Раздел Отдых
22 сентября 2013, 13:45

«Джобс. Империя соблазна»: кровь, пот и никаких айфонов

На экраны вышел первый байопик о легендарном основателе компании Apple.

Едва ли в современном мире найдется другой персонаж, о котором СМИ, профессионалы IT-индустрии и простые обыватели с айфонами в руках говорили бы с таким придыханием, как Стив Джобс. Скоро исполнится два года, как глава компании Apple покинул этот бренный мир, а популярность его только растет. «Икона», «гений дизайна», «первопроходец современных компьютерных технологий» — это все о нем.

При жизни Джобса о нем не снимали художественных фильмов — было как-то боязно. Масштаб личности не позволял загонять ее в рамки пусть даже и трех часов экранного времени. Тем более все держали в уме историю с известнейшим американским издательством John Wiley & Sons, которое издало биографию Джобса «Ikona. Стив Джобс» в 2005 году и опрометчиво отправило главному герою для оценки. Джобс не ответил ничего, но дал указание, чтобы все книги издательства убрали из приложения Apple Store. Какие уж тут съемки кинолент.

После смерти Стива Джобса было только вопросом времени, когда Голливуд возьмется за экранизацию биографии легендарного предпринимателя. И пока кинокомпания Columbia Pictures медленно, но верно работает над проектом, никому не известный в киноиндустрии бизнесмен из Техаса Марк Халм успел подсуетиться и выпустил на экраны свою версию биографии гения, снятую за скромные 12 млн долларов, которую наши кинопрокатчики загадочно перевели как «Джобс. Империя соблазна».

Сценарий к фильму написал маркетолог Уайтели (то есть непрофессиональный сценарист), а снял Джошуа Штерн, у которого в активе пока один фильм.

Общими усилиями у них получился двухчасовой байопик, в который авторы попытались запихнуть как можно больше фактов, легенд и баек из жизни Джобса. Перед зрителем сменятся три десятилетия, главный герой постареет, поумнеет, а лихорадочный блеск в его глазах останется прежним.

Действие фильма начинается в 1974 году, когда Стив был вольноопределяющимся студентом в орегонском «Рид-колледже», курил траву, употреблял ЛСД и ходил по территории образовательного учреждения босиком. Потом он увлекся восточными духовными практиками, испытал что-то вроде просветления, лежа под деревом (прямой отсыл к истории Будды), погулял по пшеничному полю и вдруг начал интересоваться информационными технологиями. Именно так это выглядит на экране. Конечно, показаны походы Джобса на занятия по компьютерной технике и каллиграфии, но нигде не рассказано, почему хиппующий разгильдяй вдруг разглядел небывалые перспективы только зарождающейся отрасли. «На то он и гений», — как бы оправдываясь, говорят нам авторы фильма.

Желание объять необъятное и уложиться в два часа экранного времени сыграло с фильмом злую шутку: эпохи мелькают, компания Apple растет, а почему это происходит — непонятно. Вроде как само собой. И хоть главный герой и занимает собой все пространство фильма, зритель, невзирая на все попытки зацепиться за очередной этап его жизни, о нем все-равно мало что узнает, кроме того, что Джобс — гений и возглавляет Apple.

Чтобы избежать обвинений в чрезмерном восхвалении кумира, авторы решили добавить в его образ как можно больше негативных черт и преуспели. Все, кто интересовался биографией Джобса, знают, что характер у «иконы информационных технологий» был далеко не сахар. Одна история с издательством чего стоит.

В фильме нет ни одного персонажа, которого бы Джобс тем или иным образом не кинул: большую часть экранного времени он идет по головам даже самых близких людей ради блага компании и воплощения своих идей.

Уже на этапе 1976 года (когда и была основана Apple) зритель с изумлением наблюдает за тем, как с виду исповедующий идеи добра и любви воодушевленный молодой человек вдруг начинает демонстрировать капиталистический оскал и очень жестко ведет дела с матерыми бизнесменами. Название Apple для своей компании они со Стивеном Возняком выбрали, во-первых, потому, что яблоко — символ соблазна, то, что всегда манит (видимо, поэтому наши прокатчики решили помянуть «империю соблазна»), а во-вторых — для того, чтобы быть на первой странице в телефонной книге. И весь фильм зритель гадает, чего в Джобсе больше — этого «во-первых», или «во-вторых».

