9 января 2015, 16:00

Хит 66.ru. Обычный герой: кто делает из наших детей технических гениев?

Хит 66.ru. Обычный герой: кто делает из наших детей технических гениев?
Фото: Дмитрий Горчаков, 66.ru
Он учит детей делать роботов, не бояться учиться и создавать бизнес на инновациях. По традиции в новогодние каникулы мы публикуем наши лучшие тексты за весь 2014 год.

Дополнительное образование детей современной России досталось по наследству. Система скоро бы развалилась вовсе, если бы не несколько фанатов своего дела. Олег Горнов — один из них. Будучи доцентом и заведующим лаборатории робототехники и мехатроники УрГПУ, он ведет занятия по робототехнике в Доме детского творчества Октябрьского района и еще в нескольких учебных заведениях.

Если не всматриваться, то покажется, что Олег с детьми всего лишь собирает конструкторы Lego. Но на самом деле куда больше. В копилке — несколько патентов на изобретения, огромное количество побед на разных соревнованиях. Из последнего — поездка на олимпиаду по робототехнике в Индонезию, мировые соревнования в Малайзии. Но главное, по его словам, не награды, не патенты и не деньги, а то, что дети учатся творить.

Сам наш герой недавно привез второе место со Всероссийского конкурса педагогов дополнительного образования «Сердце отдаю детям». Учить творить у него явно получается.

Олег Горнов рассказал, как в области удалось реанимировать систему дополнительного образования и выстроить целую сеть новых площадок, какое будущее у маленьких технарей и нужно ли делать занятия платными.

Как получить от государства 100 миллионов?

Дополнительное образование со времен Советского Союза существует по инерции. И с каждым годом эта инерция угасает. Пара цифр для размышления. В Свердловской области во времена СССР было 150 станций юных техников. В 1943 году у нас открылись две станции. Это — на минуточку — сразу после Сталинградской битвы и в разгар Великой Отечественной войны. У государства было понимание, что нужно как-то жить дальше, нужно чем-то занять детей, нужно подготовить почву, чтоб вырастить инженеров. На закате социализма число станций юных техников выросло до 160. А к началу 2000-х от этого наследия осталось лишь 6 площадок дополнительного образования. Вне школы детьми занимались в 15–20 раз меньше, чем в СССР. Я, вообще, не поклонник советского периода нашей истории, но о детях и их образовании тогда думали серьезно — этого не отнимешь.

Три года своей жизни я потратил на то, чтобы помочь этой системе восстановиться хотя бы в отдельно взятой области. Это фанатизм, конечно, но мне было важно, чтобы как можно больше детей учились бесплатно. Началось все с первой выставки «Иннопром» в 2010 году. Мы тогда собрались все вместе — 6 действующих площадок допобразования области — и пошли на «Иннопром». Показали роботов, позвали ребят-изобретателей.

Во времена Советского Союза в нашей области было 150 станций юных техников. К 2000 году их осталось всего 6.

Александр Мишарин, тогда еще губернатор, осматривал свое инновационное творение. Мы в официальную часть экскурсии, конечно, не входили, но как только увидели губернатора рядом, приступили к атаке. Привели, показали и… начали ныть: «Вот, смотрите, реальная штука». Показали властьимущим образовательный конструктор, который изобрел наш ученик Даниил Шостин. За эту работу он был признан лучшим изобретателем мира! Главный вопрос к губернатору звучал очень просто: сколько можно разваливать систему допобразования? Мишарин сказал: «Проблему решим», — и показал пальцем на председателя правительства. Делегация отправилась дальше.

На то, что обещание сработает, мы мало надеялись. Но я вместе с коллегами из Дворца молодежи все-таки придумал и прописал программу «Робототехника и промышленность Среднего Урала». Подразумевалось, что мы будем с детьми не только собирать роботов на основе программы Lego, но и моделировать реальные промышленные объекты. Всего в области должно было появиться 11 новых площадок допобразования, также необходимо было укомплектовать 6 существующих. Эту программу мы положили на стол правительства… и нам сразу дали 100 млн рублей. И все заработало! Сейчас в Свердловской области 15 базовых площадок — все они относятся ко Дворцу молодежи.

