор единственным международным правовым документом, наиболее подробно регламентирующим возможности применения российских войск за рубежом, был Договор о коллективной безопасности (ДКБ) 1992 года. Статья 4 этого договора предусматривает возможность оказания прямой военной помощи "в случае совершения акта агрессии против любого из государств-участников". Таким образом, ДКБ позволяет Москве использовать свои войска за пределами территории РФ только на территории других участников договора, который помимо России подписали Армения, Белоруссия, Казахстан, Киргизия, Таджикистан и Узбекистан. При этом в статье 6 специально отмечается, что "использование вооруженных сил за пределами территории государств-участников может осуществляться исключительно в интересах международной безопасности в строгом соответствии с Уставом ООН и законодательством государств—участников настоящего договора".

Новый закон серьезно расширит географию возможного применения российской армии. Список задач, для решения которых российские войска могут использоваться за пределами РФ, демонстрирует, что при желании Москва сможет использовать свою армию по всему миру. Например, законопроект предусматривает использование войск для "отражения или предотвращения агрессии против другого государства", так что теоретически Россия может вмешаться, например, в назревающий в Латинской Америке вооруженный конфликт между дружественной Венесуэлой и Колумбией. Еще большие возможности дает положение об использовании армии при защите граждан РФ за рубежом — при желании поводом для использования войск может стать защита российских туристов.

Впрочем, наиболее вероятным полем для применения нового закона станет постсоветское пространство, которое Москва рассматривает как свою сферу влияния. Во многих странах региона у России имеются контингенты миротворцев (в Молдавии), а также военные базы (на Украине, в Армении, Киргизии, Таджикистане, Приднестровье, Абхазии и Южной Осетии). Наконец, значительная часть этого региона станет ареной действия создаваемых Москвой в рамках ОДКБ коллективных сил оперативного реагирования.

Более радикальное военное законодательство существует только в США, где президент имеет право самостоятельно отдавать приказ о применении военной силы и отправке войск за рубеж. При этом он должен выступить с отчетом перед конгрессом в течение 48 часов после приказа о переброске войск. Если же операция продолжается более 60 дней, президент обязан получить разрешение конгресса на ее продолжение. Источники "Ъ" в администрации президента утверждают, что сходный вариант (в экстренных случаях президент принимает самостоятельное решение, которое затем легитимизирует Совет федерации) также обсуждался, однако в проект "были внесены правки".

Политолог Евгений Минченко заявил "Ъ", что логика принятия поправок в закон "Об обороне" понятна. "В мировой кризис увеличивается количество угроз, а для нас ключевыми проблемами являются Кавказ и страны Центральной Азии — если американцы потерпят неудачу в Афганистане, воинствующий исламизм двинется в сторону России. Достаточно вспомнить пик афганского талибанизма",— полагает политолог. А лидер партии "Яблоко" Сергей Митрохин считает, что президентские поправки являются скорее предупредительной мерой: "Я думаю, инициатива связана с Южной Осетией, Абхазией и Грузией — это демонстративные поправки, чтобы показать и намекнуть то ли Грузии, то ли НАТО, что в случае чего мы будем действовать вот так". Напомнив, что введение российских войск в Южную Осетию и Грузию противоречило законодательству, лидер "Яблока" предположил, что сейчас руководство страны "решило подстраховаться и сделать подобные ситуации предсказуемыми".