8 сентября 2009, 18:54

Сказки оказались гораздо древнее, чем считалось ранее

Ученые выяснили, что популярные народные сказания оказались гораздо древнее, чем считалось ранее.
Такое открытие было сделано благодаря применению методов, используемых обычно биологами для построения таксономического "древа жизни", которое демонстрирует происхождение каждого вида животных и растений от общего предка.

Доктор Джейми Терани (Jamie Tehrani) - специалист по культурной антропологии из британского Даремского университета (Durham University) - изучил 35 версий сказки "Красная Шапочка", встречающихся в самых разных культурах по всему земному шару. В то время как европейская версия содержит историю маленькой девочки, которую обманул злой волк, притворившийся ее собственной бабушкой, в китайской версии, например, рассказывается уже о хитром и коварном тигре, заменившем "нашего" волка, ну а в Иране, где вряд ли можно встретить молодую девушку, свободно бродящую по лесу в полном одиночестве, в этой истории фигурирует маленький мальчик.

Вопреки общепринятому мнению, согласно которому эта сказка считается возникшей во Франции или Италии незадолго до Шарля Перро (Шарль Перро в XVII веке впервые ее записал и напечатал), доктор Терани, представлявший свою новую работу на Британском фестивале науки (British Science Festival) в Гилдфорде (графство Суррей), отстаивает совсем другую версию: все варианты сказки, по его мнению, имеют общего предка возрастом по меньшей мере 2600 лет. "Со временем все такие сказки понемногу меняются; они развиваются точно так же, как и биологические организмы", - считает Терани.

Шарль Перро литературно обработал народный сюжет, убрав мотив каннибализма (в оригинальной народной сказке волк, прежде чем раздеть девочку и положить ее к себе в постель, кормит ребенка кусками плоти ее бабушки и поит кровью вместо вина), ввел собственно красную шапочку, которую мама или бабушка подарила девочке (chaperon, "шаперон", на самом деле здесь накидка-капюшон, которая во времена Перро вышла из моды в городах, но была предметом вожделения деревенских модниц), а главное - нравоучительно осмыслил сказку: ввел мотив нарушения девочкой запрета, за который она поплатилась, и заключил сказку стихотворной моралью, наставляющей девиц опасаться соблазнителей.

Тот вариант сказки, который стал классическим в современной детской литературе, был записан столетие спустя после смерти Перро братьями Гримм от своей соседки Жанетты Хассенпфлуг. Хассенпфлуг по матери происходила от гугенотов, изгнанных из Франции при Людовике XIV, и "Красная Шапочка" в ее варианте, судя по всему, восходила к тому же Перро. Хассенпфлуг, однако, ввела в сказку хороший конец, заимствовав его из популярной немецкой сказки "Волк и семеро козлят": в этом варианте проходившие мимо дровосеки, услышав шум, убивают волка, разрезают ему живот и спасают бабушку и Красную Шапочку. В русском же варианте сказки было изменено лишь содержимое корзины Красной Шапочки, в которой вместо хлеба с молоком "подложили" пирожки. Ну и в иллюстрациях сказки на русском языке вместо накидки-капюшона обычно изображается собственно небольшая шапочка на голове у девочки.

Интересно, что подлинный единый предок всех этих вариантов (в глазах ученых) и в самом деле родственен сюжету "Волка и семерых козлят" (вспомним, как волк притворяется за дверью козой, чтобы проникнуть в дом с козлятами). Многие истории на данную тему, передаваемые из уст в уста в глубинах Африканского материка, тесно связаны с оригинальной сказкой "про Красную Шапочку", в то время как сказки из Японии, Кореи, Китая и Бирмы формируют лишь родственные этой сказке группы. Замечено также, что к современным европейским версиям наиболее близки сказки из Ирана и Нигерии. "Мы пока мало еще знаем о подлинных механизмах межкультурной передачи этих историй, однако не исключено, что сказки "путешествовали" вместе с купцами вдоль торговых путей или просто вслед за миграциями населения", - говорит Терани.

Известный американский фольклорист Джек Зайпс (Jack Zipes) из Миннесотского университета (University of Minnesota) в целом одобрил новую работу и предположил, что сказки, возможно, издавна помогали людям передавать из поколения в поколение "советы по выживанию". По его мнению, мир всегда был жесток и по отношению к взрослым, и по отношению к маленьким детям. Он грозил неожиданными нападениями, насилием и обманом. Таким образом, народные сказания можно считать одним из важнейших элементов социальной адаптации к враждебной окружающей среде.