Раздел Отдых
28 июня 2012, 16:29

The Doors: самый мощный трип за всю историю концертного Екатеринбурга

The Doors: самый мощный трип за всю историю концертного Екатеринбурга
Фото: Алиса Сторчак
Легендарнейшие The Doors приехали в Россию во второй раз и впервые — в «русскую глубинку», в Екатеринбург. Концерт был приурочен к 45-летнему юбилею первого альбома группы.

Похожее ощущение я испытывала всего лишь один раз в жизни: на кладбище Pere-Lachaise, где похоронен последний проклятый поэт, солист The Doors Джим Моррисон. Странное электрическое волнение охватывает тебя еще на входе. Ты идешь по маленьким улочкам, сверяясь с картой, идешь все быстрее, быстрее. И начинаешь тихо петь. То самое чувство, когда в ответ на твой тихий голос: «People are strange when you' re a stranger», — вместо хита из очередной забегаловки ты слышишь: «Faces look ugly when you' re alone». И не важно, что ты русский, а он итальянец или англичанин, вы идете и поете вместе. Doors — это знаковая музыка, объединяющая души, и слова здесь не нужны.

Накануне, 27 июня, подобное электрическое волнение чувствовалось у «Телеклуба». Некоторые несколько часов ждали открытия дверей у входа или в машинах — не дай бог опоздать. Разношерстная толпа была такой горячей, что достаточно было одной искры для того, чтобы вспыхнул огонь.

Немного фактов: из оригинального состава выступал основной музыкальный костяк — Роберт Кригер и Рей Манзарек, авторы музыки The Doors и текстов нескольких абсолютных хитов. Так, в свое время Роберт Кригер и Джим Моррисон вместе работали над текстом «Light My Fire» — песни, широко известной, пожалуй, во всем мире.

Роль погибшего в 27 лет Джима Моррисона играл Дейв Брок. Музыкант удачно копирует стиль, мимику и жесты Моррисона, но главное — его потрясающий голос.

Рей Манзарек:

— Джима Моррисона невозможно заменить, это понятно, но кто-то же должен петь. Было бы глупо, если бы мы играли инструментальные композиции. Дейв Брок приносит немного себя в музыку — он лучший из тех, кто был, кроме Джима Моррисона, конечно. На концертах мы играем те же самые песни, песни The Doors. Новые песни — это скучно. Кому они нужны? Я вот на концерт The Rolling Stones только за хитами прихожу. Когда они играют новые песни, все идут в бар, за пивом и водкой. Люди возвращаются, только когда слышат, что началась «Satisfaction». Или «Brown Sugar». Вот что все хотят услышать! Тут так же: всем нужны классические «Дорз».

Конечно, это не Джим Моррисон, это не 1970-е, не 1960-е. Но вот подумайте: вы увидите, как Роберт Кригер и Рей Манзарек играют «Light My Fire». Если для вас это хоть что-то значит, то все будет отлично.

Для меня, как и для большинства пришедших, это значило очень много. С 20:00 выход в зал был закрыт, и все пришедшие разминались у бара. Сквозь закрытые двери слышалась музыка, и людей будоражило при одной мысли: The Doors уже там. Начался саунд-чек, и обсуждение перенеслось в туалеты, расположение которых делало исходящие от сцены звуки более явными.

Слушая голос, люди спорили — «похож или нет», заранее готовя почву для разочарования. Все же Doors без Моррисона — как «Битлз» без Леннона, бутерброд без масла, перестройка без Горбачева.

Наш выбор — да, похож, Безруков бы не справился лучше. Если не вглядываться в лицо и закрыть глаза на некоторые другие детали. Иногда иллюзия присутствия на сцене Джима была абсолютной. Вам мы предлагаем сделать выводы самостоятельно:

В любом случае, как и говорил Манзарек, музыка была самой что ни на есть оригинальной. Как и ожидалось, музыканты часто импровизировали на сцене. На фоне электронного снегопада Роберт Кригер играет Spanish Caravan.

«ЖИВЫЕ The Doors», — эта мысль не укладывалась в голове. Вокруг столько широко открытых глаз, отвисших челюстей, и совершенное ощущение магии. Электричество перенеслось на сцену в «Riders on the storm»:

Актуален был и «элемент сволочизма», Дейв Брок показывал то страсть, то холодное безразличие к зрителям. Казалось, ему становится скучно и он импульсивно покинет сцену: «Эти забавные русские люди», — говорил он. The Doors хорошо растравили публику, а затем выжали из зала все возможные эмоции. Это было неописуемо. Под конец зал требовал обещанную «Light My Fire».

В свое время песня надоела Джиму Моррисону, и эти крики из зала страшно бесили его, толкая на импульсивные поступки. «Хотите еще одну песню?» — задумчиво протянул в конце Дэйв Брок. Зал взревел. «А может быть, две? Три?» — продолжил он. Зал впал в безумие. «Пожалуй, только одну», — нехотя уступил он. И в этот вечер нам всем страшно повезло:

Можно по-разному относиться к творчеству The Doors, однако значимость приезда группы для Екатеринбурга переоценить невозможно. Каков был шанс на то, что потерявшие солиста Doors спустя 45 лет после первого альбома будут в добром здравии, соберутся вновь, наконец-то приедут в Россию? И среди бесчисленных городов нашей обширной родины посетят лишь Москву, Питер и столицу Среднего Урала? Уже за это организаторам можно было поставить прижизненный памятник.

Мы были там в тот день, в тот час, тем вечером. И теперь я знаю, как будет выглядеть моя личная загробная жизнь: сцена и бесконечные песни The Doors. Разве что Моррисон будет настоящий.

Фото, видео автора.