7 лет, чтобы вырастить творцов

Мы учим детей 7 лет. Это почти как среднее образование в школе. Тут есть четыре ступени: совсем малыши (3–5 лет) занимаются больше естествознанием. Первоклашки-второклашки уже изучают модели простых роботов, следующая степень — это уже хитрые механизмы с ременными, зубчатыми передачами и не только. А потом уже высшая ступень, мы ее называем киберлаборатория. Тут ребята уже сами придумывают, программируют, конструируют настоящих роботов. Это уже сугубо творческие проекты, подготовка к соревнованиям, то, что до нас никто не делал. В общем, уровень настоящих изобретателей, пусть им еще и 18 лет нет.

За партами сидят малыши лет 3–5. Удивительно тихо сидят — хотят быть совсем как взрослые. Еще бы! Сегодня им предстоит решить непростую задачку: выяснить, что такое энергия. Сначала они попытаются догадаться об этом сами, поговорив с педагогом.

После разговоров наступает самая важная и самая любимая часть занятий: каждому достается по коробке с конструктором Lego. На этот раз мы мастерили машинки.

Очень важно дать ребенку ощущение того, что он сделал что-то сам, что-то, что до него еще никто и никогда не делал. Дать ребенку возможность почувствовать себя творцом — вот главная задача.

А потом наступает время экспериментов. Например, чтобы машинка поехала быстро, ее нужно толкнуть рукой или поднять на горку — то есть дать ей энергию.

Когда вы задумались о том, что такое энергия? В 9–10-м классе? Корпели на уроке физики над задачками про наклонную плоскость и тело, брошенное под углом к горизонту… Это беда школьного образования. Оно затеоретизировано. Поэтому зачастую детям так тяжело. А надо-то всего лишь показать, дать пощупать и попробовать самому. Провел меньше трех экспериментов на физике — считай, что зря прошел урок. Просто не понимаю учителей, после которых дети говорят: «Мы физику не любим». Это не нелюбовь, а непонимание. Добавьте к этому комплексы ребенка оттого, что он ничего не понимает, и привычку сидеть на задней парте и бояться, что спросят. Очень важно сложные вещи объяснять просто, даже самым маленьким.

Программа строится на основе разработок фирмы Lego. Некоторые считают, что это только схема. А раз схема, то мы научим ребенка работать по образцу, и все. Но это не так. Конечно, есть базовые схемы, но на их основе можно сделать все что угодно. Это зависит только от преподавателя: хочет ли он сделать из детей творцов или просто отработать оклад? Если б не было неравнодушных преподавателей, наши ребята не стали бы сборной России по робототехнике, у нас бы не было ребят, которые получают патенты на свои изобретения, мы бы не ездили на международные соревнования…

Lego — это, безусловно, определенная схема. Но на основе схемы можно придумать все что угодно. Именно этому творчеству мы и стараемся научить.

Инновационный конструктор и робот-пожарный

Есть дети, которые уже не могут без того, чтобы творить. Вот, к примеру, Артемка. В девять лет он придумал энергосберегающие мосты. Модель собрал из конструктора Lego. В десять лет он соорудил «инерцеход» — устройство, которое повышает проходимость колесных машин. Этот проект занял первое место на нескольких всероссийских конкурсах изобретателей, он получил губернаторскую премию, а в МЧС проект взяли на заметку.

Артем недавно получил неформальное повышение. Прежде все его звали Артемка, а теперь — Тёмыч. Он всего лишь в 5-м классе, но при этом уже чемпион России по робототехнике.

Последний его проект — робот-пожарный. Мы работали целый год и сделали проект, который на всероссийской олимпиаде «Созвездие» занял первое место, получил медаль ВВЦ, серебряную медаль салона «Архимед», приз на всероссийском конкурсе «Удиви нас»… Но самое главное — это проект нужный, со 100% коммерческой отдачей. Представь Эрмитаж. Провести противопожарную проводку, не разрушив ничего, крайне сложно. А вот такого робота пусти — и проблема решена. Робот увидит огонь и потушит его.

Робот собран из подручных материалов: 60-сантимеровая радиоуправляемая модель танка ВК-1, веб-камера, цистерна с водой. Данные с веб-камеры и датчиков огня передаются в «мозг» робота, и тот при обнаружении огня незамедлительно реагирует: нацеливается на источник огня и тушит его.

Испытания нового робота-пожарного проходили дома. Пока юный изобретатель оттачивал мастерство и учил своего робота уму-разуму, маме приходилось только вздыхать и закрывать глаза на периодические потопы.

Сейчас Артем к своему детищу роботу-пожарному уже остыл. Задумал что-то новенькое, но что — вряд ли расскажет пока.

