Раздел Отдых
7 января 2015, 11:00

Первый блокбастер года: стоит ли смотреть «Исход: цари и боги»?

Строго говоря, «Ёлки» были первее. Но и мы не пошли, и вам не советуем. «Исход» Ридли Скотта как минимум познавательнее будет.

Экранизировать культовый текст — задача неблагодарная по умолчанию. Всегда и гарантированно найдутся недовольные и несогласные. К ним присоединятся те, кто лучше знает, «что хотел сказать автор» оригинала, и те, кто поспешит обвинить создателей фильма в желании цинично нажиться на чувствах и верованиях других людей. Все как с «Властелином колец», короче.

Так и тут. «Исходом» вряд ли останутся довольны что ортодоксы, что фанатики. Вряд ли он однозначно придется по душе что иудеям, что христианам всех ветвей и ответвлений. Знатоки и тонкие ценители оригинального текста обязательно найдут массу несхождений и скажут свое звонкое «фи». И тем, и другим, и двадцать пятым надо держать в уме только одно: литература — это литература, а кино — это кино. Два разных вида искусства, каждое со своим языком, посылом, средствами выражения.

И как бы ни был «культов» текст первоисточника, он будет всего лишь отправной точкой для принципиально иного творческого произведения, у которого есть свой художник. И уж как он увидит — сугубо его, художника, дело.

Художником выступил Ридли Скотт — человек талантов незаурядных и репутации почти непотопляемой. Было время, когда казалось, что он умеет все — и в этом всем открывает новые грани. Так было с научной фантастикой на рубеже 70–80-х («Чужой», «Бегущий по лезвию»), так случилось с историческим эпосом на рубеже 90–00-х («Гладиатор», «Царство небесное»).

Потом, правда, что-то не заладилось: не то искра Божья ушла, не то возраст свое начал брать. Но «Прометей» получился инфантильно-недоношенным, а «Советник» — унылым в своей монотонной псевдоинтеллектуальности. «Исход» удался. Причем удался именно как исторический эпос с авторским взглядом на него.

В центре, как и прежде у Скотта, рефлексирующий герой на фоне принципиального исторического перелома. В наличии всё, за что мы любили Скотта до помутнения рассудка: эпические облёты камеры, фееричные декорации экзотической культуры в отдаленном от нас временном промежутке, коварные злодеи, заговоры, напасти, баталии и мучительный выбор, который должен сделать главный герой.

С ним — незадача. В роли Моисея (или Мойши — тут с какого угла посмотреть) прославленный Кристиан Бейл. Человек, в талантах которого сомневаться не пристало, но у которого есть одна проблема. Бейл — актер, которого переигрывают: в «Темном рыцаре» его переиграл Хит Леджер, в четвертом «Терминаторе» — Сэм Уортингтон. На фоне антагониста герой Бейла теряется уже к середине, к финалу уходя на задворки третьего плана.

Так и тут. Герой Бейла, которому предстоит переписать историю, который должен повернуть судьбу целого народа, поминутно теряется то за образами могущественного, пусть и непоследовательного, Бога, то за волевым взглядом Рамзеса (Джоэл Эдергтон). Ближе к середине становится понятно, почему фильм назван абстрактным «Исходом», а не именем протагониста: роль Моисея во многом символическая, а порой складывается ощущение, что он нужен для связки сцен между собой — настолько всемогущ киношный Бог и настолько строптив киношный Рамзес, что их двоих нередко хватает для того, чтобы двигать сюжет вперед.

На вторых ролях — сплошь титулованные или не до конца признанные звезды в лице Сигурни Уивер и Джона Туртурро. Их присутствие, скорее, можно отнести к разряду камео, потому что экранного времени на двоих меньше, чем хронометраж последнего клипа Кани Уэста.

Появление таких фигур на таких третьестепенных ролях можно объяснить или хорошими связями Ридли («по старой памяти»), или его же имперскими замашками: мол, уж если второй план — то звезда первой величины — не меньше.

С другой стороны, такое мимолетное появление сверкающих звезд и такое необязательное присутствие главных героев не застилает главного — сюжета, который суть история для одних, миф для других.

И Скотту с товарищами сценаристами и визионистами удалось редкое по сегодняшним временам — им удалось рассказать эту историю. Максимально отстраненно — без явной симпатии к какой-то из сторон, максимально наглядно и компактно. А главное — рассказать так, что смотреть интересно. Глупо, но по ходу просмотра не отстает вопрос: «А что будет дальше и чем все кончится?» Как будто не знаешь, что перед кем расступится и куда в итоге все дойдут. Но вот ведь магия: вопрос «Дойдут ли?» не отступает. А это — то самое мастерство рассказчиков и показчиков: чтобы без лишних слов и растягивания кота за хвост преподнести и расцветить для зрителя историю в ее бурном развитии и непредсказуемости конца.

Я нарочно оставлю за скобками религиозный аспект. И так уже слышны обвинения фильму в потакании сионизму и прославлении сатанизма. Оставим теологические споры теологам. Мы же с вами — зрители. И нам показывают увлекательную историю противостоянии сил высших с силами царскими, власти земной — властям небесным. И одного неопределившегося: который то ли верит, то ли нет; то ли поведет, а то ли посидит на берегу. Плюсуем сюда фирменную скоттовскую сочную картинку, высокую детализацию повествования и экшена — получаем действительно прекрасный блокбастер, который непременно стоит посмотреть. Он уж точно питательнее оливье и насыщеннее «Ёлок».

Фото: кадры фильма «Exodus: Gods and Kings», пр-во Chernin Entertainment, Scott Free Productions