Раздел Отдых
10 февраля 2012, 15:03

В феврале двенадцатого 66.ru вскрыл тайны фильма «Август. Восьмого»

Портал 66.ru теперь знает, кто играет роль президента России Дмитрия Медведева в новом фильме «Август. Восьмого».

9 февраля журналистам Екатеринбурга в ККТ «Космос» презентовали новый фильм от режиссера «Турецкого гамбита» Джаника Файзиева «Август. Восьмого». Презентовали не весь, а только отрывки из него. Раскрывать все сюрпризы создатели фильма, прокатчики и актеры не стали. Как говорится, поманили тортиком, а дали всего один кусочек на пробу.

Презентовать фильм прилетел режиссер Джаник Файзиев, генеральный директор компании «Двадцатый век Фокс СНГ» Вадим Смирнов и актер Александр Олешко, который заменил Егора Бероева. Последний планировал прилететь в столицу Урала на презентацию фильма, но не смог.

Форма общения с теми, кто отвечает за фильм «Август. Восьмого», напоминала популярные в последнее время свидания за минуту. Время общения со СМИ было строго регламентировано, на общение с каждым из представлявших новое кинотворение выделялось 10-15 минут, журналисты стояли в очереди в ожидании своего часа. Этот конвейер жаждущих очень веселил Александра Олешко: прощаясь каждый раз с интервьюером, он поднимал руки вверх и кричал: «Следующий! Двести рублей», — каждый раз поднимая ставку за общение с собой.

Мы не могли не поинтересоваться у известного актера его отношением к такому формату общения.

— Александр, как вам такая система общения с журналистами? Это похоже на заправку: журналист подошел, ему налили, отошел.

— Жуть! Я уже предложил снять отдельный художественный фильм. Здесь у каждого свой образ. Мне напоминает ситуацию, когда, знаете, кастинги показывают, когда кого-то принимают на работу. Стоит камера и ты. На кастинге. Вот это то же самое, только я один, а людей много подходит и с разными настроениями, энергией, возрастом, полом... Но это тоже интересно, это же мое актерское наблюдение.

— Александр, формат общения нестандартный, потому и вопросы у нас нестандартные. Вы работаете во многих проектах Первого канала, снимаетесь в фильмах, которые раскручивает Первый канал, не считаете ли вы, что зарплату вам платит Кремль?

— Хо-хо-хо! Если бы! Если бы вы еще знали, какая у меня зарплата! Вы знаете, это все такой абсолютный миф. За то, что оценили мое желание работать, я очень признателен. И Саше Цекало, и Константину Львовичу Эрнсту, которые мне дали возможность, сказали: «Вот тебе поле. Вспахивай его». Вот я его и вспахиваю по-честному. Знаете, как сеятель и жнец, и кузнец и на дуде игрец. Наверное, кажется, что я уже какой-то мультимиллионер. Да нет, нормальный, простой, среднестатистический работник этого большого огромного холдинга, механизма. И есть там у меня какое-то мое место, мне это очень приятно.

— То есть вы благодарны тому, что так сложились обстоятельства?

— Да. Никто мне ничего сверху не спускает, не довлеет надо мной. Вы понимаете, в чем дело? Вот я вас не обманываю, счастье человека в том, что нужно смотреть только на свою дорогу. Как только начинаешь смотреть направо и налево, как у кого, ты начинаешь переживать, что у этого пиджак лучше, у этого машина лучше, а у этого трехкомнатная квартира, а у меня двухкомнатная. Понимаете? А когда ты не смотришь по сторонам, думаешь: «Блин, у меня двухкомнатная квартира! Потрясающий пиджак!».

— Александр, вы где себя комфортнее ощущаете, в каких проектах: «Большая разница», «Папины дочки» или, допустим, в фильмах такого широкого формата?

— Я ощущаю себя в тех проектах, где у меня есть возможность людям передать заряд радости, надежды, веры, любви. Если эти роли или проекты не дают мне такой возможности, значит, я быстро гасну, мне скучно, у меня, по-моему, на лице написано: «Отпустите меня домой, мне ничего не надо и даже зарплаты мне не надо». Просто я хочу получать удовольствие. Вот там, где я получаю удовольствие, там я и работаю. Судя по тому, что так я много где работаю, значит, я везде получаю какое-то удовольствие. В «Большой разнице» вот пародии. Я никогда не думал, что я буду пародировать кого-то, это меня, значит, спровоцировал Цекало.

— Да, как так случилось?

— Я помню, он сказал: «Ты можешь». Я говорю: «Нет, не могу!». Он говорит: «Нет, ты можешь». — «Ну, ладно, хорошо, ну, могу, могу». Оказалось, действительно, могу. Это же часть моей профессии, я не люблю, когда пишут: «пародист». Ну, какой я пародист? Просто артист.

