Раздел Бизнес
14 апреля 2011, 06:01

Обновленный Гражданский кодекс повысит издержки бизнеса

Обновленный Гражданский кодекс повысит издержки бизнеса
Фото: Внутренний фотобанк компании
В ближайшее время в Гражданский кодекс внесут поправки. Юристы Светлана Корабель и Аркадий Майфат в интервью 66.ru сошлись во мнении: издержки и ответственность бизнеса возрастут.

Дмитрий Медведев поручил разработчикам и правительству до 15 апреля урегулировать все спорные моменты и представить проект обновленного Гражданского кодекса. Среди наиболее обсуждаемых изменений — увеличение планки уставного капитала и введения такого понятия как субсидиарная ответственность. Все тонкости нововведений мы обсудили со Светланой Корабель, управляющим партнером юридического агентства «ЮС КОГЕНС», и Аркадием Майфатом, партнером коллегии адвокатов «Частное право».

— Президент сказал, что «в изменениях в Гражданский кодекс заинтересован прежде всего сам бизнес». Вы согласны с этой точкой зрения?

Аркадий Майфат: Да, это действительно так. За 15 лет много что поменялось. Эти изменения надо было внести давным-давно. При этом большая часть нововведений касается первой части Гражданского кодекса, в частности, раздела о сделках, обязательствах. Цивилизованный бизнес заинтересован в том, чтобы договоры исполнялись и изменения, вносимые в кодекс, будут этому способствовать.

Светлана Корабель: Сейчас основная проблема для малого и среднего бизнеса — неплатежи. Судебное решение есть, исполнительный лист есть, а вот что-либо взыскать фактически невозможно. Эту проблему во многом пытаются решить за счет изменений в ГК.

Например, увеличивают уставный капитал. Логика такая: чем дороже организовать новое ООО, тем меньше вероятность создания фиктивных юрлиц. Может быть, кто-то вместо ООО выберет другую форму ведения бизнеса, которая подразумевает личную ответственность. Получается, что законодатель вынуждает выбирать какие-то более ответственные формы юрлиц.

Светлана Корабель: «Сейчас основная проблема для малого и среднего бизнеса — неплатежи. Эту проблему во многом пытаются решить за счет изменений в ГК».

АМ: Также развивается идея об ответственности так называемых фактических владельцев. В изменениях четко прописано, что можно привлекать тех лиц, которые фактически управляют юридическим лицом. Конечно, данные факты сложно доказывать, но это вопрос для юристов. Сама возможность доказать эти факты уже очень важна. Сейчас все понимают, чья это компания, но если нет юридической связи, то и доказать ничего нельзя.

— Наиболее обсуждаемое изменение — это увеличение размера уставного капитала для ООО до 500 тыс. рублей. Насколько оно оправдано?

АМ: Мне кажется, что это попытка привести размер уставного капитала к тому минимальному уровню, с которого можно начать хоть какой-то бизнес. 100-200 тыс. рублей — минимум, который потребуется на аренду помещения, оплату сотрудников и тому подобное. Сейчас же предпочитают заводить деньги в компанию через займы, например. Но зачастую через внесение в уставный капитал делать это выгоднее, так как он не облагается налогами.

Аркадий Майфат: «Мне кажется, что увеличение уставного капитала — это попытка привести размер УК к тому минимальному уровню, с которого можно начать хоть какой-то бизнес».

СК: Основная критика сводится к тому, что увеличение уставного капитала ограничит малый бизнес, никто не сможет его начать. Говорят, что есть и сейчас эффективные способы защиты кредиторов.

На самом деле вокруг увеличения уставного капитала больше паники, чем реальных проблем. Действующему бизнес нарастить УК — вообще не проблема. Конечно, сложнее будет открывать новое дело, поскольку потребуются большие вложения. Но ведь есть другие правовые формы.

Да, например, индивидуальный предприниматель отвечает собственным имуществом, но если вы не готовы нести ответственность, то зачем заниматься бизнесом. Сейчас же большинство не думают о собственной ответственности, поскольку от нее очень просто уйти. Плюс к тому до 80% судебных решений не исполняются, так как с компании просто нечего взыскать.

