Раздел Отдых
14 октября 2014, 09:00

Улыбаемся и машем. Мелодрама, трагикомедия и триллер семейной жизни в «Исчезнувшей» Финчера

Улыбаемся и машем. Мелодрама, трагикомедия и триллер семейной жизни в «Исчезнувшей» Финчера
Фото: kinopoisk.ru
Обязательно прочитайте рецензию друга нашей редакции Максима Кассандрова на экранизацию бестселлера Гиллиан Флинн. Даже если вы уже оценили новый фильм Дэвида Финчера и прочитали интервью, которое культовый режиссер взял у исполнительницы главной роли Розамунд Пайк. Триллер о семейной жизни, ненависти и любви получился настолько многослойным, что искать в нем новые смыслы благодарным зрителям, кажется, не надоест никогда.

Режиссера Дэвида Финчера я давно подозреваю в системном употреблении наркотиков разной степени тяжести. По крайней мере если рассматривать его фильмы под таким углом зрения, четко улавливаешь периоды яростно-депрессивного прихода («Семь», «Бойцовский клуб», «Игра», «Девушка с татуировкой дракона»), которые сменяются меланхоличной, но столь же мрачной ремиссией («Комната страха», «Зодиак», «Загадочная история Бенджамена Баттона»).

Новый фильм мэтра — «Исчезнувшая» — сделан, видимо, на стыке двух состояний. Здесь хватает медитативной мизантропии, особенно в завязке, которая, справедливости ради, временами кажется чересчур уж медитативной и затянутой. Однако периодически Финчер взрывает повествование пулеметными выстрелами ненависти ко всему живому.

Пожалуй, «Исчезнувшая» — один из самых любопытных примеров тотальной «обманки» зрителя в современном кино. Довольно банальный зачин — средь бела дня жена-красавица главного героя исчезла из дома — вроде бы настраивает на триллер; затем фильм прикидывается детективом — ясно же, что в такой ситуации муж исчезнувшей не может не стать главным подозреваемым в убийстве; потом вдруг выруливает на поляну обличительной социальной трагикомедии, где полем битвы за жизнь и свободу являются брифинги и телешоу, и выживает не тот хомячок, который прав, а у которого пиар лучше… А все в совокупности вообще предстает довольно горестным философским экзерсисом. Как всегда у мэтра — история ладно сшита и, несмотря на временами провисающие по динамике куски, держит тебя с затаенным дыханием до конца.

Изюминкой сценария является то, что в середине фильма режиссер как будто раскрывает интригу, отвечая на чисто жанровый вопрос «кто виноват?», но и это обманка, потому что главным оказывается вопрос куда более философский: «Ну и что со всем этим будем делать?».

Вдобавок ко всему, привычно хорош в главной роли совсем вроде не финчеровский (слишком холен) типаж Бена Аффлека, но настоящим актерским открытием становится работа Розамунды Пайк, которой приходится сыграть за фильм не одну, а, пожалуй, трех разных героинь.

Разнообразие искусно чередуемых жанров Финчеру — который вообще-то как раз мастер именно качественного жанрового кино, со смыслом, но без претензии на откровение — необходимо исключительно для сурового препарирования неприятной человеческой природы. Собственно, в основном об этом он и снял свои лучшие фильмы — вспомните хотя бы «Семь», где тема тотальной и изначальной греховности лупит не в бровь, а в глаз. В «Исчезнувшей» вся история подана под соусом печальной участи узников семьи и брака — и это относительно ново для Финчера, для которого межличностные отношения, вроде, никогда не были основным объектом художественного исследования.

Впрочем, в мире по Финчеру иллюзорно-счастливые браки, в которых каждый супруг мечтает раскроить своей половинке череп, являются лишь частным случаем проявления тотального лицемерия, на котором, как на большой черепахе, вся наша Вселенная и держится. Других духовных — и даже антидуховных скреп — за два с лишним часа экранного времени не обнаруживается. Потому — вновь целуем ее в щеку, улыбаемся и машем.

Оригинал и рецензии на другие фильмы смотрите в блоге Максима Кассандрова.

Текст: Максим Кассандров, kinoedd.livejournal.com. Фото: kinopoisk.ru