Раздел Бизнес
4 февраля 2008, 14:30

Российскую экономику ждут серьезные потрясения, — мнение эксперта

Январские потрясения на фондовом рынке являются предвестником глобального экономического кризиса, считает руководитель Центра экономических исследований ИГСО Василий Колташов.
По его словам, биржевой кризис – это только первый серьезный сигнал о том, что большой кризис уже начался. Эксперт полагает, что для России экономические потрясения могут оказаться особенно острыми.

Как считает Василий Колташев, сейчас можно с уверенностью говорить, что мировой экономический кризис начался. «После событий 21-22 января фондовые рынки станут чаще подвергаться резким колебаниям, с «корректировками» курса бумаг в сторону понижения. Биржевая нестабильность час за часом будет поднимать занавес, обнажая состояние экономики. Вскоре обнаружится – будет объявлено – о массовых проблемах в сбыте товаров. Вслед за этим по цепочке кризис перебросится в сферу производства. Тогда не признавать его сделается невозможным, настолько очевидно он ударит по карману основную массу населения», – полагает эксперт.

По словам Колташева, в глобальном хозяйстве сложилась ситуация, когда возможности рынков исчерпаны. Производство еще можно наращивать, средств на это у корпораций вполне достаточно, но получать прибыль становится все сложней. «В 2007 году мы наблюдали ситуацию, когда во многих странах, прежде всего в США, Великобритании и ЕС снижались доходы рабочих. Сужение рынков сдерживалось ростом потребительского и ипотечного кредитования. Однако когда выяснилось, что люди не могут покрывать даже процентов дела у банков (не только у Citigroup) пошли плохо. Информация об этом встревожила рынок», – отметил эксперт.

Перепроизводство капиталов является громадным «Причина случившегося в том, что массе игроков стало ясно, насколько плохо обстоят в реальности дела с прибылью у многих ведущих компаний. За дорогими акциями, за высокой капитализаций фирм скрывались убытки или проблемы с развитием, ставшие хроническими», – считает эксперт.

Василий Колташев обращает также внимание, что на ситуацию оказывает влияние нескольких факторов. «Во-первых, налицо не простое перепроизводство товаров «заполнивших рынок», но сужение ряда важнейших рынков. Масса компаний стремилась понижать свои издержки за счет уменьшения заработной платы, сокращения отпусков и продления рабочего дня. От технологического пути снижения себестоимости отмахивались как от слишком дорогого. Производство десятилетиями переносилось в «третий мир» где не имелось рабочего законодательства, профсоюзов, социальной защиты, а заработная плата была кратно ниже. Однако производимые товары должны были продаваться на старых рынках. Суммарно это неминуемо вело к кризису, ускоряло его приход», – отмечает эксперт.

«Во-вторых, перепроизводство капиталов является громадным. Их основанная масса сосредоточена на фондовом рынке, поскольку для вложений в реальный сектор в мире почти не осталось мест. В итоге в 2007 году акции росли, а компании все больше буксовали, скрывая убытки и фальсифицируя прибыль. Торговля бумагами процветала. Однако успешно спекулировать акциями можно только когда считается, что за ними стоит устойчивый бизнес. Но как только рынок начинает понимать, что реально скрывается за акциями, происходит падение. Не обязательно это означает падение бумаг всех компаний. Однако вслед за первым падением следует второе, третье и так далее», – считает Колташев.

В этой ситуации, полагает эксперт, от кризиса не застрахованы все компании, которые считаются сейчас стабильными. «Первое время падение бумаг пока еще высоко рентабельных компаний может оказаться незначительным. Они даже способны подрасти. Но так только на первой – биржевой стадии кризиса. Когда начнется падение производства, эти фирмы окажутся в менее выигрышном положении. В первую очередь это касается сырьевых компаний», – считает Колташев.

По его словам, кризис может придет в Россию несколько позже, чем в другие страны, однако его последствия будут весьма тяжелыми. «В декабре, еще до первого скачка инфляции, мы полагали, что внутреннего ресурса страны хватит на полтора, возможно два года. Однако последствия политики Минфина последних лет («стерилизация экономики» сочетаемая с эмиссией) сокращают этот срок на глазах. И все же, несмотря на сужение потребительского рынка в России из-за пожираемых инфляцией доходов населения, кризис проявится в РФ несколько позже, чем в других странах. Однако он может оказаться более тяжелым. Поставщики сырья всегда позднее других производителей ощущают наступление экономического кризиса, но оказываются более уязвимы для него. Непонимание этого, а также внешний покой на внутреннем рынке являются причинами бравого поведения отечественных политиков», – считает эксперт.

