16 июня 2014, 18:40

Виталий Калугин: «Хватит работать на унитаз»

Виталий Калугин: «Хватит работать на унитаз»
Фото: Дмитрий Горчаков, архив 66.ru
Если подумать, то вся экономика — способ переработать ресурсы в отходы.

Попробуем представить: ради чего существует среднестатистический обыватель. Сколь бы высокодуховными мы себя ни мнили, но практически все пашут ради материальных ценностей. Вкусно есть, красиво одеваться, ездить на крутых машинах, иметь смартфончик не хуже, чем у соседа, дачку. Короче, «мы живем, чтобы есть, а не едим, чтобы жить».

Учитывая, что капитализм как общественный строй построен на стимулировании потребления, было бы странным удивляться этому порядку вещей. Потребительство — самая массовая из идеологий. Я бы даже сказал — самая распространенная религия мира. Понятно, что у этой религии есть свои атеисты, то есть те, кто способен ограничивать свои материальные потребности, не сваливаясь в аскетизм. Но не обсуждать или осуждать эту философию намерен я сегодня. Можно, но потом как-нибудь.

Как всегда, у возможности поглощать материальные блага есть много нюансов. Все зависит, как всегда, от социального и экономического развития регионов и наций. Нас должна волновать собственная ситуация. Я имею в виду как страну, так и «свою рубашку», шкурный интерес.

Вот теперь переходим к цифрам. Буду жестоко округлять, так как большая точность нам не нужна.

Оценим, каковы масштабы процесса перевода добра на… скажем, отходы. Статистика утверждает, что при ВВП страны 67 трлн рублей расходы на потребление домохозяйств оцениваются примерно в 43,7 трлн рублей в год. Это соответствует примерной доле потребления к ВВП во всем мире, а именно 60–70%. Из них на текущее потребление уходит примерно 82,5% (точность не моя, а Росстата/Минфина), или 36 с копейками триллионов.

Далее. Желающие могут посмотреть скучные большие таблицы по расходам, но меня интересовали только те из них, которые, извините за натуралистичность, уходят в канализацию или на помойку. Питание, включая алкоголь, одежду и обувь (применял коэффициент 40%, то есть смену гардероба раз в 2,5 года), бытовая техника и мебель (коэффициент 15–20%, или смена раз в 6–7 лет). С амортизацией машин связываться не стал, хотя понятно, что новые теряют в первый же год 15–20% стоимости.

В таблицах Росстата выделена отдельно стоимость топлива, которая тоже пошла в расчет невосполнимых расходов как улетающая дымом из выхлопной трубы. Аналогично — отопление и электроэнергия как результат сжигания невосполнимых ресурсов. Результат — чуть более 50% расходов относятся к этому типу. Для справки: если брать только продукты питания — 32%.

Итого — порядка 18 трлн рублей страна, как бы это помягче выразиться, проедает. С концами. Если применить щадящий курс доллара в 34 рубля, то это 530 млрд долларов в год, или 44,2 млрд долларов в месяц. Что интересно, на уровне интуиции моя оценка потолком видела 30 млрд в месяц. Действительность оказалась хуже.

И даже неважно, каким путем деньги попадают в карман. По факту они утекают невосполнимо именно в таких размерах. Еще раз: чтобы поддерживать физиологическую жизнь страны, надо тратить 44 млрд долларов в месяц.

Я хочу сделать отступление и рассказать о нестыковке некоторых цифр. Росстат утверждает, что среднедушевой доход по стране чуть ниже 30 000 рублей. Но объем расходов домохозяйств 43,7 трлн рублей, деленный на 143,7 миллиона населения, дает цифру в 25 тысяч с копейками. В какую дыру свалились почти 5000 рублей на каждого — непонятно, придется дальше потом копаться.

Особой морали у сегодняшней басни нет. Учитывая приведенные факты, мы, страна, находимся в ситуации, аналогичной ситуации в любой семье, когда надо постоянно думать: чем прокормиться в следующий месяц, как поделить доходы, где сэкономить. И как любой глава семьи, мы должны думать о стабильности доходов. Но, пользуясь бытовыми аналогиями, мы имеем не долгосрочный трудовой договор и «золотой парашют», а находимся на договоре подряда. Поэтому дальнейшее благополучие семьи под большим вопросом.

Источник дохода один — сырье. Из общей суммы экспорта 526,4 млрд долларов 74,5% на нефть и газ; на металлы, дерево и химию — еще 12,5%. Итого — 460 млрд долларов. Цифры примерно сопоставимые с теми 530 «проедаемыми» миллиардами.

Вывод — без нефти и газа умрем с голодухи. Даже если пересядем на картошку и сократим потребление вдвое, до 250 млрд долларов в год. Потому что кроме питания надо платить за квартиру, погашать кредиты, учить детей.

Желающие возразить скажут, во-первых, о кубышках в виде депозитов. Отвечу так: как долго вы сможете жить, проедая в год 15–18 триллионов, а накопив 16 триллионов депозитов? Верно — год прежней или 2–2,5 года экономной жизни. Учитывая размеры кредитной задолженности физических лиц перед банками в районе 11 триллионов рублей, и на этот источник я бы сильно не рассчитывал. Деньги одних граждан раздали другим, вот и все.

Вторым возражением станет то, что надо бы брать не чистый экспорт, а положительное сальдо в 208,6 млрд долларов. Возможно, но с точки зрения последствий от потери основного дохода все равно импорт будет невозможен. Так что особой разницы нет.

Третье возражение — инвестиционная недвижимость. Что ж, давайте прикинем. Средняя обеспеченность жильем по стране — 19 кв. м на человека. Примем, что для 100 миллионов городского населения средняя стоимость метра 2 500 долларов (от 1000 в депрессивных городах до 4000 в Москве). При средней доле инвестиционных квартир 20% (исключительно моя цифра) финансовая подушка будет примерно 900 млрд долларов. Тут только одна проблема — нельзя их превратить в деньги, а кирпич — штука несъедобная. Продажа хотя бы 30–40% за короткий срок опустит цены на те же 30%. Так что мгновенная ликвидность этого актива не более 50%. Это год прежней жизни, максимум два.

Вот и получается, уважаемые сограждане, что 10 лет проедания (в самом прямом смысле слова) по 450–500 миллиардов долларов до добра не доведут. Нужно срочно искать источник дополнительного и стабильного дохода, ну или сберегать больше.

Хотя лично я считаю, что уже поздно… «Дольче вита» уходит навсегда.