Раздел Бизнес
1 марта 2011, 07:21

Иностранцы затопчут российских производителей курицы

Евгений Наруков, генеральный директор агрохолдинга «Уралбройлер» убежден, что бояться надо не ВТО, а иностранных производителей, которые могут начать строить фабрики в России.

Переговоры о вступлении России во Всемирную торговую организацию ведутся уже более 16 лет. И вот в 2011 году наша страна наконец-то вступит в ВТО. Считается, что наибольшие потери могут понести сельхозпроизводители. Однако Евгений Наруков убежден, что для компаний АПК вступление страны в ВТО ничего не изменит. Скорее всего, иностранные производители захватят российский рынок за счет строительства собственных птицефабрик. И в этой ситуации у местных игроков шансов не успех почти нет.

Евгений, на ваш взгляд, сельхозпроизводители выиграют или проиграют от вступления в ВТО?

ВТО — это организация, в которую входят страны, которые между собой договорились об облегченных таможенных процедурах. Я не понимаю, почему вокруг ВТО так много шумихи. Для России, я думаю, ВТО в принципе не нужно. То, что наша страна может продавать на внешние рынки, мы и так успешно продаем. Речь идет о сырье, в котором все и так нуждаются. Для наших «типа технологичных» компаний возможность продавать по льготным тарифам ничего не изменит. Их там никто не ждет.

Я не понимаю, почему вокруг ВТО так много шумихи. Для России, я думаю, ВТО в принципе не нужно.

Себестоимость одного килограмма производства птицы у технологичных компаний — 55-58 рублей. У старых птицефабрик этот показатель и вовсе достигает 65-70 рублей. А американская продукция заходит в Санкт-Петербург по 0,8-1 доллару за килограмм. Хоть какую вы таможенную пошлину сделайте — она все равно пробьет себе рынок. Вступим в ВТО — и «ножки Буша» еще подешевеют. Но все равно это ровным счетом ничего не изменит. Смешно бояться, что нас убьют продукты, для которых будет низкая таможенная пошлина. Надо понимать, что нас убьют при любых ставках. Именно поэтому государство и вводит определенные квоты и другие ограничения.

Но ведь вы лишитесь государственной поддержки?

В свое время 70% мяса птицы ввозилось. Постепенно этот показатель сокращался, а в 2011 году он составит всего 10%. Это связано с тем, что есть национальный проект по развитию АПК, есть помощь и зеленый свет инвесторам, чтобы те вкладывали в сельское хозяйство. И это логично — государство заботится о продуктовой безопасности и здоровье нации. В некоторых странах господдержка производителям гораздо больше, чем у нас.

С 1997 года производство птицы в России выросло более, чем в 4 раза

Я думаю, что поддержка птицеводов закончится не из-за ВТО. Давайте разберемся, в чем она выражается сегодня. 95% — это субсидирование кредитов в размере ставки рефинансирования ЦБ. После того, как мы заплатили в банк по полной все проценты, минсельхоз возвращает нам 7,75%. Или, например, в первом полугодии 2008 года стоимость зерна выросла с 4 до 10 рублей. И государство, чтобы сдержать рост цен на продовольствие, договорилось с производителями: мы не повышаем цены на курятину, а взамен получаем 5 рублей на выпущенный килограмм продукции.

На сегодняшний день российские птицеводы производят 90% от потребляемой продукции. Это тот показатель, который позволяет говорить о том, что мы обеспечили продовольственную безопасность. Именно поэтому в 2011 году поддержку новым проектам еще будут оказывать, но с 2012 года, скорее всего, ее отменят. А развивать этот бизнес на коммерческие кредиты — никто не будет. Поэтому объем денег, которые будут вкладываться в птицеводство, и так сократится.

Смешно бояться, что нас убьют продукты, для которых будет низкая таможенная пошлина. Надо понимать, что нас убьют при любых ставках.

Получается, что никаких кардинальных изменений после вступления в ВТО не произойдет?

Да, именно так. На самом деле меня беспокоит другой момент. На сегодняшний день эффективность российского бизнеса в пять раз ниже, чем в США. Для примера, средняя выработка в российском птицеводстве — 40-60 тыс. долларов на человека. На Западе этот показатель — 250-300 тыс. долларов на человека.

Если бы российский рынок был полностью открыт, то у российских производителей бы не было шансов?

Конечно, они бы нас просто растоптали. Хотя это касается любого российского бизнеса.

Получается, что у российского птицеводства совершенно нет экспортного потенциала?

С теми ценами, которые есть сейчас, нас нигде не ждут.

У вас есть еще свиноводческая ферма. Но ведь в этом сегменте ситуация иная: на рынке много импортного мяса.

Вы совершенно правильно подметили. Птицеводы сделали резкий рывок и теперь занимают 90% рынка. Интересно, что в Челябинской области и вовсе производится 150% мяса птицы от потребления. По свинине же рынок еще совершенно открыт, и ни о каком насыщении говорить нельзя.