Или вот наш Даниил Шостин. Он придумал и создал развивающий конструктор. На этот проект мы получили грант в Инфраструктурном хабе — 337 тысяч рублей — и выпустили первую партию конструктора. Мама помогла ему оформить патент, и сегодня это фактически работающий бизнес. В 2012 году новость о юном изобретателе прогремела не только на весь город — на всю страну и даже на весь мир.

Сегодня Данил в сборной России по робототехнике. Он гениальный механик и в команде отвечает именно за сборку робота. Ребята делают интересных роботов, и их наработки легко можно использовать в промышленности. К одному из международных соревнований мы готовили робота, который, преодолевая разные препятствия, должен был собрать все цветные цилиндры, перенести их в другую часть поля и распределить по цвету. Такой робот пригодился бы на любом крупном предприятии, чтобы перевозить сырье или готовую продукцию из цеха на склад.

Будущее за деньги

Я часто задаюсь вопросом: а дальше что? Три года назад я был уверен, что достаточно дать людям деньги и оборудование, а дальше все наладится само. Но наладилось не везде. У нас есть помещения, в которых стоят дорогущие станки с ЧПУ, во всех центрах дополнительного образования есть дорогие конструкторы Lego и не только… Оказалось, что этого недостаточно. Очень многое зависит от человеческого фактора. Есть соблазн: собирать конструктор по карточкам весь год и получать за это деньги. Сейчас многие, увы, так и делают.

Я прекрасно понимаю, что у преподавателя нет особой мотивации работать в госучреждениях и развивать детей. Если только он не фанат своего дела и не работает на нескольких работах сразу. Зарплаты копеечные, престиж профессии потерян.

Вторая беда — мотивация родителей. Приходят родители, устраивают своих детей в кружок. А потом ребенок пропадает. Звонишь, спрашиваешь: что случилось? Уроки не выучил, на день рождения пошли, к бабушке уехали…

Сначала мы думали, что стоит только добыть деньги — и допобразование поднимется. Но нет, оказалось все не так просто.

Я не знаю точного ответа на вопрос, что делать. Пока мне кажется, что выход в том, чтобы такие занятия были платными. И, заметьте, я говорю это после того, как все сделал для того, чтобы допобразование было бесплатным. Дело не в том, что мне или еще кому-то хочется заработать на родителях. Просто когда люди платят деньги, появляется ответственность. Я хочу, чтобы родитель мог спросить преподавателя: за что я заплатил деньги? Я хочу, чтобы преподаватель мог задать вопрос ученику: почему родители заплатили, а ты прогуливаешь?

Преподаватель должен понимать, что он отрабатывает деньги. Родитель должен понимать, что он деньги платит преподавателю и с него можно и нужно требовать. Иначе ценности нет — как бесплатные газеты, никто не берет.

Это исключительно мое мнение, не претендующее на абсолют.

Кому нужны мозги наших детей

Мы все время пытаемся договариваться с крупным бизнесом, ведь ребята придумывают по-настоящему классные вещи. Но бизнесу это неинтересно. Мой труд и мозг этих ребят бизнесом не востребован. Почему? Потому что в России бизнес не может спланировать свою работу на 10–15 лет вперед. Если бы они понимали, что через 15 лет им понадобятся кадры, которые смогут творить, а не просто настраивать существующее оборудование, то они бы вкладывались в эти кадры сейчас. Но у предпринимателей и на ближайшие пару-тройку лет планы очень смутные.

Мы поездили по соревнованиям. У всех международных команд есть спонсоры. Зарубежные корпорации уже начали конкурентную борьбу за этих детей, они готовы вкладываться в их головы.

Мы пока смогли убедить только государство в том, что эти специалисты нужны. Оно нам дало деньги. Но что будет дальше? Государство вложило деньги, а пацаны куда-то исчезнут из этого государства, если так будет складываться и дальше. Нашему бизнесу нужны, но невыгодны инновации. Увы. Чем больше я об этом думаю, тем больше мне становится обидно за то, что эти дети будут востребованы там, за рубежом, а не здесь.

Ну, а пока глобальные задачи российской экономики не решить, я задумался над тем, чтобы разработать такой курс для ребят с ДЦП. Чувствую, что у меня есть такая ответственность. У них же интеллект сохранен, а мелкая моторика развивается потрясающе.

Фото: Дмитрий Горчаков, 66.ru