Раздел Отдых
20 мая 2012, 19:47

Зверье мое по-уральски

На Добролюбова, 19а, открылась выставка современного искусства «Звериный стиль». Свое искусство представили художники Уральского региона, а также москвичи.

Здесь все смешалось: люди, кони…А портал 66.ru узнал кое-что о себе и о людях. Знакомьтесь: куратор выставки Илья Шипиловских, бывший пермяк, и экс-нижнетагильчанин Владимир Селезнев.

Куратор вставки, как все современные продвинутые кураторы, однажды, роясь в интернет-подписке, вдруг осознал, что слишком много звериного его окружает.

А потом все чаще стал замечать в себе то кролика — с самого утра, то среди бела дня уставшего льва, о вечером несущуюся вдаль газель — да много кого! Так, идея воплотить образы животных в людях и людей в животных стала потихоньку прорастать в реальность.

Илья Шипиловских, куратор выставки:

— Я понял в какой-то момент, что изображения животных сопровождают человечество на протяжении всей истории, начиная с первых наскальных рисунков и заканчивая сегодняшним разнообразием в моде, рекламе, высоком и невысоком искусстве. И захотелось представить глазами художников воплощение образов зверей — в себе самих, в окружающих.

Нечто подобное очень любят устраивать современные европейские художники. Так, в 2006 году в Лондоне случился проект, посвященный критическим аспектам обращения человека с животными. В Екатеринбурге пока не стали углубляться в серьезную философию и сделали более доступный вариант, интересный не только подготовленным взрослым, но и детям. Однако не без изюму.

Например, один из залов проекта «Звериный стиль» представляет собой студию «Школы бегемотописи».

Такой концептуально сложный на слух вид искусства на поверку означает рисование мягкой игрушкой по холсту. Это направление несколько лет назад придумал известный российский художник Ростан Тавасиев, который успел засветиться во многих выставках и биеннале.

Илья Шипиловских, куратор выставки:

— Это направление — полет фантазии. Оказывается, игрушка очень удобна для рисования, ей можно нанести гораздо больше штрихов и нюансов: если провести задницей — будет широкий мазок, если ушком или хвостиком — маленький. Помимо этого, игрушка становится не просто инструментом, а сооавтором, диктуя образ и фактуру полотна. На открытии школы мы решили устроить конкурс участников. Семеро самых-самых изучили азы, и вот эти игрушки, что приклеены к холстам, и есть соавторы прошедшей школы.

Кстати, любой, кто желает научиться необычному направлению концепт-искусства, может скачать самоучитель с сайта ГЦСИ и пуститься в большое бегемотописание.

В другом зале поражает огромный почтовый ящик, размером, наверное, в четыре меня. Стоит только войти в зал, как из ящика доносятся страшные и неприятные звуки. Что-то между львом и морским котиком. А также начинаются метания и рычания внутри ящика. Неподалеку автор этого всего Владимир Селезнев.

— Владимир, это что такое?
— А это мой проект «До востребования». Он представляет собой огромную посылку, которая пришла куда-то и стоит не распакованная. Время от времени там начинаются движения и крики каких-то неведомых существ, наверное, животных. По сути это такая метафора, которая очень характеризует сегодняшний день: не нужно открывать то, что тебе не адресовано.

Даже в обычном письме могут прийти споры бубонной чумы, а в электронном от друга — вирусняк, который убьет твой компьютер.

Мы постоянно с этим живем, и я хочу сказать этим проектом, что нужно как-то осторожней относиться к таким вещам. Рассматривая надписи «транзитом через Урал», масса нетто и брутто, на всякий случай выходим из зала — вдруг оттуда что-то все-таки выскочит? В это время Селезнев замечает, что я похожа на лисичку. Вот уж! Я-то всегда себя представляла львицей. И соглашается с тем, что сам он — совершенно точно маленькая панда. Жить с тем, что люди в твоих глазах все время имеют какой-то звериный образ, наверное, сложнее, чем с домашним котом или собакой. У Селезнева уже давно ни того, ни другого.

— А кого-то из звезд экрана можете образно охарактеризовать?
— Так сразу не скажу. Но часто думаю об этом. Вот Путин однозначно крыса. Медведев — бурундучок.
Пока фантазия не понеслась вскачь, пытаюсь уточнить, не лучше ли было оставить в ящике пугающую тишину? Ведь неизвестность и тишина, порой, намного страшнее, чем какие-то яркие метания и звуки. Недаром Стивен Кинг умеет взять зрителя именно шокирующей тишиной, а саспиенс, по мне, самое захватывающее, что есть в кинематографе.

— На самом деле, пугающая тишина в ящике периодически наступает, потому что он реагирует на движение зрителей рядом. Мы сделали ставку на интерактивную составляющую проекта — такое привлекает людей в современное искусство. И потом, наш проект будет активно запущен в «Ночь музеев», сами понимаете, кое-что страшное не помешает.

Между тем, в уральский филиал центра современного искусства приходит все больше и больше неравнодушных зрителей.

Конечно, по большей части это молодые активные люди до 30–35 лет, но бывает просто паломничество старушек и старичков.

Справка 66.ru:
В современном искусстве не бывает повторов — бывает новое осмысление. Самый яркий пример для эпохи постмодернизма, в которой мы живем, это «Фонтан» Марселя Дюшана, который сделал из обычного писсуара предмет искусства, просто поместив его в новую среду и в новый концепт. Был даже изобретен термин «реди-мейд» для обозначения предметов обихода, изъятых из родной среды обитания и помещённых на художественной выставке.

Владимир Селезнев, к примеру, «повторил» фонтанную идею, однажды поместив старый огромный шкаф 1940-х годов в Центральном Доме Художника на выставке премии «Черный квадрат». Остается только догадываться, каким чудом эта хабазина была транспортирована с нижнетагильской дачи в Москву на выставку. Из шкафа так же раздавались крики, и там определенно шевелились скелеты. А временами внутри него загорался свет.

Что касается выставки «Звериный стиль», то мы рекомендуем при ее посещении обратить внимание в первую очередь на полифонию различных художественных высказываний, техник и медиа: здесь вам и живопись, и фотореалистика, и бегемотопись, и фотосерии, и видеоарт. Наслаждайтесь по полной. Ну, а если кому-то проект покажется звериной какофонией, оглянитесь вокруг? Разве вон та девица не похожа на стрекозу, а тот парень — на бегущего кролика Роджера, а тот мужчина — на уставшего льва Бонифация?

Текст Наталья Кирсанова