Раздел Отдых
2 октября 2014, 15:00

Другая музыка от «Другого оркестра»: композитор Александр Жемчужников — о том, как сыграть Prodigy на скрипках

Другая музыка от «Другого оркестра»: композитор Александр Жемчужников — о том, как сыграть Prodigy на скрипках
Фото: Анна Меркулова, для 66.ru
В интервью Порталу 66.ru современный екатеринбургский композитор и создатель самого, пожалуй, необычного и экспериментального оркестра в России рассказывает о том, как руководить ансамблем без соответствующего образования, как делать музыку и как эту музыку слушать.

Александр Жемчужников живет в Екатеринбурге. Внешне он ничем не отличается от рядового горожанина: высокий, худоватый, носит очки в тонкой оправе, в ушах — наушники-капельки, когда ходит — чуть сутулится. Но те, кто знает его лично, не стесняясь говорят, что Жемчужников — гений.

Несколько лет назад Александр пришел работать в ЦК «Урал», а четыре года назад создал свой оркестр, аналогов которому нет ни в России, ни, пожалуй, во всем мире. Это «Другой оркестр» — несколько скрипок, виолончели, контрабас, саксофоны. По сути академический состав, иногда играет классические программы, но чаще всего — экспериментирует, выступая то с диджеями разных мастей, то с уральскими звездами рока и хип-хопа.

«Другой оркестр» впервые заявил о себе осенью 2010 года, выступив в программе «От классики до drum'n'bass». Дальше — больше: совместные концерты с диджеями, Ek Playaz, «Курарой» и электронщиком Tim Marley.

Этот сезон «Другой оркестр» начал с воистину ушатывающей программы — 16 хитов ударников рейва 90-х The Prodigy. Наверно, даже самый изощренный мозг раньше не мог надумать до боли знакомое Smack my bich up в исполнении восьми скрипок, двух виолончелей, двух саксофонов и мощных барабанов. А Жемчужников смог.

Уже после концерта Александр Жемчужников рассказал корреспонденту Портала 66.ru о том, как он связал себя с музыкой, как появился «Другой оркестр» и что этот самый оркестр будет делать в будущем.

О музыке

— Про себя и музыку я могу сказать одно: так получилось… Наверно, все началось с моих 18–19 лет, когда у меня появилась мечта — создать супергруппу, которая будет играть рок. Начального музыкального образования у меня не было, пошел в училище, там на меня посмотрели и взяли. А что делать? В 90-е годы мало кто хотел стать музыкантом, а учителям нужна была ставка. Потом начал что-то корябать, меня отправили в Консерваторию Мусоргского. Так и выучился.

С музыкой тоже не сразу получилось. Где-то год-два мечтал создать свой оркестр, и вот мечта сбылась. К слову, я и дирижер непрофессиональный — первый раз за оркестр встал, когда мы участвовали в международном фестивале. Вот тогда я первый и последний раз волновался, сейчас уже все спокойно как-то. Привык.

Жемчужников: «О «Другом оркестре» в России знают, нас зовут выступать, но пока только поклонники. Если, конечно, среди них найдутся те люди, которые согласятся привезти в город хренову тучу народа — я согласен».

О «Другом оркестре»

«Другой оркестр» появился в том числе и для того, чтобы делать какие-то необычные проекты. Мы даже людей специально подбирали таких, которые хотят экспериментировать. Все ребята из оркестра — профессиональные музыканты, у них большая занятость, и такие концерты для них — это отдушина. По крайней мере кайфуют все.

Что и с кем будет играть оркестр? Это решаю я. И в этом мне повезло: с кем я хотел сыграть, с тем уже сыграл. Ребята-диджеи — DJ Wide, DJ Холкин, электронный проект Tim Marley, Ek Playaz, «Курара» — у этих ребят очень хорошая, интересная музыка, а еще с ними интересно работать. Какая энергетика у Ягодина на сцене — словами не передать. И все это настолько круто, что в итоге получаются необычные, качественные концерты, и все остаются вполне довольны. Но главное все же — реакция зрителя. И на последнем концерте она превзошла наши ожидания.

В конце октября мы сделаем концерт, посвященный трип-хоп-музыке: это Portishead, Massive Attack, Morcheeba, Oi Va Voi. В отличие от «Продиджей», эта музыка мрачная, депрессивная, отрешенная, для нее характерен, как правило, медленный темп. К Новому году еще есть идея сделать скрим-шоу: пригласить четырех диджеев и объединить их под началом «Другого оркестра».

Жемчужников: «Как охарактеризовал бы я «Другой оркестр»? Да никак, он просто другой».

О современных исполнителях

Я слушаю очень много музыки: утром, когда проснусь, когда еду на работу, на работе, вечером, перед сном. У меня очень большая коллекция дисков. Когда-то я работал в музыкальном магазине, к нам приходили мужики за альбомами Pink Floyd. И вот они приходят, ищут этот диск, находят и становятся счастливыми. А я смотрю на них и думаю: «Мужики, нафиг вам этот Pink Floyd, ведь рядом столько прикольной разной музыки?».

Вообще, если говорить об этой группе, то любовь к ней в России уж слишком возвышена. Для России Pink Floyd — это секта. Их на Западе-то меньше любят, чем здесь. Вот серьезно, как я ни пытался их понять — не получилось. Каждая их песня — это восьмиминутная телега, которая держится на одной гитаре. Ну ей-богу, не понимаю я их. Другое дело — Depeche Mode. Кстати, в следующем году, может быть, с оркестром их сыграем, если найдем того, кто сможет спеть.

Жемчужников: «Другой оркестр» играет и классические программы. Но на них туго со зрителями — не то что не всем нравится классика, просто ее мало кто понимает».

Что касается музыки, сделанной у нас, в Екатеринбурге, — у нее, несомненно, есть свое лицо. Я бы назвал ее «уральский говнорок». А вообще музыки стало много и она доступная. И для меня самое страшное, что сейчас по сути нет ни одной группы, которая бы выстрелила и была культовой многие годы.

О Екатеринбурге

Я люблю Екатеринбург. Мне кажется, что этот город идеальный: не большой и не маленький, в меру шумный, уютный. Мне нравится здесь жить. Самое любимое место в городе — Плотинка, где памятник The Beatles. Там очень здорово гулять. Только вот единственное, что мне не нравится, — это то, что вырубают братьев наших меньших, я сейчас про деревья. Такой город должен быть зеленым, пусть об этом задумаются люди у власти.

Текст: Мария Захарова, Фото: Анна Меркулова для 66.ru