Orphus system
Раздел Политика
28 марта 2012, 20:01

Выбор редакции

Рыбалка, лошади и батуты: как оторвать ребенка от гаджетов в каникулы
Автор новой маршрутной сети Екатеринбурга: Центр надо оставить автобусам, а маршрутки выгнать на окраины
«Рекламу печатали на принтере, а ипотеки боялись сами»: банкиры рассказали, как им жилось на заре нулевых

Платон Маматов: «Я интернет-наемник»

Платон Маматов: «Я интернет-наемник»
Фото: Дмитрий Горчаков, 66.ru
В интервью Порталу 66.ru скандальный пиарщик рассказал, на кого работала сеть ботов, какие цели ставились перед ней и почему он больше не будет работать на оппозицию.

В Екатеринбурге раскрыта сеть ботов, которые на протяжении нескольких месяцев защищали действующую власть и «мочили» оппозицию. Под руководством Маматова они работали в социальных сетях, а также на сайтах региональных информагентств и порталов, в том числе и на Портале 66.ru.

Переписка Маматова была опубликована на сайте slivmail.com. Когда это произошло, достоверно не известно, но ссылки на нее появились в соцсетях и на форуме Автоклуба после драки Платона Маматова и Ярослава Ширшикова. Активно обсуждал тему и Леонид Волков — один из объектов бот-атак. Чтобы понять позицию обеих сторон, мы решили организовать их встречу на 66.ru. Но Леонид Волков отказался, и нам пришлось разговаривать только с Маматовым.

— Информация о сети ботов взорвала местный интернет. И комментарии были далеко не самые приятные для тебя. Я же первым делом хочу понять, какую цель ставил заказчик перед тобой.
— Тут надо начать с того, что есть независимые СМИ с определенной редакционной политикой, и они стараются представить какую-то более или менее объективную позицию. Но есть ряд СМИ, которые работают на ту или иную политическую силу. По сути все они отражают каким-то образом происходящую реальность. Вопрос в том, насколько это кривое зеркало. Моя задача — развернуть его в ту сторону, которая нужна заказчику.

Если ты обратишь внимание, то в той переписке, которая стала известна, и вранья никакого нет. Там просто выпячиваются моменты, на которые ряд СМИ особого внимания не обращает. Например, там говорится, что УВЗ поддерживает Путина потому, что тот поддерживает завод. Эта тема активно муссировалась, но ведь это не вранье.

Все СМИ, как зеркало, отражают существующую реальность. И моя задача — развернуть его в нужную сторону.

— Но ведь ты при помощи ботов не только поддерживал власть, но и «наезжал» на оппозицию.
— Разумеется, но ведь когда мы мочим, то не говорим, что Прохоров ест детей по ночам или расчленяет кошечек. Мы берем факт его биографии: залоговые аукционы, девочки в Куршавеле, но ничего не придумываем. Про всех политиков можно найти такое количество дерьма, что и придумывать ничего не надо.

(Техзадание про Прохорова, Зюганова, Миронова и Жириновского).

— В той переписке есть список наиболее влиятельных СМИ. До этого ты говорил, что многие издания работают по чьим-то директивам. Мы не работаем, но тем не менее стоим в горячем листе.
— Надо просто понимать, что топ-3 электронных СМИ региона — E1, Ura.ru и 66.ru. Это объективная реальность, с которой мы должны работать. У вас крутой портал, у которого быстро растет посещаемость, и, естественно, надо ему уделять много внимания.

— Судя по опубликованным письмам, среди твоих заказчиков — блог-секретарь Александра Мишарина Сергей Рублев и сотрудник администрации губернатора Евгений Зорин. Почему они не находят более эффективного способов хвалить Мишарина, кроме как с помощью ботов?
— Давай поймем две вещи. Резиденция работает со СМИ достаточно плотно. Но они не могут охватить все, поскольку наша область на втором месте после Москвы по активности электронных СМИ. К тому же в переписке Рублев и Зорин нигде не указываются в качестве заказчиков. Там есть упоминания о том, что они работают по определенным направлениям, но не все успевают, а потому надо им помочь. А про то, что они заказчики, заявляют их личные оппоненты. Да, я предлагал резиденции проект бот-сети, но они сказали, что заниматься этим не станут. Я просто отслеживаю их повестку и работаю по ней.

Проект бот-сети я показывал в резиденции губернатора, но они сказали, что не станут этим заниматься.

— А кто тогда заказчик?
— Я работаю с федералами.

— Каким образом вышел на них? Или они сами нашли тебя?
— До какого-то момента власть считала, что интернет и реальная жизнь не соприкасаются. Последний год показал, что это не так. Интернет стал влиять на политику. Но когда федералы начинают заниматься регионами и понимают, что ничего в этом не понимают, тыкаются, как слепые котята, — они начинают искать подрядчиков. В результате вышли на меня. Мы пообщались в кофейне с одним из московских пиарщиков. Я объяснил ему, что мне политика по барабану, весь пиар у меня коммерческий. Этот разговор был еще в 2010 году. Тогда мы договорились, что я стану заниматься мониторингом свердловского интернета. Отчеты я отправлял в Москву.

Через год люди стали со мной советоваться. Я стал предлагать свои варианты. Например, когда начался весь этот шухер с тем, что Мишарин подарил телевизор слепому, мне позвонили перепуганные люди из Москвы, чтобы понять ситуацию. Я стал раскапывать ее и выяснил, что парень на самом деле может смотреть телевизор, так как он слабовидящий.

