Раздел Бизнес
23 января 2009, 11:12

Уральские предприятия не могут дождаться обещанной господдержки

Уральские заводы до сих пор не получили помощь, о которой в конце прошлого года громко объявило федеральное правительство.
Обещанных денег или госзаказов нет, зато есть тысячи уволенных и многомиллионные долги по зарплате. Мнения экспертов разделились – одни считают, что помощь есть и она эффективна, другие называют ее формальной и непродуманной.

Перечень стратегических предприятий, которым обещали федеральную поддержку, был опубликован в конце декабря. В него попали 295 предприятий – от нефтяников и угольщиков до связистов, СМИ, торговых и аптечных сетей. Указанные компании могли рассчитывать на получение почти 3,2 трлн. федеральных рублей на борьбу с кризисом. Попали в список и уральские предприятия. Всего их было около ста, но указали лишь самые крупные, либо холдинги, к которым относятся уральские заводы. Среди «счастливчиков» были «Уралвагонзавод», «Уральские авиалинии», аэропорт «Кольцово», предприятия УГМК, ОМЗ, ГК «Ростехнологии», ТМК, РУСАЛ.

Кроме протекционистских мер – госзаказа и реструктуризации долгов за счет госресурсов, заводам обещали прямые денежные поступления. Например, еще в начале декабре на господдержку системообразующих предприятий резервировались 325 млрд. руб. прямой госпомощи. Между тем, до сих пор никакой помощи уральским производителям оказано не было.

Как сообщил «Новому Региону» пресс-секретарь «Уралвагонзавода» Борис Минеев, ни финансовой, ни протекционистской помощи предприятию до настоящего времени оказано не было. «Я так понимаю, что сейчас идет мониторинг экономической ситуации. Тем более что ситуация пока не самая «горящая» – поэтому, думаю, нам никакой помощи не оказывают. Зарплаты у нас пока выплачиваются, долгов и сокращений нет», – рассказал он.

Тем не менее, г-н Минеев признал, что общая экономическая ситуация на заводе сейчас сложная. «Контрактов на поставку железнодорожных составов в полном объеме пока нет», – говорит он. Ситуацию с госзаказом и увеличением авансовых платежей за его выполнение представитель УВЗ комментировать отказался.

О том, что никакой помощи региональной экономике не оказано, говорит и глава комитета по промышленной политике Свердловской облдумы Владимир Машков. Этот факт он объясняет тем, что список «проблемных» стратегических производств до сих пор открыт, а меры помощи властями пока только вырабатываются. В таких условиях свердловский кабмин вынужден обходиться собственными силами, например, формировать антикризисные штабы. «На правительственном уровне штаб возглавляет глава Минпромышленности Анатолий Гредин, аналогичные структуры созданы в муниципалитетах и региональном отделении «Единой России», которое накануне попросило данные о состоянии экономики. Или вот только вчера изучали ситуацию на одном из предприятий Режа – там одни инвалиды работают, думали, как им помочь», – говорит Машков. Кроме того, местные власти вновь намерены поднять на федеральном уровне тему безопасности хризотилового производства, против которого выступает Евросоюз. «Эта мера направлена на поддержку предприятия «Ураласбест», – говорит депутат Машков.

Пока уральские производители ожидают от государства хоть какой-то поддержки, мнения уральских экономистов относительно обещанной помощи разделись. Одни считают, что она уже активно оказывается и дала первые плоды, другие, наоборот, не видят ни реальных действий, ни эффекта.

«А какие деньги и кому должны были прийти? Их никто предприятиям не обещал, обещали реструктуризацию долгов по внешним займам. Финансовую помощь оказали банкам, да процесс передачи этих средств приостановился, так как сами банки стали заложниками долгов у западных банков. Если у УГМК иностранные кредиторы потребуют выплат, заплатит за холдинг государство. Разве это не помощь? Получив такие гарантии, компании стали спокойно заниматься производством» – заявил «Новому Региону» директор института экономики УрО РАН Александр Татаркин.

В свою очередь, по словам директора Уральского филиала ИК «Аккорд-Инвест» Константина Селянина, методы «ручного» регулирования в данном случае малоэффективны. «Такой избирательный способ регулирования весьма спорен. При выборе из сотен тысяч предприятий были заявлены спорные критерии – не экономические, а социально-политические – количество работающих, статус градообразующего, отраслевая принадлежность. «Полагаю, в этом списке нет тех, кто там должен быть. Например, с какой стати туда попала аптечная сеть 36,6, а не ФГУП «Фармация»?», – задает вопрос аналитик.

Комментируя сложившуюся ситуацию, Селянин вспоминает, как в конце прошлого года системообразующим банкам выделили деньги для кредитования реального сектора экономики, но вместо помощи промышленникам, банкиры направили миллиардные суммы на валютный рынок, чем вызвали неконтролируемую девальвацию в стране. «Зато весьма эффективно проявило себя снижение фонда обязательного резервирования, мера, которая мгновенно дошла до всех банков и помогла им решить проблемы с дефицитом собственной ликвидности», – отмечает Константин Селянин.