Раздел Бизнес
5 июля 2007, 09:55

Чечня восстановлена

Федеральная целевая программа по восстановлению Чечни будет закрыта до конца года, решило правительство. Она неэффективна и к тому же давно выполнена.
Ей на смену придет новая программа – развития республики, в два с лишним раза более дорогая, чем первая. Вопрос в том, будет ли она более эффективна.

Правительство России решило завершить реализацию федеральной целевой программы (ФЦП) «Восстановление экономики и социальной сферы Чеченской Республики» в 2007 году, сообщила в среду правительственная пресс-служба.

Объясняется это тем, что ФЦП была неэффективна. С другой стороны, формально программа выполнила поставленные перед ней задачи. Так, в 2006 году, по данным Счетной палаты (СП), было освоено 99,9% годовых назначений, из 253 пусковых объектов введены 246 (97,2%). При этом на 2007 год ФЦП даже не утверждали, и еще в июне финансирование программных мероприятий не было открыто. «Программа была ориентирована на восстановление, сейчас задача – развитие. Грозный – уже не те руины, которые были несколько лет назад», – соглашается руководитель аналитического отдела Центра политических технологий Алексей Макаркин.

Создавалась ФЦП еще и как средство контроля за расходованием денег, выделяемых республике федеральным центром.

До программы деньги в Чечню шли напрямую из бюджета, в котором с 2000 года появилась специальная строка «восстановление экономики Чечни». Однако своих целей средства, как правило, не достигали.
Уже концу 2000 года СП выяснила, что из выделенных 1,3 млрд рублей 65,5 млн исчезли в неизвестном направлении. Асланбек Аслаханов, бывший тогда депутатом Госдумы, заявлял по этому поводу, что Грозный был разрушен для того, чтобы затем кое-кто погрел руки на его восстановлении. Публичное возмущение ни к чему не приводило, и в 2001 году СП выявила нецелевое расходование уже 711 млн рублей. Тогда и создали ФЦП, заработавшую в 2002 году.

Помогла программа не сильно – по данным СП, в 2002 году не по назначению израсходовали 366 млн рублей, из них 21 млн рублей было расхищено, в 2003 году не по назначению потратили 2,1 млрд рублей.
В то же время в Чечне попытки ужесточить контроль над тратой денег посредством ФЦП не пользовались популярностью. Например, в 2004 году Алу Алханов, тогда глава общественного совета по контролю над восстановлением Чечни, предложил направлять на эти цели выручку от экспорта нефти, добытой в республике. Эта идея даже получила одобрение президента России Владимира Путина. «Мне кажется, это предложение будет понято всеми, – заявил глава государства. – Зачем тратить деньги из федерального бюджета, если республика добывает продукт, который пользуется спросом на мировом рынке». Предложение, впрочем, так и не реализовали. Затем Алханов предпринял еще одну попытку: предложил передать правительству республики контроль над компанией «Грознефтегаз», принадлежащей «Роснефти». «Грознефтегаз» приносит в республиканский бюджет 250 млн рублей в год в виде налога на прибыль. А передача лицензии позволит увеличить поступления до 2 млрд рублей», – объяснял Алханов. Но и эта идея не была воплощена. Последний раз к ней возвращался новый президент Чечни Рамзан Кадыров в 2006 году.

Но, несмотря на всеобщее недовольство программой, ее не сворачивали. «Это довольно странная программа, которая каждый раз продлевается, – говорит главный редактор сайта «Кавказский узел» Григорий Шведов. – Очень часто можно столкнуться с недобросовестным использованием этой программы, особенно если мы выходим за пределы городов Грозный, Аргун, Гудермес и говорим в целом о Чечне. Действительно, за прошедшие годы Аргун и Гудермес до неузнаваемости изменились и полностью реконструированы. В Грозном еще много работы не доделано».

Кроме того, в отсутствие общественного контроля за ФЦП невозможно понять, что не было сделано.

«У нас есть какие-то скупые цифры, которыми поделилась Счетная палата, о том, что планировалось запустить 253 объекта. Но что это за объекты, какой объем финансирования, неизвестно», – признается Шведов.
«Я лично держал документ, в котором в рамках этой программы планировалось укрепление русел рек в республике, что, естественно, не является ни приоритетной задачей, ни задачей, которая выполнялась».

Возможно, затягивание ФЦП объяснялось отсутствием более конструктивных идей. Недавно они появились.

В июне 2007 года Министерство регионального развития разработало и внесло в правительство концепцию следующей ФЦП «Социально-экономическое развитие Чеченской Республики на 2008–2011 годы», по которой региону должны выделить 79,6 млрд рублей.
Для сравнения, за 2002–2006 годы в рамках первой ФЦП бюджет потратил 30,6 млрд рублей.

Таким образом, финансирование Чечни с этой ФЦП не заканчивается, напротив, ее ждут более мощные вливания. Но и финансовой самостоятельности чеченским властям завершение ФЦП не прибавляет. «Контроль остается таким же. Он будет осуществляться и по линии правительства, и по линии Счетной палаты», – говорит Макаркин.

Впрочем, можно ожидать, что неопределенность, сложившуюся между первой и второй ФЦП, Чечня использует для попытки усилить финансовую независимость. «Я думаю, что мы очень скоро услышим реакцию Кадырова, и на этом история не закончится, – говорит Шведов. – Неслучайно, что это решение приняло именно правительство, именно Фрадков, человек, после которого большая возможность для высказывания других лиц, более ключевых в нашем государстве. Они могут уточнить, поправить, объявить, что будет какая-нибудь новая программа, поэтому надо подождать реакции».

«Власть стоит перед выбором: отдать республике все доходы от нефти, которую добывают в Чечне, или продолжать поддерживать Чечню из федерального бюджета», – говорит Макаркин. Но на первый вариант Россия не пойдет, считает он, «чтобы не создавать опасный прецедент и не ущемлять интересы компании «Роснефть».