С каждым годом в нем остается все меньше и меньше того позитивного заряда, который заставлял людей идти за ним. Зато уже к 1985 году на вас с экрана смотрит капиталистическая акула с вот такими зубами и с эго размером с Антарктиду. Хотя Джобс по-прежнему исповедует идеи удобства, доступности и простоты своих агрегатов, он все больше отдаляется даже от своих ближайших друзей и совсем погружается в себя, попутно все чаще конфликтуя с советом директоров. Не говоря уже о том, что он может уволить из своей компании любого за то, «что он не разделяет нашей философии», — в этих сценах Джобс похож не на руководителя самой инновационной компании в мире, а на директора какого-нибудь строительного треста.

В 1985 году конфликт Джобса с советом директоров компании зашел слишком далеко, и они решили, что лучше уж воровство, чем такая простота. Они сделали с Джобсом то, что в русском языке лучше всего выражает глагол «поперли». Не выгнали, не уволили, не вывели из состава, а именно поперли из совета директоров, а затем и из самой Apple. Это самый яркий момент фильма.

При просмотре невольно начинаешь сравнивать фильм с экранизацией жизни другого «компьютерного гения» наших дней, создателя Facebook Марка Цукерберга («Социальная сеть», 2010) — про него сняли фильм по книге. А вот когда смотришь картину про Джобса, складывается ощущение, что авторы экранизировали статью из Википедии. Как уже говорилось, в попытке показать как можно больше фактов из жизни главного героя режиссер и сценарист просто «прошлись по верхам» и поэтому глубоко в историю компании Apple и самого Стива Джобса не заглянули.

Уже давно никто не экранизирует просто факты из биографии, это наконец-то поняли даже наши кинематографисты: тому примером служит «Легенда №17» и ее оглушительный успех. Никому не интересно просто наблюдать, как иллюстрируют страницу за страницей биографии выдающейся личности (про других фильмы не снимают).

Безусловным успехом картины стал исполнитель главной роли Эштон Кутчер, который правда сильно похож на Джобса. Автор этих строк даже по ошибке разместил фотографию настоящего Стива Джобса в рецензии, перепутав его с Кутчером. Актер тянет на себе все два часа, пока идет фильм. Он был бы и рад, наверное, развернуться сильнее, но только сценарист и режиссер не дают ему полностью раскрыть образ визионера, первопроходца информационных технологий. Кутчер сделал все, чтобы максимально точно изобразить Джобса: походка, взгляд, мимика. Он добился максимального сходства, жаль играть пришлось в не самой лучшей постановке.

И все же «Джобс. Империя соблазна» достоин зрительского внимания. Это первый художественный фильм об основателе Apple, и главный герой выглядит в нем живым человеком. Кроме того, авторам все-таки удалось донести те идеи, которыми руководствовался Стив: только безумцам под силу изменить мир, только они могут увлечь своей идеей миллионы человек. При всем своем скверном характере Джобс показан гуманистом, который верил, что любой человек может оставить след на планете, а не быть безличным потребителем.

Картина прекрасно передает дух 70-х и 80-х, когда на рынке появились Apple 2, Lisa, Macintosh — продукты, которые перевернули мир информационных технологий. С наибольшей любовью авторы демонстрируют даже не самого Джобса, а его творения.

Этот фильм нужно посмотреть всем обладателям айфонов и другой продукции компании Apple, чтобы хотя бы представлять каким неимоверным трудом создавались их любимые гаджеты. Может быть, фильм и не понравился бы самому Стиву Джобсу, но он, вероятно, оценил бы общий настрой ленты.

Когда пошли титры, девушка, сидевшая рядом со мной на просмотре и всхлипывавшая в самые драматичные моменты, произнесла разочарованным голосом: «А айфон так и не показали…» Джобс бы оценил.

Фото: boxofficemojo.com