Василий Колташев с большой иронией относится к заявлениям министра финансов РФ Алексея Кудрина о том, что Россию может защитить Стабилизационный фонд. «Судите сами, если мировой фондовый рынок отреагировал паникой на план Джорджа Буша простимулировать экономику США 170 млрд. долларов, то какой эффект может быть от заявлений Кудрина? Размер стабилизационного фонда РФ не позволяет серьезно говорить о возможности его эффективного применения в борьбе с мировым кризисом. В лучшем случае, даже при самой умной политике несколько месяцев сомнительной стабилизации на бирже – все, на что можно рассчитывать», – считает эксперт.

Стабилизационный фонд не является серьезной защитой По его словам, Стабилизационный фонд не является серьезной защитой. «Его не хватит даже на поддержание фондового рынка в России, когда власти осознают происходящее и кинется спасать бумаги, вместо того, чтобы поддержать население, а значит спрос. Стабилизационный фонд совершенно ничтожен по сравнению с долгами российский корпораций. Когда кризис приведет крупнейшие компании РФ в плачевное состояние, средств стабфонда не хватит ни на что», – считает Колташев.

Он обращает внимание, что заявления экспертов и чиновников высшего ранга о том, что России в связи с кризисом ничего не угрожает, не имеют ничего общего с действительностью. «В действительности все иначе. РФ не исчерпала еще до конца потенциал внутреннего рынка. В 2008 году действительно можно еще ожидать приток в страну иностранных инвестиций. Однако здесь стоит сравнить существующие условие с тем, что наблюдалось в России конца XIX века. Тогда также в мире отмечалось перенакопление капиталов, которые после исчерпания всех прочих рынков хлынули в Россию. Однако, произведя экономический бум, они вызвали кризис, исчерпав «последний рынок Европы». Его последствия для нашей страны в 1901-1903 годах были очень тяжелыми, в немалой степени приведя к Первой русской революции 1905-1906 годов», – отмечает эксперт.

Василий Колташев полагает, что «власть не располагает никакими серьезными механизмами смягчения кризиса». «Выработать их кабинетным способом, а потом применить, ничего не изменяя в стране, невозможно. Поэтому в Кремле полагаются исключительно на собственный оптимизм и фетиш стабилизационного фонда, который вообще может попросту сгореть в первые месяцы кризиса. Отечественная экономика является сырьевой, то есть очень уязвимой. Ее структурное переориентирование не выгодно «Газпрому», а потому не реализовывалась прошедшие десять лет и не предполагается к осуществлению. Поэтому мы и считаем, что для России кризис окажется особенно тяжелым. Гайки будут закручиваться, обещания и громкие заявления делаться, а проблемы нарастать», – считает эксперт.

По мнению Колташева, в настоящее время мировая экономика вступает в период завершения большого цикла своего развития. «Надвигающийся кризис – не просто кризис перепроизводства. Это кризис эффективности неолиберальной системы, складывавшейся после предыдущего системного кризиса 1968-1973 годов. Одновременно это новый кризис политической гегемонии США. Чтобы выйти на следующий виток развития в мировом хозяйстве должно многое перемениться. Прежняя система эксплуатации мировой периферии исчерпала свои возможности. Требуется очень многое изменить в мировом хозяйстве. Абсолютно недостаточно снизить налоги или просубсидировать биржу», – считает эксперт.

«Начинающийся экономический кризис обещает быть острым. Одновременно он окажется и затяжным: вслед за падением производства последует продолжительная депрессия. Для нефтегазовой России, а значит и для нынешнего политического строя кризис может стать последним. Структурная перестройка мирового хозяйства потребует смены экономических приоритетов. Для России это будет означать конец господства сырьевых корпораций. Поэтому первыми последствиями кризиса в РФ станет ужесточение политического режима, направленное на подавление любых возмущений состоянием хозяйства и требований его переустройства, означающим также смену политического строя. Борьба, вероятно, окажется острой», – заключил Василий Колташев.