Раздел Бизнес
6 марта 2015, 12:10

Люди-гвозди: как изобретатель из Заречного спасает детей по всему миру

Люди-гвозди: как изобретатель из Заречного спасает детей по всему миру
Фото: Дмитрий Горчаков для 66.ru
В нескольких цехах по Свердловской области отшивают костюмы для детей с ДЦП и сложными патологиями опорно-двигательной системы. Заказы берут со всей страны и даже из-за рубежа. Как социальному бизнесу удалось не то что выжить, но и на прибыль выйти?

Мы продолжаем спецпроект о наших предпринимателях, которые еще не построили транснациональные корпорации, но заняты полезными делами: они не продают и не покупают, а создают свой собственный продукт, за который не стыдно. Мы считаем, что на таких вот людях всё держится. И рассказываем о них, потому что они заслуживают уважения.

Компания Сергея Глядкова — удивительный случай, когда бизнес вырос не на идее что-то подешевле купить и подороже продать. Уникальное для России швейное производство возникло благодаря изобретению и сейчас живет только за счет авторских разработок. Сшитые по необычной технологии плавающие костюмы закупают структуры МЧС и Министерства обороны по всей стране, а специальную одежду для реабилитации детишек с ДЦП заказывают из разных уголков мира. И это притом, что бизнесу немногим более 5 лет.

Непотопляемый бизнес

В ответ на вопрос, кем вы были до того, как стать изобретателем, Сергей улыбается и коротко говорит: «Теперь уже и не важно». На самом деле, художник-ювелир по образованию, ни о каком собственном производстве, тем более — о каких-то неведомых плавающих и ортопедических костюмах он и не думал. И не задумался бы, если б не несчастный случай, когда товарищ (а теперь и член бизнес-команды) провалился под лед на севере Свердловской области. Тогда и задумался, как сделать костюм-спасатель, в котором еще и ходить удобно было бы. Начал искать, размышлять.

В то время Ижевский завод пластмасс как раз вывел на рынок необычный материал изолон. Материал сочетал в себе сразу несколько полезных свойств — плавучесть, теплоизоляция, терморегуляция, гигроскопичность. Его взяли на вооружение сразу несколько производственных компаний, из изолона стали делать туристические коврики, теплоизоляцию в домах, шумоизоляцию в машинах. Пробовали с изолоновыми вставками шить спецодежду и спасательные жилеты — материал вшивали массивными пластинами. Утонуть в такой одежде было нельзя, но и двигаться тоже было почти нереально.

Основа плавающих костюмов, которые придумал Сергей Глядков, — это инновационный материал изолон. Раньше его уже пробовали использовать в спецодежде, но сшить не просто непотопляемую, но и удобную одежду никто не мог.

Сергей придумал изолон измельчить и наполнить им многочисленные ячейки внутри костюма. Это и подвижность облегчит, и плавучесть сохранит. Все продумал, сшил костюм для себя, опробовал. Друзья — рыбаки и охотники говорят: «И нам сшей», — так и закрутилось. И до того дошло, что теперь отшитые в небольшой мастерской в Заречном костюмы рекомендованы МЧС России как спасательная экипировка для служб спасения по всей стране, большой заказ пришел от Министерства обороны Казахстана, всерьез о закупках задумался флот…

«Два года назад, август месяц, нам звонит областной министр промышленности: «Сергей Евгеньевич, поедете бесплатно на Нижне-Тагильскую выставку?» — вспоминает Сергей. — Отвечаю: конечно, поедем! Потом на «Иннопром» позвали. Сам Путин смотрел, руку жал. Вот и фотография есть».

Фотография, как Владимир Путин разглядывает плавающие костюмы, занимает в офисе Глядковых особое место. После этой встречи госзаказы, конечно, не посыпались как из рога изобилия, но зато это позволило изобретателю и предпринимателю засветиться в СМИ.

Кроме госзаказа, добиться которого малому бизнесу было непросто, костюмы стали активно продавать в магазинах для охоты и рыбалки. Бизнес пошел в гору. Сейчас у Сергея и Марины Глядковых несколько цехов по пошиву плавающих костюмов. Всего в компании работает около 80 человек.

