Раздел Отдых
31 декабря 2013, 14:12

Обычный Дед Мороз: «Дети меня с Сантой не путают. Взрослые путают»

Обычный Дед Мороз: «Дети меня с Сантой не путают. Взрослые путают»
Фото: Сергей Логинов для 66.ru
У него нет резиденции в Великом Устюге, он не носил олимпийский факел и в Кремле не выступал. Он обычный сказочный волшебник, и именно он приходит к нашим детям в Новый год вместе со своей Снегуркой.

В небольшом зале Дворца молодежи громко играет музыка и смеются дети. Дед Мороз, Снегурочка и лесные жители вместе с мальчиками и девочками водят хороводы, поют песни, читают стихи, ищут мешок с подарками и улыбками зажигают новогоднее дерево.

— Что-то не зажигается наша елочка — громогласно объявляет Дедушка Мороз, — не улыбается, наверное, кто-то. Вот ты, принцесса, улыбаешься?
— Я не принцесса. Я бабочка, — почти обиженно отвечает девочка в розовом.
— Наверное, просто мамы не улыбаются, — спешит вмешаться Снегурочка, — или папы, — продолжает она, указывая взглядом на единственного мужчину в зале.
— Папа шире всех улыбается. Я за ним слежу, — парирует Дед Мороз.

В конце концов улыбаются все, елка зажигается, подарки находятся, а счастливые дети расходятся по домам с горстями конфет.

И так каждый день. С конца декабря до середины января. По три представления в день. А по вечерам — по квартирам. Закончив представления, сказочный волшебник берет Снегурку и отправляется исполнять частные заказы. Сезон короткий. И времени на отдых у них нет.

С нами новогодние персонажи поговорили прямо на сцене, во время небольшого перерыва между представлениями, не выходя из образов.

Так и представились: Дед Мороз и Снегурочка. Своих реальных имен за все интервью так и не назвали. Зато рассказали много интересного о том, о каких подарках нынче мечтают дети, когда они перестают верить в чудеса и как взрослые подменяют русского сказочного дедушку заграничным толстяком в короткой красной шубе.

— Когда вы стали сказочными персонажами?
Дед Мороз: — Мы уже года два работаем. Так жизнь повернулась.
Снегурочка: — Да. Поначалу это была авантюра. Я согласилась только ради интереса. И это правда оказалось очень интересно — работать с детьми. Никогда не знаешь, чего от них ожидать, как они будут реагировать.

— А до новогодних праздников вы кто?
Дед Мороз: — Мы студенты театрального института. И там так принято. В свободное время почти каждый подрабатывает кем может. И я подрабатываю. Потому сейчас я дед, а это моя внучка.

— Принято считать, что для актера новогодние праздники — это очень хороший заработок. Это правда?
Дед Мороз: — Смотря где работать. И смотря какой график. Если работать только на елках — очень больших денег не заработаешь. Но на жизнь хватает. Никто из моих знакомых Дедов Морозов и Снегурочек не жалуется.

— А вы только на елках «дедморозите»?
Дед Мороз: — Нет. Мы еще работаем по домам. Бывает, на корпоративные праздники по заказам ездим.

— Ночью 31 декабря работаете?
Дед Мороз: — Да.

— До скольки?
Дед Мороз: — До трех часов ночи.

«Дедушке Морозу уже давно не наливают. «Э! Дед! Пойдем, с нами выпьешь!» — вот такого вообще нет, к счастью… а может быть, и к сожалению».

— То есть часы бьют двенадцать — а вы в это время не дома, а где-то на заказе?
Дед Мороз: — Как правило, да. Конечно. Я же Дед Мороз.

— Это дорого стоит?
Дед Мороз: — Ну, это дороже, чем в другое время. Вы суммы конкретные хотите услышать? Так я их вам не назову. У нас это не принято. У каждого Деда Мороза — свой ценник. И никто ими не меряется, не хвастается.

— Обычно к утру Нового года любой сказочный волшебник плохо отражает действительность, потому что в каждой квартире ему настойчиво предлагают выпить. Как вы с этим справляетесь?
Дед Мороз: — Да нет, это неправда. Дедушке Морозу уже давно не наливают. «Э! Дед! Пойдем, с нами выпьешь!» — вот такого вообще нет, к счастью… а может быть, и к сожалению (смеется). Понимаете, раньше отношение к алкоголю другое было. Не достать же было. Потому, видимо, делились с дорогим гостем. А гость, ввиду того же дефицита, не мог отказать. Теперь времена другие, и нас угощают конфетами, фруктами и печеньками.

— Дети в вас верят?
Снегурочка: — Да.
Дед Мороз: — Вот именно в нас — верят. Как у других — не знаю.

— А когда перестают верить, в каком возрасте?
Снегурочка: — Классе во втором-третьем, наверное.
Дед Мороз: — Да, лет в семь-восемь появляются сомнения уже. Но вообще от воспитания зависит, конечно. Семьи разные, дети разные. Бывает, что и пятилетний мальчуган заявляет: «Да ладно тебе, Дед. Я же знаю, что на самом деле ты дядя Саша из соседнего подъезда». Хотя я никакой не дядя Саша. И живу вообще не там. Но бывает, что и десятилетние детишки нас встречают с трепетной верой.