— Получается, что начинать бизнес на самом деле станет сложнее. А поможет ли эта мера в борьбе с компаниями-однодневками?

СК: Может быть, это отобьет желание открывать такие фирмы у одного процента, но не более того.

Светлана Корабель: «На самом деле вокруг увеличения уставного капитала больше паники, чем реальных проблем. Действующему бизнесу нарастить УК — вообще не проблема».

— Антон Иванов, председатель Высшего Арбитражного Суда, высказал мнение, что надо прекратить практику, когда бизнес делится на несколько компаний, а в случае ненужности «компании выбрасываются, как одноразовые пакеты». Предлагаемые изменения будут способствовать этому?

СК: На самом деле помогут не требования по уставному капиталу, а возможность привлечения учредителя, директора и контролирующих лиц. Сейчас такая возможность предусмотрена «Законом о банкротстве», но только в том случае, когда директор не банкротит предприятие вовремя.

Субсидиарная ответственность может стать какой-то гарантией ответственности бизнеса. Если причиной банкротства стали неправильные действия директора или учредителя, то тогда они будут отвечать по этим долгам своим имуществом. Если ты привел предприятие к банкротству, то должен отвечать за это.

— А можно ли в законе формализовать действия, которые приводят к банкротству?

СК: Нет, ситуации настолько разные, что все случаи прописать невозможно. Например, в кризис многие продавали недвижимость в два раза ниже рыночной стоимости только ради того, чтобы получить живые деньги. А представим, что в законе бы прописали, что любая сделка, которая отличается от среднерыночной в два раза, является подозрительной?

Аркадий Майфат: «В изменениях четко прописано, что можно привлекать тех лиц, которые фактически управляют юридическим лицом. Конечно, данные факты сложно доказывать».

АМ: Речь идет о неправомерных, незаконных действиях. Если же банкротство является результатом естественного течения предпринимательской деятельности, то никто тебя за это не накажет. Юристы в суде будут доказывать причинно-следственную связь между действиями предпринимателя и банкротством компании.

— Не приведет ли такая свобода судей к тому, что им просто будут заносить нужную сумму за правильное решение?

СК: Думаю, что нет. В Арбитражный суд подают иски предприниматели, которые для защиты своих интересов нанимают юристов. И если бы можно было таким образом решать вопросы, то эти бы решения массово отменялись вышестоящими инстанциями. Когда с двух сторон работают юристы, очень сложно применять незаконные схемы.

АМ: Наличие возможности повлиять на суд — это не повод, чтобы не вводить новые нормы.

— Насколько я понимаю, также произойдут изменения относительно офшоров, которые весьма активно используются российскими компаниями. В чем их суть?

АМ: Предлагается простая идея, чтобы офшорные компания могли действовать на российской территории, они должны задепонировать сведения о своих бенефициарах в российских органах. В этом случае всякий смысл использовать офшоры отпадает. Идея такая: если ты хочешь работать в России, то сведения о о реальных владельцах должны быть известны государственному органу. Сейчас же получается забавная ситуация: министерства отчитывается о странах, которые больше всех инвестировали в нашу экономику, а по факту это часто деньги россиян, заведенные в РФ через офшоры. И это все понимают.

Светлана Корабель: «Субсидиарная ответственность может стать какой-то гарантией ответственности бизнеса».

— Также усложнится процедура регистрации новых юрлиц: теперь органы будут проверять достоверность тех или иных документов. Есть такое мнение, что критерии пока четко не прописаны, что дает волю чиновникам.

АМ: Да, критерии четко не прописаны, и скорее всего эту часть поправок изменят.

СК: Пока есть формулировки о несоответствии уставу закону. В результате право выбора будет у регистрирующего органа — это всегда означает различные толкования и, соответственно, отказы в регистрации. Я думаю, что в финальной редакции так не оставят.

— Какие еще существенные поправки будут внесены в ГК?

