31 мая 2012, 20:23

Виталий Калугин: Как некомпетентность города губит

«В любой иерархической системе каждый служащий стремится достичь своего уровня некомпетентности».

Это гласит принцип Питера из состава всем известных законов Мерфи. Следствие из него: «С течением времени каждая должность будет занята служащим, который некомпетентен в выполнении своих обязанностей». Наблюдения за корпоративным бизнесом вокруг нас (только в нашем регионе) дают массу доказательств того, что огромная часть промышленности управляется, мягко говоря, некомпетентными людьми. В цветной металлургии скоро таких будет 100%.

Будем говорить о конкретике языком Эзопа, так как легче обозвать критикующего «сам дурак», чем лечить собственные болячки.

Поясняю. Как известно, благополучие львиной доли местной промышленности напрямую зависит от мировых цен на ресурсы: на сталь, на цветные и драгоценные металлы. Все, что остается, либо зависит от денежных потоков этих монстров, либо не имеет никакого значения.

Первый звоночек прозвенел примерно полгода назад, когда цена золота рывком вышла за уровень в 1900 долларов за унцию. Я говорил с одним золотопроизводящим предприятием и настоятельно советовал продавать золотые фьючерсы по 1920 долларов, так как вполне обоснованно считал, что это среднесрочный (6-12 месяцев) пик. Увы-увы… Даже ссылки на статьи 309-310 НК РФ (могу ошибиться), которые позволяют это делать, не помогли.

Второй звонок прозвенел несколько месяцев назад, когда один небезызвестный алюминиевый холдинг покусился на закрытие части производств одного небезызвестного моногорода. Собственно говоря, именно с переговоров по улаживанию этой проблемы возвращался наш уже бывший губернатор, выходя на первую космическую скорость и гробя моих земляков на дороге. Ну да не об этом речь…

Так вот, всеоправдывающим фактором закрытия производства звучала высокая себестоимость продукции, при которой якобы убытки просто кошмарны и чуть ли не гробят холдинг на корню. И только увольнение пары тысяч человек спасет от увольнения двести. Знаете же, как генерал жертвует батальоном, чтоб спасти дивизию. Все бы замечательно, кабы не одна тонкость, о которой знают не все, и уж конечно, не областные власти, на которых принцип Питера со следствиями распространяется вдвое сильнее.

Дело в том, что алюминий — товар биржевой. Учитывая, что более половины производства мы экспортируем, понятно, что биржевые цены — это та единственная нога, на которой все и стоит. Люди на одной ноге ходить не могут, а вот предприятия почему-то всегда считают это нормальным. Да что там предприятия, если вся страна зависит от одной трехзначной цифры — цены на нефть. Опять отвлеклись…

Так вот, звучало что-то типа (видимо, с заламыванием рук): «Цена 2200 долларов за тонну, себестоимость (ах, ах!!!) 2700 долларов». Можно сейчас долго рассуждать о том, что у нас производительность труда рабочих в три раза ниже, чем в развитых странах, о высоких энерготарифах, о пятом, о десятом. Все это имеет значение, если не смотреть на график цен в ретроспективе. Для этого открываем официальный сайт лондонской биржи металлов, ищем график цен на алюминий. И видим, что не далее как в апреле 2011 года цена довольно долго превышала 2700 долларов за тонну.

Я, конечно, могу быть плохим экономистом в деле расчета себестоимости тонны металла, но финансист вроде нормальный. И понимаю, что, если мировые цены дают прибыль предприятию, то я могу их зафиксировать с помощью торгуемых фьючерсов. Мощность рынка такова, что в апреле прошлого года можно было вполне себе свободно продать фьючерсов на 2-3 года вперед. Можно, конечно, искать спецификации контрактов, но я уверен, что обеспечение под них довольно низкое, то есть больших финансовых издержек не требует. А отчетность оффшорного холдинга позволит наверняка сальдировать такие операции в налогооблагаемой базе. На худой конец, сами не умеете — позвоните одному из крупнейших сырьевых трейдеров, Glencore.

Так что, уважаемые рабочие, над которыми отныне будет висеть угроза увольнения. Если вы читаете это, то не надейтесь на договоренности холдинга с областными властями и энергетиками. Ваш шанс ушел в апреле 2011 и может вернуться, но вряд ли. В силу своих убеждений я считаю, что каждый сам отвечает за свою судьбу. Но здесь будем социалистами и признаем, что вас кинули. Цинично. Беспредельно. И безнаказанно.

Есть, конечно, иная трактовка событий. Недоказуемая, но вполне логичная. Холдинг прекрасно умеет хеджировать ценовые колебания. Но не в России. Цены он мог захеджировать в оффшоре и с прибыли от их падения заплатит налог — малый и не у нас. А убыток покажет внутри России и с полным правом, не нарушая ни буквы закона, накажет расширенный бюджет страны, сильно уменьшив налог на прибыль. А уволив народ, накажет еще и местные бюджеты на НДФЛ. Если следовать теории заговора, то — конгениально (по Бендеру).

Третий звонок еще был. Совсем недавно. О закрытии полностью или частично производства Уфалейникеля и Режникеля. Для Режа это страшно, по Уфалею не скажу, не знаю. Источник утверждал, что производство нерентабельно, так как себестоимость якобы 27000 долларов за тонну. Все так, но с нюансами. Учитывая, что объем производств этих двух заводов в объемах мирового рынка весьма мал, можно было весь апрель прошлого года продавать фьючерсы на никель на мировом рынке по цене около 28000 долларов. На годы вперед. Спасая города. А уже потом занимаясь модернизацией производства.

Как говорится, один раз — случайность, два — совпадение, три — закономерность. Я пришел к выводу, что высший менеджмент (и владельцы) весьма крупных производств либо некомпетентны, либо, скажем так, нечестны. Сказал бы по-другому, но ведь засудят за клевету.

В подтверждение своих слов приведу пример грамотного управления ценовыми рисками менеджеров, думающих о стране. Мексика, начиная с 2008 года (а может, и ранее, не стал искать информацию), с помощью нефтяных деривативов страхует риск падения цен на нефть. Доходы от продажи нефти занимают довольно чувствительные 25-30% доходов страны. Сравните с Россией.

Так вот эти умные ребята на пике нефтяных цен 2008 года покупали опционы на ее снижение. Ставка сработала, и в том году они заработали на них более 5 миллиардов долларов (более 7% национального дохода), фактически полностью нивелировав обвал нефтяных цен. И с тех пор они тратят каждый год деньги на покупку опционов. Да, не каждый год они срабатывают, деньги теряются, но от катастрофического обвала они защищены. Рабочие места, города могут выжить, случись что.

Обидно то, что эти элементарные вещи известны третьекурснику любого финансового вуза, но не известны топ-менеджерам компаний и правительству. Так как оплачивать их некомпетентность нам всем.

А это чудовищно несправедливо.