Раздел Бизнес
11 марта 2011, 10:56

Роман Речкин: Альтернативы «серым зарплатам» нет

Повышение страховых взносов заставило бизнесменов задуматься о налоговой оптимизации. Однако большая часть схем приводят к еще большим проблемам.

Уже два месяца предприниматели платят повышенные до 34% страховые взносы. По экспертным оценкам, потери бизнеса от повышения страховых взносов составят примерно 900 млрд рублей. В этой ситуации половина бизнесменов приняли решение уйти в тень, чтобы сохранить бизнес. О типичных ошибках в интервью 66.ru рассказал Роман Речкин, партнер юридической компании «ИНТЕЛЛЕКТ-С».

— Есть ли какие-то объективные данные о том, что бизнес стал после нового года «уходить в тень»?
— Мы занимаемся обслуживанием бизнеса. И в конце прошлого года — в начале этого наблюдали существенный, на порядок, рост обращений к нам, как к консультантам, с очень простым вопросом: «а что нам теперь делать?». По большей части это были компании малого и среднего бизнеса, с оборотом в
30-150 млн в год, работающие в сфере услуг.

Мы неоднократно проводили встречи и даже круглые столы, обсуждали предлагаемые нами варианты действий, идеи клиентов. Но, по большому счету, пришли к выводу, что любой бизнес должен ответить себе на очень простой вопрос: либо он продолжает платить белые зарплаты, отчисляя те самые 34 %, либо, в той или иной степени, «уходит в тень».

Надо четко понимать, что сегодня каких-то корректных и законных схем уменьшить налоговые выплаты по фонду оплаты труда нет. Есть отдельные льготы, которые касаются очень ограниченного числа предпринимателей. Речь идет о тех поблажках, которые приняли в конце прошлого года. Но они касаются очень ограниченного числа фирм, только «упрощенцев», занимающихся определенными видами деятельности.

Надо четко понимать, что сегодня каких-то корректных и законных схем уменьшить налоговые выплаты по фонду оплаты труда нет.

— По Вашим ощущениям, какая доля предпринимателей решили «уйти в тень»?
— Думаю, что примерно 50%. Недавно Дворкович, помощник президента, озвучил прогноз, что с 2012 года страховые выплаты могут быть снижены. Государство столкнулось с тем, что бизнес стал массово «уходить в тень» — до 50% предпринимателей, по данным Минфина, так и сделали.

— Роман, а есть ли какие-то типичные схемы, используя которые предприниматели сокращают налоговые отчисления?
— Первая — это «аренда» (лизинг, аутстаффинг — называется по-разному) персонала. Эта схема сводится к следующему: организация выводит своих работников (переводит или увольняет, с последующим трудоустройством) в другую фирму, которая работает на упрощенной схеме налогообложения. Этот вариант в 90% случаев незаконен, поскольку преследует единственную цель — минимизацию налоговых отчислений.

Особенно эта схема была распространена до прошлого года. Дело в том, что организации на общей системе налогообложения платили 26% с фонда оплаты труда, а на упрощенной системе — всего 14%. Схема простая, стандартная, известная налоговой.

Разновидность этой схемы — оформление работников в качестве индивидуальных предпринимателей. Ее суть в том, что организация увольняет сотрудников, а затем эти бывшие работники регистрируются в качестве предпринимателей и организация сотрудничает с ними как с ИП. Это очевидная схема. Даже не вчерашний, а позавчерашний день. И мы такие вещи не рекомендуем делать никому, поскольку налоговая очень просто доказывает их незаконность. Фактическим, реальным налогоплательщиком будет признана организация, где ранее работали сотрудники. И все те платежи, которые были минимизированы — будут приплюсованы к платежам основной организации. Кроме того, придется заплатить пени и штраф.

Государство столкнулось с тем, что бизнес стал массово «уходить в тень» — до 50% предпринимателей, по данным Минфина, так и сделали.

— Получается, что все эти схемы не работают?
— Они работают только до первой проверки. Когда налоговый орган выходит на выездную проверку, то все подобные схемы сразу выявляются.

Суть в том, что подобные действия налогоплательщика имеют единственную цель — минимизировать налоги, нет никакой разумной деловой (экономической) цели в этих действиях. Налоговая запрашивает документы по кадровом составу основного налогоплательщика, видит увольнение или перевод в некую другую организацию или регистрацию «бывших» работников в качестве ИП.

