Раздел Отдых
11 марта 2011, 15:00

Фоторепортаж 66.ru: «Провинциалы» в ожидании Москвы

О спектакле, номинированном на «Золотую маску», рассказывает художественный руководитель театра «Провинциальные танцы», Татьяна Баганова.

Спектакль «Песни Не Про Любовь» уникален для «Провинциальных танцев» прежде всего потому, что сумел вместить на небольшом сценическом пространстве сразу несколько культур. С одной стороны — русская. Театр существует с 1990 года, но за это время сумел прославиться как в своем отечестве, так и за рубежом. С другой стороны, влияние западноевропейской культуры, к которой принадлежат постановщики спектакля, Йохан Гребен и Уги Игви. Хотя на самом деле родиной второго хореографа является Израиль. Кроме того, Игви имеет два образования: хореографическое и художественное, и может назвать себя не только профессиональным хореографом, но и скульптором.

Татьяна Баганова, художественный руководитель театра «Провинциальные танцы»:

— Поэтому для него больше характерно образное мышление. Так распределились роли — Йохан больше отвечал за хореографическую подвижность, а Ури за образы, роли.

Но и это еще не все. Так, музыку к спектаклю написал композитор из Дании, Арии Роженшвайк (все, кто был на спектакле, конечно, помнят задорную песенку, которую исполнили сами танцовщики…) За свет отвечал Джеки Шемеш, Израиль.

У театра был опыт работы с иностранными хореографами, однако с тех пор прошло ровно 10 лет. Теперь «Провинциальные танцы» вновь возобновили традицию межнационального творчества благодаря проекту «Интраданс», цель которого свести лучшие российские театры с лучшими же хореографами - со всего мира…

Несколько минут до выхода. Остались последние штрихи: черная краска на лицо, а чтобы гольфы держались намертво, в ход идет даже клей.

…Среди претендентов были отобраны семь российских театров и восемь европейских хореографов. Как считает художественный руководитель «Провинциальных танцев», свой отпечаток на спектакль наложило и то, что оба постановщика, работавших с театром, - мужчины…

...Благодаря этому спектакль получился очень тяжелым физически — и в плане выносливости, и в том, что касается сложности задач, стоящих перед танцовщиками.

Татьяна Баганова, художественный руководитель театра «Провинциальные танцы»:

— Одна из идей спектакля — выживаемость и преодоление. Причем и то, и другое присутствует здесь реально, ребятам ничего не пришлось изображать. В первой части мы хотели показать людей, как бы запертых в бункере. Они как подопытные кролики — выживут-не выживут, вылезут-не вылезут? У меня было ощущение, что и наши постановщики работали так, словно проводили какой-то опыт.

Опыт оказался в лучших традициях «театра жестокости», где жестокость, согласно пониманию одного из идейных вдохновителей концепции, французского драматурга Антонена Арто, есть ни что иное, как осознанное «подчинение необходимости, направленное на разрушение индивидуальности». Так и танцовщики, одни — подчинились необходимости, продиктованной спектаклем, целями и задачами, поставленными хореографом, другие — напротив, протестовали и демонстративно «не принимали то, что происходило в спектакле».

Татьяна Баганова, художественный руководитель театра «Провинциальные танцы»:

— Спектакль принимался танцовщиками неоднозначно. Был отбор, из 10 выбрали 7. В числе этих семи оказалась девушка, которая категорически отказывалась принимать то, что происходило в спектакле, а также те задачи, с которыми было необходимо справиться танцовщику. Но в результате роль выстроили именно на этом конфликте, она была построена на противодействиях.

По словам зрителей, в спектакле настолько сильная энергетика, что смотреть его второй раз рискнул бы не каждый. Пока на это никто не согласился, - спектакль действительно очень тяжелый в эмоциональном плане.

Татьяна Баганова, художественный руководитель театра «Провинциальные танцы»: — Для меня история достаточно понятно выстроена. Я, как хореограф, люблю, чтобы было больше загадок, чтобы происходила работа ума.

В восстановленном спектакле были три новых танцовщика. Отчасти поэтому версия этого года несколько отличается от прошлогодней. Третья часть, едва ли не самая сложная в эмоциональном отношении, получилась более человечной, живой и менее отстраненной. «Опустошенности больше нет», - говорит Татьяна Баганова. Именно эта версия будет представлена на «Золотой маске» в московском Драматическом театре им. Пушкина.

Спектакль ставили очень компактно. Если быть точным, то на все про все ушло два месяца, в течение которых и актеры, и постановщики жили в бешеном ритме.

Говоря о площадках, на которых спектакль игрался ранее, Татьяна Баганова вспоминает сцену в Ярославле, оборудованную сверкающей металлической стеной, как будто специально предназначенной для «Песни...» «Провинциальных танцев». Те декорации достались театру по наследству от предыдущего спектакля.

Изначально спектакль ставился для сцены в «Урале», где стены были холодного серо-голубого оттенка.

Татьяна Баганова, художественный руководитель театра «Провинциальные танцы»:

— Холодные серо-голубые стены, и весь спектакль холодный, — так готовились специально для сцены «Урала». Меня это устраивало. Скажем, в Москве мы играли в Театре Фоменко, где были просто черные стены. Мне это не очень понравилось, так как визуальная направленность спектакля изменилась, а нашей задачей было создать техногенную обстановку бункера.

Хореографы сознательно отказались от кулис и работы в одном и том же сценическом пространстве, — так, на разных площадках, спектакль всегда «живет». Пожелаем «Провинциальным танцам» в этом году в Москве правильно декорированной сцены и удачи на выступлении на «Золотой маске», где им предстоит побороться за звания «Лучший спектакль в современном танце», «Лучшая работа балетмейстера», а также «Лучшая работа художника по свету»...

Танцовщики-исполнители: Ольга Севостьянова, Алена Лежава, Ксения Степанова, Екатерина Савельева, Антон Лавров, Олег Степанов, Антон Милованов.