«Минута славы» — прекрасная возможность тренировать мозг в общении, импровизационном каком-то мироощущении, возможность видеть самых разных людей, восхищаться талантливыми и грустно глядеть на фриков, помогать тем, кто нуждается в помощи , потому что я сам прошел какой-то путь без помощи кого бы то ни было, провинциальный мальчик, приехавший в Москву один, спавший на вокзалах, голодный, холодный и дошедший до какой-то станции в своей жизни, которой я сейчас живу. Ну, это же интересно.

Что еще? Петь. Обожаю петь. Люблю очень. Из меня вся эта музыка должна куда-то вырываться. А куда она должна вырываться? — Она должна идти к людям, помогать им жить. «Нам песня строить и жить помогает», — вот это абсолютно про меня. Она мне помогает и строить, и жить. И я от этого прыгаю до потолка; значит, я должен сделать так, чтобы и глядя на меня, кто-то — эх! — взбодрился и пошел дальше. Столько всего просто делаю.

Александр на фоне остальных интервьюируемых действительно выглядел бодрым, веселым, правда до потолка он не прыгал, а было бы занятно увидеть его в таком амплуа.

А как же фильм? Об этом мы поговорили уже с президентом компании «Двадцатый век Фокс СНГ» Вадимом Смирновым и режиссером Джаником Файзиевым. Первый вопрос задали главному маэстро проката фильма Вадиму Смирнову.

— Вадим, как вы сами оцениваете фильм «Август. Восьмого»?

— Ну, если его оценивать по пятибалльной системе, то на пять с плюсом. И поверьте, мне есть с чем сравнивать. Мне приходится смотреть очень много продукта: и высочайшей пробы, и третьесортного. И честно признаюсь, меня уже «блюет от кино», как я люблю говорить. И я бы сказал, что это пять с плюсом. Картина сделана очень хорошо, без вот этих вот сиротских поправок на то, что это русская картина.

— Как вы считаете, может ли она повторить успех «Турецкого гамбита» того же самого Джаника Файзиева?

— Мы считаем, что она соберет даже больше, чем «Турецкий Гамбит», потому что «Гамбит» выходил 6-7 лет тому назад, и тогда уже мы собрали, по-моему, порядка 19 млн долларов, что было абсолютно неожиданно, при том количестве копий и при той цене на билет это был просто экстраординарный результат. А здесь мы рассчитываем, что соберем, ну, как минимум — не меньше, чем «Турецкий гамбит». Я просто не хочу сглазить, поэтому говорю таким образом.

Ну и самый отвественный человек, режиссер картины «Август. Восьмого» Джаник Файзиев. Он знает об этом фильме как никто другой.

— Джаник, как вы сами оцениваете проделанную вами работу?

— Вы знаете, обычно, когда я делаю кино, я считаю большим успехом, если фильм получился процентов на 30 от задуманного. Я всегда говорю: «Ой, какая прелесть, если у нас почти 30% получится, это большой успех». А в «Августе восьмого» у меня ощущение, что нам удалось сделать кино процентов на 80, поэтому я страшно горжусь этим. Мы сделали кино почти за пределами наших умений, за пределами того, к чему готова наша индустрия.

— Вадим, почему «ХХ век Фокс» решил поддержать именно этот фильм? Не какой-нибудь другой, допустим, не тот же самый фильм Ренни Харлина, «5 дней в августе»?

— Ну, это вообще сложная история, и когда вы посмотрите картину «Август. Восьмого», вы поймете, что вот этот грузино-осетинский конфликт хоть и присутствует на протяжении всего фильма, это все-таки плейграунд для истории, которая там происходит, потому что вот эта история мамы, которая спасает своего сына, вот это вот главное.

— Вы сами видели «5 дней в августе»?

— Нет, не видел. Есть вещи, от которых вот так вот просто охота оттолкнуться, потому что начнешь дергаться, беситься, материться, курить чаще... Я и с тем, и с другим пытаюсь завязать, но не получается. А «Фокс»... Понимаете, мне есть с чем сравнивать. Из всех мэйджоров или не мэйджоров голливудских «Фокс» — это самая адекватная креативная студия. Я ее хвалю не потому, что я кулик и это мое болото, а потому что мне действительно есть с чем сравнивать. Я знаю, что в одной студии, которая производит анимационное кино, люди чуть ли не в приказном порядке в головном офисе с ушками, приделанными к голове, ходят.

— Джаник, а как вы думаете, наш российский зритель воспримет вашу картину?

— Я хочу, чтобы человек с открытым сердцем подошел к материалу. Иногда мне это удается, иногда не удается, естественно, потому что, ну, люди закрываются, не хотят общаться. Дело в том, что благодаря фокус-группам, которые мы проводим бесконечно, я обнаружил удивительную вещь: человек, у которого есть какая-то предвзятость или какие-то несогласия с самим собой, несогласия с жизнью, которой он живет, с людьми, которые его окружают, он все видит через призму своих несогласий.