Путем допроса сотрудников все очень просто выявляется. В частности, налоговики спрашивают работников: где вы сидели до увольнения? Кто вам ставил задачи? Перед кем вы отчитывались? Где, у какого бухгалтера, получали зарплату? После этого проверяющие задают вопрос: что конкретно изменилось в вашей деятельности после увольнения (или после регистрации в качестве предпринимателя)?

У большинства сотрудников ничего не меняется — они продолжают работать с той же организацией, что и прежде. По бумагам все красиво и корректно, но эти документы — недостоверны, они не соответствуют реальным экономическим процессам, и преследуют исключительно цель минимизировать налоги. И это является незаконной оптимизацией. Налоговая доказывает, что сотрудник фактически продолжает работать в той же организации, а потому именно она и должна платить налоги.

Многие схемы работают только до первой проверки. Когда налоговый орган выходит на выездную проверку, то все подобные схемы сразу выявляются.

— А можно ли эту схему с ИП каким-то образом модернизировать, чтобы налоговая не имела возможности выявить нарушения?
— Можно. Просто надо сделать так, чтобы эти предприниматели вели реальный самостоятельный бизнес. Если у вас ИП зарегистрирован в качестве самостоятельного бизнесмена, то пусть он и находит реальные заказы «на стороне», выполняет их. Пусть он сам решает, с кем ему заключать договоры, на каких условиях. Сотрудник вправе сотрудничать с прежней организацией, но эта компания не должна быть единственным клиентом.

У налоговой вызывает обоснованные подозрения, когда лица, которые были сотрудниками организации, вдруг стали по документам самостоятельными предпринимателями, но продолжают работать исключительно со своей бывшей организацией. Опять же, по документам все красиво и корректно, бывший работник официально зарегистрирован как предприниматель, но эти документы — недостоверны, они не соответствуют реальным экономическим процессам. Реально этот «предприниматель» остается сотрудником организации.

— Насколько я знаю, часть компаний зарегистрировали ИП, чтобы часть финансовых потоков перевести на эту схему. Увеличилось ли количество регистраций ИП?
— Мои коллеги, которые занимаются регистрацией компаний, говорят, что никакого всплеска заказов на регистрацию предпринимателей не наблюдается. Напротив, растет спрос на ликвидацию фирм. Предприниматели бросают свои фирмы, с долгами, с проблемами в бухгалтерском учете. Регистрируется новое юридическое лицо и начинается ведение бизнеса «с чистого листа».

— Есть ли какие-либо пути для снижения размера социальных взносов по закону?
— Во-первых, есть возможность снизить социальные отчисления за счет участия в проекте по софинансированию пенсии. Работодатель перечисляет до 12 тысяч рублей в год в качестве взноса на пенсионное страхование работника, такую же сумму добавляет государство. В результате база для исчисления страховых взносов уменьшается на те же самые 12 тыс. рублей. Внешне эта схема выглядит красиво, но есть два момента. Речь идет о незначительном уменьшении налоговой нагрузки. То есть, из фонда оплаты труда конкретного работника можно в месяц вычесть только 1 тысячу рублей, с остальной суммы нужно заплатить государству 34%. Да и сам проект софинансирования пенсий провалился, поскольку государство не смогло убедить бизнес в его целесообразности.

Во-вторых, можно передать оборудование, которое работник использует в своей трудовой деятельности, в собственность работника. Например, можно передать в собственность работника автомобиль, который используется им в служебной деятельности. Затем, в силу прямого указания Трудового кодекса, работодатель обязан компенсировать работнику затраты по использованию в интересах работодателя личного имущества работника. И эти компенсационные платежи не включаются в базу для расчета социальных взносов.

Растет спрос на ликвидацию фирм. Предприниматели бросают свои фирмы, с долгами, с проблемами в бухгалтерском учете.

— Получается, что единственная по-настоящему эффективная схема — зарплаты в конвертах?
— Да, это основная схема, которая используется для минимизации налогообложения. Но она, безусловно, незаконна.

— Насколько велик риск, что у налоговой получится доказать использование этой схемы?
— Для того, чтобы привлечь к ответственности за выплату «серой» зарплаты, налоговый орган должен доказать точную сумму зарплаты, выплаченной в конверте. Как правило, даже если при допросе сотрудников кто-то из них признает факт выплаты ему какой-то части зарплаты по такой схеме, то, как правило, работник не может назвать точную сумму. Суд же требует с налоговой доказать точную сумму, до копейки. И только тогда с работодателя можно взыскать штрафы и пени.

