5 марта 2008, 08:45

Ученый из Иерусалима: «Заповеди — результат массовой наркотической галлюцинации»

Вывод, к которому пришел в своих исследованиях профессор психологии Еврейского университета в Иерусалиме Бени Шеннон, заставляет вспомнить фразу "религия – опиум для народа".
Шеннон считает, что эпизод Священной истории, подробно описанный в Книге Исхода, - обретение Моисеем Скрижалей Завета на глазах у всего народа Израиля, - является классическим примером коллективной галлюцинации.

На такой вывод Шенона натолкнуло наблюдение, сделанное им у племен, проживающих в джунглях Амазонки. Тамошние индейцы получают мощный гипнотический эффект от употребления местного галлюциногенного наркотика, который они заваривают вместо чая. Галлюцинации, вызываемые этим напитком, включают в себя не только видения, но и слуховые иллюзии. Основываясь на подобных исследовательских параллелях, ученый пришел к выводу, что голос, который слышал народ Израиля на горе Синай, может также являться следствием гипнотического состояния, вызванного определенным наркотиком.

Данную провокативную гипотезу Шеннон опубликовал на этой неделе в журнале Time and Mind, сообщает сегодня NEWSru.com Israel. Он утверждает, что религиозные церемонии, принятые у древних иудеев, основаны на использование психотропных средств, которые добываются из растений, произрастающих на Синае и в пустыне Негев.

Растущие в пустыне Негев дикая рута и акация, неоднократно упоминаемая в Торе действительно обладают психоделическими свойствами. Оба эти растения до сих пор используются в пищу бедуинами.

"У меня нет бесспорных доказательств этой теории – но их и не может быть в принципе. Мне кажется логичным объяснить ряд событий, описанные в ТАНАХе, изменением сознания людей. Доказательством тому – эпизод с плодом древа познания в раю, который надкусили Адам и Ева. Он наглядно демонстрирует веру древних иудеев в то, что плоды некоторых растений дают людям знание и мудрость", - отмечает Шеннон в своей статье, текст которой приводится в газете "Ha`aretz".

В подтверждение своей теории Шеннон ссылается на священные книги индуизма и учение Заратустры. Ученый убежден, что у последователей этих религий было принято использование психотропных средств для получения коллективных галлюцинаций, которые древние расценивали как "божественное знание". Он отмечает, что Моисей описывается в Торе как знаток пустынной флоры, и напоминает в этом контексте эпизод с Неопалимой Купиной.

В то же время ученый признает "заслуги" Моисея, подчеркивая, что далеко не каждый, кто находится под воздействием природных наркотиков, способен создать Скрижали Завета и Тору.

Нельзя не отметить, что научные изыскания Бенни Шеннона вряд ли будут одобрительно встречены представителями не только иудаизма, но и других древнейших религий. Столь тривиальное объяснение важнейших эпизодов Священной истории вряд ли послужит углублению взаимопонимания между верой и наукой и действительно может воскресить в сознании современников забытое сегодня классическое определение религии как опиума. Правда, фразу эту теоретик классовой борьбы, по-видимому, позаимствовал у поэта Новалиса, который сказал: "Ваша так называемая религия действует всего лишь, как опийное средство: прельщая, усыпляя, заглушая боль из слабости".