— Какие подарки дети просят на Новый год?
Снегурочка: — Да все просто — планшет или смартфон. Иногда дают вполне конкретные указания: «Хочу iPad».

— Погодите. Давайте уточним: мы с вами по-прежнему разговариваем о детях до семи лет?
Дед Мороз: — Да, все верно. Они в этом возрасте уже хотят iPad.

— Я в их возрасте о солдатиках мечтал.
Дед Мороз: — Ну чего вы хотите? Время-то другое совсем.
Снегурочка: — Мне вот буквально на днях семилетняя девочка рассказывала: когда мама и папа оставляют дома планшет, она в него играет. Но когда родители возвращаются, игрушку отнимают. Потому она хочет свой собственный планшет. То есть смартфон или планшет — это такие игрушки. На самом деле для них это то же самое, что и ваши солдатики.
Дед Мороз: — Нет, бывают исключения. Иногда просят кукольные домики, машинки или вертолеты.

«Сомнения в нашей подлинности у детей появляются лет в семь-восемь. Но бывает, что и десятилетние детишки нас встречают с трепетной верой».

— Какие стихи вам рассказывают, какие песни поют?
Дед Мороз: — В этом смысле нынешние дети от нас с вами не сильно отличаются. Репертуар традиционный: «В лесу родилась елочка», «Дело было в январе», Пушкина иногда читают. Вот сегодня рассказали ну очень длинное стихотворение… ой, подождите-подождите! Не снимайте! У меня борода сползает.

— А если во время представления так же сползет?
Дед Мороз: — Буквально сегодня сползала. Я был на волоске от провала. Но успел тихонечко поправить. Вроде никто не заметил.

— Дети за бороду дергают?
Дед Мороз: — Да, бывает. Подходят и дергают. Иногда очень сильно.

— И что вы делаете?
Дед Мороз: — Ребенок так проверяет подлинность Деда Мороза. И он же не сразу изо всех сил дергает. Потому, пока он еще только примеряется, я говорю: «Да не дергай ты бороду. Дедушке больно. Он ее пять лет отращивал». И попытки прекращаются. Раз дедушке больно, значит борода настоящая.

— Как вы справляетесь с возражениями во время представлений? Вы упомянули уже, что дети часто вмешиваются в ваш сценарий…
Дед Мороз: — Импровизация. Как без нее?
Снегурочка: — Иногда приходится сам сценарий менять. К примеру, на новогодних елках во Дворце молодежи мы по сценарию вместе с детишками ищем дедушкин мешок с подарками, который куда-то запропастился. Поначалу мы его прятали под стол прямо на сцене. Но всегда находился сообразительный ребенок, который тут же его отыскивал и объявлял: «Дедушка, ну ты чего? Вот же он!». Весь сценарий рушился. И теперь мы прячем мешок за сценой — чтоб уж точно не нашли раньше времени.

«Я так полагаю, что мы скоро католическое Рождество вместо Нового года всей страной справлять будем. Со всеми полагающимися атрибутами. В том числе — с Санта-Клаусом вместо Деда Мороза».

— Вас не путают с Санта-Клаусом?
Дед Мороз: — Кто? Дети? Нет. Вообще нет. А почему вы спрашиваете?

— Просто, по-моему, Санта-Клауса вокруг куда больше, чем Деда Мороза. Он же не только в ролике иностранной газировки появляется. Он и с Дмитрием Нагиевым в рекламе российского сотового оператора чай пьет…
Снегурочка: — Да-да. Я даже по радио слышала: «Москва в преддверии рождественского праздника 25 декабря…». То есть, я так полагаю, что мы скоро католическое Рождество вместо Нового года всей страной справлять будем. Со всеми полагающимися атрибутами. В том числе — с Санта-Клаусом вместо Деда Мороза.
Дед Мороз: — Но пока дети меня с Санта-Клаусом не путают. Взрослые путают. Подходят и говорят: «Эй! Ты кто? Санта-Клаус, что ли?». Бывает такое.

— Когда я был маленький, как все нормальные дети, за январь успевал побывать на трех-четырех елках. И меня всегда удивляло, что на каждой из этих елок был свой Дед Мороз и своя Снегурочка. Закрадывались подозрения, что кто-то из них — явно фальшивый. И я их об этом спрашивал. А вас спрашивают?
Дед Мороз: — Да. Я говорю, что я брат того Деда Мороза, которого ты, мальчик, видел на другой елке. И вообще нас много братьев. Но мы все живем в одном доме в Великом Устюге и все вместе спешим к детишкам на Новый год, потому что одному ни за что к каждому не успеть.

— Трудно стать Дедом Морозом и Снегурочкой? Претендентов много? Сколько человек на место?
Снегурочка: — Да нет никакого конкурса.
Дед Мороз: — Даже наоборот. Кризис новогодних кадров в городе. Я даже не знаю, где набирают столько Дедов Морозов. Елок очень много. Вообще здесь все по знакомству. Никаких кастингов нет. Но нам уже пора. Простите. С наступающим вас!

Фото: Сергей Логинов для 66.ru