СК: Будет ограничен перечень некоммерческих организаций. Если сейчас их около пятидесяти видов, то после принятия поправок останется семь. Например, все СРО действуют в форме некоммерческих партнерств. Такой формы в обновленном ГК не останется — им придется перерегистрироваться в ассоциации. В результате на них будет распространяться требование о дополнительной ответственности. Те участники, которые учредили ассоциацию, будут нести ответственность, если их организация не выполнит своих обязательств. Например, СРО создают фонды, из которых в случае чего выплачиваются компенсации. Сейчас некоммерческое партнерство может спокойно закрыться и ни за что не отвечать. В случае же с ассоциацией такой номер не пройдет.

АМ: Появится достаточно много норм, которые позволят оспаривать процесс реорганизации. В частности, появится механизм возврата в первоначальное положение ситуации, когда кто-то из акционеров, участников потерял свою долю в компании. Например, до объединения у акционера было 5% акций, а после объединения с другой компанией не осталось вовсе. Сейчас такие действия крайне сложно оспорить.

Аркадий Майфат: «Наличие возможности повлиять на суд — это не повод, чтобы не вводить новые нормы».

СК: Плюс ко всему появится обязательное требование нотариального удостоверения собраний. С одной стороны, возрастут расходы, но с другой, уменьшится количество мошенничеств в этой сфере.

Еще одно важное изменение: юридически значимые сообщения будут считаться отправленными и полученными, если они отправлены по адресу, который указан в госреестре. Сейчас у многих есть два адреса — юридический и фактический. Налоговая отправляет по тому адресу, который знает, предприниматель, конечно, ничего не получил и работает себе спокойно. Из-за этого возникает масса проблем с контролирующими органами. Теперь же какой адрес у вас указан — по такому вы обязаны получать почту.

— Есть ли какие-то отрицательные моменты в поправках, которые планируют внести в ГК?

АМ: В проекте есть положение о кабальной сделке, согласно которому, можно будет оспорить сделку, если она совершена вследствие неопытности, легкомыслия или слабоволия.

СК: В результате может получиться, что лицо возьмет в кредит автомобиль, а потом скажет, что не знал, что такие большие проценты, или ему так сильно хотелось, что он не смог удержаться. Такую сделку можно будет признать недействительной.

Светлана Корабель: «Важное изменение: юридически значимые сообщения будут считаться отправленными и полученными, если они отправлены по адресу, который указан в госреестре».

АМ: На самом деле это непонятно откуда взявшаяся норма. Думаю, что в итоговом документе ее не будет.

Есть еще одно спорное изменение про неустойку. Сейчас в кодексе написано, что суд может уменьшить размер неустойки, если та несоразмерна последствиям допущенных должником нарушений. Теперь же записали, что суд может это сделать только по заявлению должника. При этом он должен обосновать, почему и насколько должна быть снижена неустойка. Не заявил — плати по полной. Но ведь далеко не все граждане способны это сделать грамотно. Плюс к тому не все будут знать о такой возможности.

— Получается, что в Гражданский кодекс внесут весьма полезные и замечательные поправки?

СК: Да, именно так. Все столкнулись с тем, что в кризис судебные решения фактически не исполнялись. Теперь же появятся новые рычаги, чтобы реально взыскивать долги. Но проблемы все равно остаются. Самое главное, что возрастут издержки на ведение бизнеса. Конечно, малому бизнесу будет жить несколько тяжелее, чем сейчас. Плюс повысится порог вхождения в бизнес. Но зато им будет легче взыскивать долги с должников.

— Как вы считаете, через какое время принятые поправки реально заработают?

СК: Думаю, что потребуется пять-семь лет.

АМ: На мой взгляд, даже раньше.

Благодарим за содействие в проведении съемок ресторан PAPARAZZI, ТиДЦ «Европа».

Фото: Даниэла Верцбергер

Внутренний фотобанк компании
Чтобы получать лучшие материалы дня, недели, месяца, подписывайтесь на наш канал. Здесь мы добавляем смысла каждой новости.