На птицу приходится почти 40% производства мяса в России

Вы заявляете, что планируете стать третьим производителем в России. За счет чего? Насколько важна региональная составляющая для потребителей при выборе продукции?

Смотрите, марка «Аргаяша» не родная для Свердловской области. Но это не мешает нам контролировать 20% рынка. В 2011 году мы планируем стать первыми по объемам продаж в области. Думаю, что среднестатистический свердловчанин не знает, где находится наша фабрика. Для покупателей важны какие-то реальные выгоды: качество продукции, ее полезность, цена, упаковка. Это важно, а где произведена курица — нет.

И все равно главным критерием остается цена?

Вы же не всегда выбираете на основании цены. Ваш телефон стоит 40 тысяч, а есть аппараты за 800 рублей. Но вы почему-то выбрали первый вариант. Наверное, вы нашли разницу.

В случае с Apple вообще очень сильна маркетинговая составляющая.

Значит, мы должны стать «apple» в нашей отрасли.

На самом деле нам надо бояться не ВТО. Мы думаем, что к нам завезут дешевую курицу, которая затопчет нашу. Этот путь давным-давно прошли автомобили: раньше иномарки завозили, а теперь их производят на российских заводах. Что мешает производителям курицы пойти по такому же пути?

Они придут с нормальными бизнес-решениями, которые проверены в течение сотен лет. Они могут как построить фабрики с нуля, так и купить крупных производителей. Внедрят там свои знания и опыт в генетике, в ветеринарии, вопросах управлениях финансами, менеджменте. И нас начнут убивать здесь. А законы рынка очень простые: либо ты ежегодно растешь, либо ты катишься вниз.

И нас начнут убивать здесь. А законы рынка очень простые: либо ты ежегодно растешь, либо ты катишься вниз.

А у нас пока нет иностранцев?

Пока нет. Быть может, у них есть доли, но об этом доподлинно неизвестно. Иногда происходят интересные движения по продаже того или иного актива, но имена покупателей зачастую остаются неизвестными. Открыто пока никто не пришел, но это вопрос времени.

Сможет ли региональная птицефабрика, как ваша, конкурировать с иностранцами?

Нельзя быть большой региональной компанией. В этом случае придут большие федеральные и скинут тебя. Развитие предприятия подразумевает ежегодный рост на 15-20%. Это минимум. Через четыре года мы должны работать на два федеральных округа, а через шесть лет — на четыре. Или есть второй путь: не решиться пойти дальше, а продаться крупной компании. Мы идем по первому пути.

А сами планируете покупать фабрики?

Конечно. Уже сейчас мы понимаем, что нельзя бесконечно увеличивать производство в рамках существующих активов. У нас сейчас есть проект по строительству еще одной птицефабрики в Челябинской области. И мы не исключаем, что через три-четыре года у нас появятся ресурсы для покупки действующих предприятий. У нас есть ряд технологий, которые позволяют быстро повысить эффективность купленного актива.

Мы не исключаем, что через три-четыре года у нас появятся ресурсы для покупки действующих предприятий.

Мы раз в месяц получаем предложения о покупке той или иной птицефабрики. Все зависит от того, о каком активе идет речь. Нередки случаи, когда проще птицефабрику снести и построить на ее месте новую.

Плюс к тому, предприятия, которые имеют оборот менее 1,5 млрд рублей, уже с трудом могут выживать на рынке. У нас в 2010 году был оборот 3,6 млрд рублей.

А что выгоднее производить: мясо птицы или яйца?

Если это эффективный бизнес, то рентабельность должна быть примерно одинаковой — от 5% до 25%. Если у вас первый показатель, то вы находитесь на грани банкротства. У нас рентабельность на уровне 19%. И еще есть над чем работать.

Не могу не спросить о вашей рекламной кампании с лисами. Насколько эффективна такого рода реклама?

Идея пришла не нам. Ее нам предложило креативное агентство, с которым мы работаем. Каждый должен заниматься своим делом: птицефабрика — производить курицу, а рекламные агентства — придумывать новые ходы.

Нельзя быть большой региональной компанией. В этом случае придут большие федеральные и скинут тебя.

На мой взгляд, большая часть рекламных бюджетов тратится впустую. Странная цифра. Объем информации, который обрушивается на головы потребителей, каждый год увеличивается в полтора раза. Вспомните, сколько новостных сайтов было 10 лет назад?

На улицах рябит от количества рястяжек и щитов. Объем информации — просто сумасшедший. Формально, чтобы оставаться заметным в этом потоке — надо каждый год увеличивать рекламный бюджет раза в два. Никакая компания себе такого позволить не может.

У людей просто сформировался иммунитет к рекламным сообщениям. Именно поэтому реклама должна быть заметной и креативной. Плюс к тому она обязательно должна продавать: почему я как потребитель должен выбрать твой продукт, а не какой-то другой. В последней рекламной кампании мы постарались решить обе задачи. Если вы помните, то лозунг этой кампании — «Вкусно».

Благодарим International Pab Globus (пр. Ленина, 48) за оказанное содействие при создании материала.

Фото: Сергей Никифоров