25 сентября 2013, 16:30

Прокурор рассказал о новых уликах в деле фотографа Лошагина

Прокурор рассказал о новых уликах в деле фотографа Лошагина
Фото: Александр Хохлов, архив 66.ru
Речь идет о футболке с «пятнами бурого вещества», найденной в его доме при обыске. Сам фотограф по-прежнему отрицает свою вину.

Сегодня в Свердловском областном суде состоялось рассмотрение апелляционной жалобы адвокатов фотографа Дмитрия Лошагина, которые оспаривают решение Первоуральского городского суда, арестовавшего его до 3 ноября. Ранее фотографу было предъявлено официальное обвинение в убийстве его супруги, модели Юлии Прокопьевой-Лошагиной.

Поскольку сегодняшнее заседание проходило в Областном суде, а заключенных туда, как правило, не привозят, общение между участниками процесса происходило при помощи видео-конференц-связи. Около 20 журналистов разных изданий и телеканалов разместились в отдельном зале, где могли наблюдать за ходом заседания.

Журналисты наблюдали за происходящим с одного экрана.

На сегодняшнем заседании стали известны некоторые, до этого скрываемые следствием и адвокатами от общественности, подробности резонансного преступления. Большую часть слушаний выступал адвокат Лошагина Сергей Лашин. Он обосновывал неправомерность вердикта Первоуральского суда, опровергая доводы обвинения.

Например, одним из аргументов для того, чтобы Лошагин содержался под стражей, поскольку мог скрыться от следствия, прокуратура называла тот факт, что у него были куплены авиабилеты сначала до Москвы, а потом и до Симферополя на 3 сентября. Лашин, в свою очередь привел суду доказательства, что Лошагин также приобрел и обратные билеты — на 9 сентября.На сегодняшнем заседании стали известны некоторые, до этого скрываемые следствием и адвокатами от общественности, подробности резонансного преступления. Большую часть слушаний выступал адвокат Лошагина Сергей Лашин. Он обосновывал неправомерность вердикта Первоуральского суда, опровергая доводы обвинения.

Кроме того, адвокат фотографа особенно напирал на странность данных геолокации телефона Лошагина: например, 24 августа в 11:41, согласно этим данным, его телефон находился в районе села Новоалексеевское, а уже через 11 секунд был зарегистрирован на улице Большакова в Екатеринбурге. «Получается, что мой подзащитный за 11 секунд преодолел 30 километров!» — восклицал Лашин и предлагал суду отнестись к данным геолокации критически.

Защитник Лошагина также отверг еще один аргумент обвинения, заключавшийся в том, что Лошагин после предполагаемого убийства выставил свою квартиру в доме по адресу Белинского, 39 на продажу. Адвокат подчеркнул, что объявление о продаже «нежилой недвижимости» (именно таким термином защитник назвал восьмикомнатную квартиру и фотостудию, более известную как Loshagin Loft) появилось на сайте Уральской палаты недвижимости еще 12 августа 2012 года, то есть более года назад.

Также Лашин отметил, что его подзащитный не является «безработным», как было написано в постановлении прокуратуры, а имеет зарегистрированное ИП с задекларированным в 2011–2012 гг. доходом в размере от 1,3 до 2,5 млн рублей.

Главным же аргументом защиты стало отсутствие в материалах следствия очевидцев преступления. Между тем ранее представители Следственного комитета туманно намекали, что свидетели есть. «И не очень понятно: свидетели чего именно?» — спрашивал судью адвокат Лашин. По его версии, следствием вообще не были установлены обстоятельства смерти Юлии Лошагиной и то, какое отношение к ним имеет ее супруг.

Дмитрий Лошагин слушал решение суда из СИЗО.

Сам фотограф, как уже говорилось выше, во время заседания сидел в специальной камере для видеоконференций из зала суда в СИЗО-1. Коротко стриженный, он держал себя спокойно, насколько можно об этом судить по маленькому изображению на мониторе.

«Я не хочу никуда скрываться. Меру пресечения считаю необоснованной», — заявил он, когда судья Анна Каркошко поинтересовалась, есть ли у него ходатайства и заявления. Кроме того, фотограф подчеркнул: «Прокуратура не представила ни одного доказательства моей вины».Сам фотограф, как уже говорилось выше, во время заседания сидел в специальной камере для видеоконференций из зала суда в СИЗО-1. Коротко стриженный, он держал себя спокойно, насколько можно об этом судить по маленькому изображению на мониторе.

Ближе к концу заседания второй адвокат Лошагина Зоя Озорнина сделала заявление, что к ее подзащитному в СИЗО периодически приходит оперуполномоченный и оказывает «психологическое давление», склоняя его к признаниям в убийстве жены. Жалобу на его действия начальнику СИЗО-1 адвокаты Лошагина направили на днях.

Между тем очередная подробность в этом запутанном деле была озвучена во время речи государственного обвинителя: во время обыска в квартире Лошагина на Белинского, 39 оперативниками была найдена его футболка «со следами бурого вещества». Экспертизе еще предстоит установить, что это было за вещество, но следователи предполагают, что это кровь убитой Юлии Лошагиной.

Сам обвиняемый фотограф довольно эмоционально ответил: «Футболка с пятнами не может быть доказательством моей вины, это может быть все что угодно, хоть разлитый на нее чай».

После выступления прокурора суд удалился на совещание и буквально через пять минут огласил решение, согласно которому ходатайство защиты отклоняется, что означает, что Лошагин останется в СИЗО до 3 ноября.
Адвокаты фотографа от комментариев отказались, лишь заявив, что будут готовить новую апелляцию в президиум Областного суда Свердловской области.

Напомним, следователи предполагают, что Дмитрий Лошагин убил свою жену Юлию во время ссоры в их квартире на ул. Белинского. Женщина скончалась на месте от травм, и обвиняемый вывез ее тело на машине в лес, а позже поджег. Обгоревший труп нашли спустя пару дней, но Юлию опознали не сразу.

Дело об убийстве Юлии Лошагиной признано «особо важным» и передано из Первоуральска в Екатеринбург.