Раздел Отдых
19 ноября 2014, 17:32

Горан Брегович в Екатеринбурге. 2 часа братского дуц-дуц-дуц и ла-ла-ла

Всемирно известный югослав погрузил корреспондента 66.ru на 10 лет в прошлое. А может, и глубже — во времена, когда такая музыка звучала из динамиков ламповых советских телевизоров в передачах типа «Музыка братских народов».

В прошлый раз я был на концерте Бреговича 10 лет назад. Его свадебно-похоронный оркестр выступал в хорватской Пуле, а я отдыхал с семьей неподалеку, в 35 км, в Ровине. Афиша висела на двери какого-то захудалого магазинчика с аудиокассетами (sic!), там же продавались билеты. К тому времени уже по нескольку раз были посмотрены «Андеграунд» и «Аризона дрим» Эмира Кустурицы, а диски с саундтреками к этим фильмам — запилены до смерти и выброшены. Короче, варианты не пойти на концерт Горана Бреговича и провести очередной вечер на пляже с бутылкой «Мальвазии», «Кодара» или «Сливовицы» — не рассматривались.

Горан Брегович. Это его самое естественное положение на всех концертах. Неважно, играет он в Екатеринбурге, Пуле или Нью-Йорке. Белый костюм меняется на черную рубашку. Голубой «Фендер» — на неведомую музыкальную поделку. Поднятая рука — жест дирижера. Фото: Марат Габдрахманов

Равно как и вариант не пойти на Бреговича в «Телеклуб». Не берусь утверждать, что эта площадка не подходит для его концерта. По мне, она лучшая в городе. Но первые минут сорок энергии в аудитории практически не чувствовалось. На сцене номер за номером отрабатывали два валторниста, два трубача, саксофонист-кларнетист, вокалист-перкуссионист с двумя тетеньками на подпевках в сербских нацкостюмах, ну и сам Горан с какой-то странной электроцымбалой. Зал слегка колыхался, но и только. И все же югославам удалось его раскачать. Это правда.

Концерт в Пуле проходил посередь руин древнеримского колизея. Зрителей пришло столько, что была заполнена вся арена, где полторы тысячи лет назад бились гладиаторы, а останки павших доедали звери. Плюс каменные скамьи амфитеатра, служившие еще античным зрителям. На танцполе и в партере собралось тысяч пять хорватов. Для них Брегович — как для нас «Чайф».

Концерт в Пуле был под открытым небом. Погода позволяла. Стены древнего колизея создавали исключительную атмосферу. Будто тебя снимают в каком-то кино, в массовке. Но киловатты звука и неподдельная музыка делают жизнь жизнью, поднимают на ноги и заставляют двигаться, двигаться вместе со всеми этими улыбчивыми людьми. Интерактивная иллюстрация: перемещай коллаж курсором.

В палатках у входа всем наливали в пол-литровые пластиковые стаканы — но не пиво, а красное и белое вино. Выпив, они умело танцевали. Оказалось, под Бреговича нужно особо двигаться. Спина прямая. Ноги будто притаптывают траву. Руки согнуты в локтях, кулак к кулаку и поехали — движение, как у тренирующего кисть боксера, который колотит маленькую такую, беспокойную грушу. Примерно через час зал «Телеклуба» начал двигаться так же. Далеко не весь и почти так же. У наших это выходило, как у одиноких вахтовиков, танцующих под Ноговицына в каком-нибудь ресторане Сургута. Но одно движение все же роднило их с хорватами: руки вверх, в ладоши хлоп, рука пошла к затылку, обратно — хлоп и обеими руками качаем из стороны в сторону.

Концерт в Екатеринбурге. Трубы, голос и ритм. Необходимо и достаточно, чтобы сделать Балканы в бывшем промцехе. Интерактивная иллюстрация: двигай коллаж курсором. Фото: Марат Габдрахманов

Свадебно-похоронный оркестр старался выдавать максимально танцевальную музыку. Цыгане, праздник, шампанское, и-чи-чи-чи, ай-на-нэ. Очень плотный балканский саунд, который одинаково похож на музыку Малороссии и Турции, ее могли бы играть венгерские ромалы и карпатские гуцулы. Описывать ее смысла нет — работали профессионалы.

На мой взгляд, по этой песне можно составить впечатление обо всем концерте. В ней есть все. Те, кто видел фильм Кустурицы «Андеграунд», вспомнят ее.

В колизее Пулы танцевальные боевики Брегович щедро перемежал какими-то запредельными симфониями. От некоторых так пробирало, что аж страшно становилось. Вообще, единственная тема, которую я помню все 10 лет, — кусок из саундтрека к «Аризона дрим» (тот момент, когда дочь Фэй Даноуэй собирается застрелиться и стреляется). 12 музыкантов Бреговича, 3 вокалистки, мужской хор, плюс филармонический оркестр сделали из нас из всех замерших в тревоге сурикатов. Было мощно.

На самой, пожалуй, «радийной» песне Горан Брегович поросил зал подпеть. Ла—ла-лала-ла-ла-ла. Ла—ла-лала-ла-ла-ла. Ла—ла-лалалала-ла-ла-ла-лала. Ла-лалала-ла-ла. Справились, в основном женщины.

В «Телеклубе» драматичных песен не было: дэнс-дэнс-дэнс разбавили тремя медляками. «Аузесия» — в память о скончавшейся Сезарии Эворе, «Эдерлези», — чтоб закрыть тему цыган, и, разумеется, «Ин зе дед кар». Горан пел вместо Игги Попа, потому, наверное, позабыл все слова и просто три раза исполнил первый куплет. Всё было классно. Было много знакомых, красивых людей и много отличной музыки.

На концерте я заметил не больше двух десятков людей, которые очевидно получали удовольствие. Они перемещались по залу, создавая иллюзию, что яро танцующих в несколько раз больше. Эта группа девушек была самой активной.

Но я не запомню этого концерта на всю жизнь. Как запомню тот, 5 сентября 2004 г. Вчера я не позвонил своему другу Лёхе, как тогда: «Козлов, прикинь, где мы!!!». И не поднял руку с телефоном, чтоб дать ему услышать Бреговича и умереть от зависти. Не позвонил не потому, что осознал всю бездну такого скотского поступка. Не потому что концерт был плох. Наверное, просто я уже не тот, а Лёха навсегда уехал из России. И теперь все, что происходит здесь, его безумно раздражает.

И вообще, весь этот текст я написал, чтобы кинуть ссылку своей маме. Помнишь, мам, мы на Бреговича ходили? Было классно. Мы отлично съездили тем августом на Адриатику и правильно сделали, что отправились в Пулу на тот концерт. Теперь это наше общее, прекрасное воспоминание. Я снова ходил на Бреговича, мам. И ты знаешь, это было не то. Я скучаю по тебе, мама, приезжайте с отцом к нам на Новый год.