Плавающие куртки внешне выглядят совсем как обыкновенные.

От рыбаков к больным детям

В 2011 году на защите гранта наш герой случайно оказался рядом с руководительницей реабилитационных центров «Здоровое детство» Еленой Аронскинд — доктор медицинских наук тоже защищала грант в фонде поддержки предпринимательства. «Сидели на соседних стульях. В перерыве разговорились. Елена Витальевна спросила: а сможете сделать костюм для больных детишек с патологией опорно-двигательного аппарата, от сколиоза до тяжелых форм ДЦП? Я согласился», — вспоминает Сергей Глядков.

«Мы изучили аналоги: их оказалось не так уж и много, в России — всего одно производство, кроме нас. Остальное — заграничное. Оказалось, что большинство из них имеют сложную конструкцию. Чтобы надеть такую одежку на ребенка, понадобится минут 40. Некоторые из них недостаточно равномерно распределяли давление на мышцы, не все позволяли ребенку сохранять вертикальное положение. Одним из главных недостатков была высокая цена. Несколько десятков тысяч рублей для большинства родителей детей с ДЦП или сложными травмами — это неподъемная сумма», — говорит жена изобретателя и коммерческий директор компании Марина Глядкова.

Сергей и Марина отшили с десяток прототипов костюма разных конфигураций, форм и даже размеров, прежде чем нашли оптимальный вариант.

Вместе с докторами реабилитационного центра Сергей и Марина взялись за разработку. Отшили с десяток опытных образцов, прежде чем смогли сделать то, что хотели.

Марина Глядкова, предприниматель:

— Самое сложное было — не придумать и реализовать идею, а зарегистрировать костюм как медицинское изделие. Во-первых, на все это нужны деньги: на клинические испытания, оформление патента и всех необходимых документов. Все это обошлось нам примерно в 500 тысяч рублей.
За основу костюма «Ева» (именно такое имя изобретатель дал своему детищу) взяли уже известный компрессионный метод, когда в костюм для тренировок вшиваются пневмокамеры, в которые нагнетается воздух. С помощью специальных упражнений в такой «воздушной» спецодежде можно тренировать разные группы мышц.

Уральские предприниматели к существующей конструкции добавили внутреннюю прокладку из изолона, изменили принцип надевания и расположение пневмокамер, чтобы давление воздуха на тело распределялось более равномерно.

Изолон в костюме для детей с ДЦП играет очень важную роль — распределяет давление воздуха и создает массажный эффект.

«За счет такого массажа улучшается кровообращение, в нарушенные участки головного мозга поступает кровь, а вместе с ней и кислород. Восстановительные процессы идут быстрее, улучшаются не только двигательные навыки, но и речь и память», — уверяет Марина Глядкова.

Очень важно было сконструировать костюм так, чтобы одевать ребенка можно было легко и быстро. Глядковым это сделать удалось: время на «экипировку» составляет всего 2–3 минуты в противовес 40 минутам у аналогичных костюмов.

Даже лежачие детишки в таком костюме могут стоять, некоторые после первых тренировок начинают ходить.
Удалось добиться и ценового преимущества. Рыночная стоимость такого костюма начинается от 6 тысяч. В сравнении с аналогами, которые стоят несколько десятков тысяч рублей, разница ощутимая. Но изобретатели костюма считают, что и это весомая сумма для родителей больных детей. «Мы хотим добиться того, чтобы нас включили в госпрограмму «Доступная среда». Тогда государство будет компенсировать стоимость этих костюмов родителям больных детей. Мы знаем и видим, как живут эти люди, какую пенсию они получают. У них каждая копейка на счету», — говорят изобретатели.

Особенно актуален вопрос цены сейчас, когда почти все комплектующие подорожали процентов на 30.

Марина Глядкова:

— Всё подорожало: фурнитура, ткань, пневмокамеры. И неважно, в России это производится или за границей. Цены подняли все. Даже изолон, который изготавливается на Ижевском заводе пластмасс, стал намного дороже.

