12 января 2013, 09:00

Городская среда. В Екатеринбурге множится непобедимая армия крыс

Во второй серии спецпроекта о флоре и фауне Екатеринбурга расскажем о наших давних сожителях — о грызунах. Полчища крыс и мышей в городе множатся. И в войне с ними нам не победить. Сейчас объясним, почему.

Мы продолжаем серию публикаций о незаметном Екатеринбурге: о животных и растениях, населяющих город наравне с нами. Начали с рассказа о городских птицах. И, почитав ваши комментарии, поняли: следующий будет о грызунах. Вернее, о том, почему горожанам придется и дальше мириться с этими не очень приятными соседями.

Учетом мышей, крыс и их сородичей в Екатеринбурге занимается Центр гигиены и эпидемиологии. Специалисты центра регулярно отлавливают в городе грызунов, изучают их на предмет всяческих инфекций и следят за их популяцией. Но даже здесь никто не может точно сказать, сколько грызунов населяют город. Центр использует весьма условную шкалу, но последние годы однозначно утверждает: крыс и мышей в городе «много» и становится все больше. Причем наши серые соседи переносят крайне неприятные для человека болезни.

В прошлом году зараженных туляремией, лептоспирозом и иерсиниозом грызунов специалисты обнаружили в Горном Щите, Истоке, в окрестностях Ново-Свердловской ТЭЦ. А в 2011 году в подвалах жилых домов по всему городу фиксировали вспышки геморрагической лихорадки. Что совсем не хорошо.

Согласно официальной позиции Роспотребнадзора, в растущей численности екатеринбургских крыс и мышей виноваты рестораны, кафе, торговые центры, управляющие компании ЖКХ и другие частные организации. По закону, они обязаны регулярно уничтожать грызунов, но либо не делают этого вообще, либо подходят к вопросу формально: нанимают самых дешевых крысоловов и особенно не контролируют качество их работы.

В любом случае, даже если все частные компании города разом бросятся нещадно истреблять грызунов, полностью их уничтожить не получится, считает научный сотрудник Екатеринбургского зоопарка Татьяна Каблучкова. С грызунами человек воюет сотни лет, изобрел множество способов их истребления, но результата не добился, отмечает она.

Татьяна Каблучкова, научный сотрудник Екатеринбургского зоопарка:

— От всех других видов человек отличается своим невероятным умением приспосабливаться к окружающей среде и даже менять эту среду под себя. И уживаются с ним только такие же гибкие животные. На любое изменение внешней среды они реагируют моментально: привыкают к ядам, учатся обходить ловушки, на сокращение численности отвечают взрывным ростом рождаемости.

Самка серой крысы рожает в среднем по 18–20 детенышей. Причем уже через 18 часов после родов она снова готова к спариванию.

А домовая мышь — вообще чемпион по размножению. Половозрелыми такие грызуны становятся уже на пятой неделе жизни. Это абсолютный рекорд.

Как ни странно, уничтожить крыс могут только сами крысы. По одной из теорий, эти животные почти гарантированно вымрут, если мы перестанем их притеснять. Все потому, что они крайне агрессивны и живут большими родовыми кланами. Подросшее потомство не покидает семью. Клан разрастается, стремясь к абсолютному господству в войне с другими семьями. Причем вражда за территорию у крыс не ограничивается банальной для естественной природы схемой «прибежали — напугали — выгнали». Крысы бьются насмерть.

Объединяются семьи только в критических случаях: когда их популяция резко падает. Потому, по логике, если крыс не убивать, один из кланов рано или поздно уничтожит все остальные. Но так он останется изолированным от кровосмешения с представителями других семей, начнет деградировать из-за скудного генного разнообразия и вымрет.

Но проверять достоверность этой теории никто не собирается. Во-первых, не факт, что сработает. Во-вторых, никто не хочет становиться свидетелем городской войны могущественных крысиных кланов, переживающих абсолютный пик популяции. Так ведь нам самим места в Екатеринбурге не останется.

С мышами даже такой внезапный способ не сработает. Они не так агрессивны, не привыкли жить огромными семьями, неплохо уживаются между собой. И не забудем о чемпионском титуле по размножению, да.

Сами они не уйдут. Без нас городские грызуны жить просто не могут. Как известно, крыс и мышей из тропиков привезли мореплаватели. Высадившись в средневековой Европе, эти животные понемногу расползлись по всему материку, заодно распространив смертельную чуму. Но адаптироваться к новому климату не успели.

На исторической родине они привыкли жить в тепле и сырости. Уральские морозы не переносят. Зато в екатеринбургских подвалах и особенно в канализации — идеальная для них среда обитания.

Впрочем, как отмечают ученые, уничтожать всех грызунов на территории города совершенно не обязательно. Достаточно сдерживать их численность в рамках. Бубонной чумой они нам больше не грозят и на людей не бросаются. Встретившись с человеком, крыса или мышь рискнет его укусить, только если, во-первых, будет точно уверена в том, что противник намерен ее убить, и во-вторых, в том что бежать ей совершенно некуда.

Не будем забывать, что в Екатеринбурге помимо крыс и мышей живут другие грызуны. Их много. Но мы их обычно не замечаем. А зря.

Вот так, например, выглядит рыжая полевка.

Таких полевок в городе не меньше, чем домовых мышей. Но к нам в дома они не вторгаются, потому мы видим их совсем нечасто. Эти грызуны нормально переносят холод, питаются растениями, а сырым подвалам и помойкам предпочитают городские парки и скверы. Там же — в зеленых зонах мегаполиса — живет еще несколько видов диких грызунов.