— Еще одна схема — назначить одному из сотрудников большую зарплату, таким образом он достаточно быстро достигнет пороговой суммы (463 тыс. рублей), после которой не платятся страховые взносы.
— Любую ситуацию можно довести до абсурда. Конечно, это законный вариант. Но в этом случае возникают управленческие проблемы. Во-первых, вы должны работнику эти деньги выплатить, чтобы он вам их вернул. А если не вернет? Нужно понимать, что это официально и законно выплаченные работнику деньги, если он завтра решит уволиться и не отдаст что-то из полученной суммы — законно с него эти деньги работодателю обратно не получить. Во-вторых, сама ситуация, когда одному платят, условно, 100 рублей, а другому на той же должности — в разы больше, в любом случае вызывает напряжение в коллективе. Как бы вы это не объясняли работникам.

— После увеличения страховых выплат стала ли налоговая как-то более активно следить за малым бизнесом?
— У государства просто не хватит ресурсов, чтобы эффективно контролировать малый и средний бизнес. Единственным реальным способом выявления нарушений является выездная налоговая проверка. А она длится от двух месяцев до года — по одному налогоплательщику. Никаких инспекторов для этого не хватит.

— Есть какая-то логика в том, как налоговая выбирает объекты для проверки?
— Безусловно. Налоговая служба — один из самых эффективных госорганов с точки зрения планирования своей работы. Они еще несколько лет назад внедрили автоматизированную систему выявления организаций, которые требуют пристального внимания.

Планирование построено по очень простому принципу. Есть такое понятие как «результативность» налоговой проверки — она измеряется в суммах, которые доначислены. Налоговая не будет проверять организацию, если не будет уверена в возможности доначисления налогоплательщику каких-то сумм.

Налоговый орган всегда проводит подготовительную работу. В частности проверяет, имели ли место колебания (увеличение или уменьшение) его оборотов, как размер выручки конкретного налогоплательщика соответствует средним нормативам по отрасли. Какую сумму налогов (сборов) платит организация, не менялась ли резко эта сумма, соответствует ли она среднему показателю по отрасли. Также смотрят на то, с какими контрагентами работает организация. Если среди них есть номинальные фирмы, то это сразу привлекает внимание налогового органа.

«Зарплаты в конвертах» — основная схема, которая используется для минимизации налогообложения. Но она, безусловно, незаконна.

Необходимо отметить, что сотрудников налоговых постоянно обучают на семинарах, что именно проверять и как выявлять различные схемы незаконной оптимизации. ФНС РФ оперативно реагирует на использование налогоплательщиками различных схем, выпускает для инспекторов Методические рекомендации по выявлению налоговых схем по конкретным налогам, с примерами и описаниями конкретных схем. Причем, это не разовые кампании, это — постоянная, хорошо организованная, систематическая работа. Именно поэтому большинство проверок налогового органа результативны и заканчиваются доначислением налогов.

— А какое наказание грозит, если контролирующий орган выявит нарушения?
— В настоящее время существенно ограничена возможность привлечения руководителей налогоплательщика к уголовной ответственности за неуплату налогов (ст. ст. 198, 199 Уголовного кодекса РФ): существенно увеличен минимальный порог по сумме неуплаченных налогов, при наличии которого возможно возбуждение уголовного дела. Поэтому в настоящее время основным видом ответственности на налоговые правонарушения является ответственность организации-налогоплательщика в виде штрафа по ст. ст. 122, 123 Налогового кодекса РФ: 20% от суммы неуплаченного налога.

— Сейчас стали говорить о возможности возврата к прежним размерам страховых взносов. Насколько такой вариант развития ситуации Вам кажется реальным?
— В этом году нас ждут выборы в Госдуму, а в следующем — президентские, поэтому возможны любые, самые популистские, решения. Вообще, в нашей стране возможно все. Хотя в существенное снижение налогов я не очень верю. Наиболее авторитетные в финансовой сфере чиновники (прежде всего, министр финансов Кудрин) неоднократно озвучивали, что повышение налогов — это сознательное долгосрочное решение государства, сложившийся тренд.

Благодарим за содействие в проведении съемок ресторан PAPARAZZI, ТиДЦ «Европа».
Фото: Даниэла Верцбергер