И вот удивительно, когда заканчивается кино, выступает человек и говорит: «Оно тут вот хорошее потому-то, а вот это мне не очень понравилось». А потом человек выходит и говорит: «Плохое кино!». Ему говорят: «Почему плохое кино?» — «Ну, как почему плохое? Ну потому что этот козел из нашего ЖЭКа никак не может нам починить трубу, понимаете? Поэтому кино плохое». Я сейчас утрирую.

Я очень хорошо помню, как одна девушка на фильме «Турецкий гамбит» сказала: «Так не бывает! Кино плохое!» — «Почему?» — «А вот все так не бывает: такой любви не бывает, вот таких отношений не бывает, таких людей не бывает! Что вы меня кормите ерундой какой-то?». Это объяснить в одной беседе невозможно, как и этой девушке я бы точно не взялся объяснять, что значит «так не бывает» и почему ей кажется, что так не бывает, потому что для этого надо объяснить ей очень много, чтобы она полюбила саму себя. Ну, в основном, люди думающие легко идут за тобой, они аргументируют, и ты понимаешь, что да, может, ты не прав был в какой-то части своей беседы, но мне кажется, что все равно, мы мало внимания уделяем зрителю, который должен научиться смотреть.

— Вадим, вас не будут осуждать в ангажированности власти в преддверии выборов?

— Для нас главной датой отправной было 23 февраля и 8 марта, вот почему мы поставились именно в этот временной период. Но все равно люди будут находить аналоги, они будут видеть артиста, который играет президента Медведева, принимающего очень непростое решение начать военную операцию в Южной Осетии, и они все равно будут проводить аналогии. Еще пресса подвзгреет: «Да это спекуляция! Да епрст! Да это вот тандем, Путин сейчас нужен на этой волне!». Понятно, все равно эти злопыхательства будут.

К слову сказать, в процессе общения Вадим не сдержался и раскрыл фамилию актера, которому выпала доля сыграть президента Росси Дмитрия Медведева. Мы уже хотели было выдать тайну, но представители компании «Двадцатый век Фокс СНГ» попросили не раскрывать фамилию актера до выхода картины в прокат. Но можем дать подсказку: актер играл одно из экранных воплощений Владимира Высоцкого в фильме «Высоцкий. Спасибо, что живой» и это не Сергей Безруков.

На этой встрече мы не могли не воспользоваться случаем и спросили главу компании «Двадцатый век Фокс СНГ» Вадима Смирнова о грядущих премьерах. Особенно нас интересовало продолжение «Ледникового периода».

— Вадим, скоро грядет «Ледниковый период»?

— Да, мы очень рано выставили первые ролики и в кинотеатры, и в интернет, везде. Это одна из немногих картин, которая, как снежный ком, все сильнее и сильнее раскручивается. И народ — это как раз сила людской молвы, сарафанного радио. А у нас, кстати говоря, в «Ледниковом периоде» в четвертом будет, например, всеми любимый Ваня Охлобыстин одного из новых персонажей озвучивать. Там Антоха Камолов, Ольга Шелест, там еще куча народу, у нас еще добавляется Ваня Охлобыстин.

— А не хотите ли вы, допустим, как с фильмом «Август. Восьмого», привезти людей, которые озвучивают героев мультфильма, к нам?

— А почему бы и нет? Как раз «Ледниковый» — это один из немногих моментов, когда артист дубляжа превращается в нечто большее, чем просто артист дубляжа для этого фильма. Ваня Охлобыстин — он сам по себе Ваня Охлобыстин, а еще Ваня Охлобыстин, который играет там такого отрицательного, но очень симпатичного персонажа по имени Гад. Ну, Гад, от слова «гадина». Поэтому я думаю, что это было бы прикольно и можно было бы детский праздник сделать.

Поймал Вадима на честном слове. Ждем еще один десант, уже летом. «Август. Восьмого» только предстоит увидеть нашим зрителям. В прокат картина выходит 21 февраля. Увидеть и оценить. Возвращаясь с презентации, я шел по пустынной Плотинке, и навстречу мне попался одинокий мужчина, раздающий агитгазетки в фартуке цветов российского флага и с надписью: «Я за Путина».

«Что же вы такое место выбрали для раздачи, здесь же никого почти нет?», — спросил я. В ответ мужчина развел руками. И это вам не август восьмого. Екатеринбург, февраль двенадцатого.

Вопрос
Кто из актеров, по вашему мнению, играет президента России Дмитрия Медведева?
  • 34%
  • 30%
  • 14%
  • 22%
Для участия в голосовании введите логин и пароль или зарегистрируйтесь