— О чем ты договорился с москвичами в конце концов?
— Мне предложили написать концепцию работы в интернете. Ее суть заключалась в том, чтобы отслеживать повестку и разворачивать ее в нужную сторону. Первая задача — пропаганда — показать, что наш заказчик хороший. Вторая — контрпропаганда — выпячивание минусов конкурентов. Третья — легитимизация выборов — показать, что они прозрачные и честные.

— Получается, что перед тобой ставили задачу свести оппозиционную активность к определенному моменту на нет?
— Наша задача заключается в том, чтобы направить оппозиционную активность в определенное русло. Например, оппозиция очень много делала для того, чтобы выборы были прозрачными. И мы всячески это поддерживали и стимулировали. Нам тоже был нужен честный и неоспоримый результат. Или, например, вся оппозиция месяц обсуждала, привезут или нет танк, а на какие-то реально важные вопросы забивала. Супер.

— А в блогах оппозиционеров тоже работали?
— Особого смысла работать в «Живых журналах» оппозиционеров нет, так как они легко могут банить нежелательные комментарии. Плюс к тому у них есть сложившаяся аудитория, которая имеет свое мнение, и переубедить ее невозможно.

(Техзадание на работу с блогами лидеров оппозиции)

Думаю, что я оказал влияние на каждого третьего пользователя интернета в Екатеринбурге.

— Если честно, то я не очень понимаю, какой смысл разводить ботов и почему такая работа эффективна.
— Надо понимать, что человек — существо социальное. Если сто человек против, то очень сложно выступать за. Но если люди видят, что кто-то из пользователей поддерживает власть, то и они начинают это делать. Оценка эффективности тут очень субъективна. У нас проникновение интернета — 60%, на каждого третьего из них я оказал влияние.

— Сколько получали участники сети?
— Комментатор 10–20 тысяч рублей, координатор — 20–30 тысяч рублей, а автор и идеолог получал несколько иной гонорар.

(Письмо о согласовании бюджета)

— Сколько ботов насчитывает твоя сеть?
— Во время выборов на несколько регионов работали 40 человек. Сейчас все позади.

— Ты сказал, что мониторил ботов и раньше. Сколько сетей работает в Свердловской области?
— Я с уверенностью могу сказать о трех. Одна моя, вторая — администрации Екатеринбурга, третья — оппозиционная, но кто ей рулит, я не знаю. И нельзя сказать, сколько в них трудится людей. Обычно у каждого есть один персонаж основной, а также два-три дополнительных.

— Судя по переписке, есть некий заказчик, который контролирует работу. Кто это?
— Это московский пиарщик. Он читает прежде всего Ura.ru, некоторые темы на E1, а также политические темы на 66.ru. Я отслеживал всю поляну и делал все, чтобы там выглядело хорошо. Например, я вижу, что кто-то кроет Путина матом, нарушая тем самым правила форума. Я об этом сообщаю модератору и он блокирует. Иногда приходилось провоцировать пользователей на нарушение правил. При такой работе половину истеричных оппонентов можно выкинуть из обсуждения.

— Публикация переписки ставит крест на проекте?
— Вскрылся далеко не весь проект. Взломали почту новосибирского паренька. Вы не увидели формирование повестки в блогах, работу в социальных сетях, систему мониторинга, а также полноценные аналитические отчеты.

(Пример одного из отчетов о проделанной работе)

На самом деле президентские выборы закончились, результат известен, нарушений было мало. Работа по обеспечению результата и легитимности выполнена. Проект окончен. Если бы это вскрылось в феврале, то было бы неприятно, а сейчас ничего плохого в этом нет. Понятно, что придется «убить» часть сетки, но ничего страшного. Хотя теперь я введу новую систему безопасности, исключу почтовую рассылку. Взломать будет гораздо сложнее.

Мне было бы проще лицемерить и говорить, что я эту власть не люблю, что занимаюсь своей работой с отвращением, но я просто честно говорю, что работаю на власть.

— Есть ли какие-то договоренности с твоими заказчиками, что ты не будешь работать на оппозицию?
— Надо понимать, что я не могу одновременно работать на заказчиков, у которых существует конфликт интересов. У меня есть внутреннее убеждение, что в ближайшие два-три года я не буду работать на оппозицию. Ни власть, ни ее сторонники никогда не позволяли таких вещей, которые оппозиция позволяет по отношению ко мне. Я теперь этим людям совершенно не верю, они в любой момент могут подставить.

Я в принципе уважаю всех людей. Единственное, чего не переношу, — лицемерия. Например, один человек берет бабки у власти, но потом выходит, встает в позу и говорит, что независимый. А после этого ему засовывают пачку бабла, и его гражданская позиция замолкает. Мне было бы проще лицемерить и говорить, что я эту власть не люблю, что занимаюсь своей работой с отвращением, но я просто честно говорю, что работаю на власть.

— Получается, что ты присягнул власти. Но ведь выборы закончились, а если кто-то из оппозиции предложит хорошие деньги за работу, возьмешься?
— Во-первых, сейчас я обеспечен работой минимум на год. Во-вторых, я на оппозицию уже неоднократно работал, о чем они вспоминать не любят. Эти ребята платили мне за пиар спокойно. И у них не возникало никаких проблем. Теперь же они мне говорят, что я делаю что-то аморальное. Мне неприятна такая гибкость в позвоночнике.

P.S. Редакция Портала 66.ru надеется, что в ближайшее время ситуацию с бот-атаками прокомментирует и вторая сторона.

Фото: Дмитрий Горчаков, 66.ru