Готовы были к убыткам, а получили прибыль

Сейчас в цехах Марины и Сергея ежемесячно отшивается 100–150 таких костюмов в месяц. Есть контракты с несколькими реабилитационными центрами и частные заказы, в том числе заграничные — из Канады, США, Германии.

— Изначально мы даже не думали, что производство таких костюмов сможет приносить нам дополнительный доход. Решили, что для нас это будет социальный проект. Будем помогать реабилитационным центрам и просто родителям детишек с ДЦП. Но рынок сбыта, увы, оказался широким, а спрос — большим, — говорят Глядковы.

— Проект вышел на окупаемость?
— Социальное предпринимательство — это сложный бизнес. Нужно понимать, что прибыль большую он если и принесет, то нескоро. Мы в этом плане исключение: проект окупился уже через год после того, как мы зарегистрировали «Еву» как медицинское изделие и вышли на рынок. Но мы были морально готовы вообще не получить с этого проекта ничего. Сегодня наш главный рыночный продукт — это плавающие костюмы, именно они приносят основной доход. Вот почему мы можем держать цену на нейро-ортопедические костюмы на минимальном уровне. В отдельных случаях отшиваем костюмы бесплатно. Просто потому что чужих детей не бывает. За каждого душа болит.

Сегодня у Сергея и Марины Глядковых четыре швейных цеха, в общей сложности на предприятии работает около 80 человек.

— Вы получали от государства какую-то поддержку?
— Мы получили грант 400 тысяч как начинающая инновационная компания. На первом этапе нам это очень помогло. Фонд поддержки предпринимательства помог нам запатентовать изобретение, но самое главное — рассказал о нас журналистам, а журналисты — людям. Со всей страны и из-за рубежа — из Германии, Армении, Канады — нам стали звонить и писать, посыпались заказы.

Недавно выступала на встрече с предпринимателями. Все говорят: «Государство не помогает». А может, не просили? Само оно, конечно, не придет. Давайте, мол, мы вам поможем. Надо искать инструменты и в разные двери стучаться. Мы хотели найти поддержку — и нашли.

— Что бы вы сделали, чтобы жить предпринимателям стало легче?
— Сейчас нет такого закона, который бы делал жизнь бизнеса невозможно тяжелой. Да, сложно, но не смертельно. Определенно, социальное предпринимательство должно облагаться щадящим налогом на прибыль. Государство должно понимать, что выручка такого бизнеса несоизмерима с тем, что мы возвращаем в государственную казну налогами. Мы оформляем всех «по-белому» и не скрываемся, но не будь у нас второго направления бизнеса — не факт, что выжили бы.

Конкретно нам помогло бы также расширение помощи детям-инвалидам и людям с ограниченными возможностями.

У Глядковых семейный бизнес, муж и жена мечтают, что их дело продолжат дети, но как все сложится на самом деле — судить не берутся. 11-летний сын мечтает стать врачом-вирусологом, надежда на дочь — 7-летняя девочка тяготеет к швейному производству. «Но даже если мы состаримся и уйдем на пенсию, а у детей будут другие планы, найдутся люди, которые захотят продолжить наше дело», — говорит Марина.

— Что будет дальше с вашим бизнесом?
— О, идей очень много! Хотим разработать более совершенную модель костюма — сделать целый комплекс для лечения заболеваний органов опорно-двигательного аппарата с внешним подвижным каркасом. Это будет что-то вроде экзоскелета. Он будет совершенно автономный, не привязанный ни к аккумуляторам, ни к компьютеру. Есть также идея отшивать палатки для холодных регионов. Это почти что складной дом, теплый и надежный. Время, правда, сейчас тяжелое, так что реализацию идей пока отложили — до лучших времен.

— А на действующем бизнесе как кризис сказался?
— К сожалению, с каждым годом этот рынок все больше и больше. Деток с ДЦП, неврологическими отклонениями, задержками развития речи становится все больше...

Благодарим Фонд «Екатеринбургский центр развития предпринимательства» за помощь в организации интервью.