Раздел Бизнес
12 января 2015, 11:24

Люди-гвозди. Как пекарь с Вишневой попал под антироссийские санкции

Люди-гвозди. Как пекарь с Вишневой попал под антироссийские санкции
Фото: Игорь Гром
Анатолий Павлов рассказывает, как повлияли на его бизнес рост курса валют и продовольственное эмбарго, объясняет, почему в скором времени он, как и многие хлебопеки, повысит цены на свою продукцию, и формулирует правила выживания мелких предпринимателей в условиях кризиса 2015 года.

Мы продолжаем спецпроект о наших предпринимателях, которые еще не построили транснациональные корпорации, но заняты полезными делами: они не продают и не покупают, а создают свой собственный продукт, за который не стыдно. Мы считаем, что на таких вот людях всё держится. И рассказываем о них, потому что они заслуживают уважения. На этот раз нашим героем стал владелец пекарни «На Вишневой» Анатолий Павлов.

— Кризис — это настоящая катастрофа. Большинство продуктов, которые мы закупаем, имеют отношение к импорту. Даже несмотря на то что все мои поставщики — российские компании. На сегодняшний момент нет такого продукта, который бы не подорожал минимум на 28%.

Минимальное подорожание на сегодня — это соль и дрожжи. Максимум — изюм (на 100%). Жиры подорожали на 56–58%, мука — на 72%. Зерно — это тоже биржевой товар. Тот же крестьянин, который его производит, сейчас сидит и думает: «Везти мне его за границу за евро и доллары или продать Павлову за копейки?». Конечно, он повезет за границу — за евро и доллары. Казалось бы, яйцо не должно было подорожать. Курицы-то наши, российские. Но корм для куриц — импортный. В итоге цена на яйца поднялась на 35%.

С недавнего времени Анатолий Павлов не только директор частной пекарни «На Вишневой», но и фермер. Он купил 2,5 тыс. га земли в селе Ильинское (Катайский район Курганской области). Здесь Павлов собирается выращивать собственное зерно.

Из-за кризиса мне пришлось свернуть все свои инвестпрограммы. Хотел обновить печки, купить комбайн, но я не успел его оплатить (цена была в долларах). Не буду запускать новые продукты, которые планировал. Не появятся новые рабочие места. Может быть, их даже станет меньше. Но есть и то, что я хочу сделать в 2015 году даже несмотря на кризис. Открою маленькую пекарню. То, что я делаю сейчас, — это все же серийное производство. А там будет ручная работа, исключительные продукты.

Пока мы не подняли цены, но планируем это сделать. Сначала на 10%. Но потом нужно будет поднять на 17–20%. Сетевики с нами даже говорить об этом не хотят. Что делать, неизвестно. Сейчас эти проблемы обсуждаются на уровне правительства и министерства. Самым тяжелым для нас будет январь. Если мы перескочим в февраль, то будем жить.

«У нас в России ничего не производится от и до. Нет полного цикла производства ни одного продукта. И с такой политикой не будет еще долго».

То, что сейчас происходит, можно назвать паникой. Поставщики ничего не закупают. Отгрузку каких-то наименований прекращают совсем. Я прекратил производство шести наименований продукции, потому что просто нет сырья. Как долго это продлится, сказать не могу. Все зависит от правительства. От их планов. Если они у них вообще есть. Пока, похоже, есть только стратегия ждать два года. Я готов даже к самым плохим условиям, но пусть они будут стабильными. То есть пусть будет очень плохо, но понятно, что плохо. А не так, как сейчас, когда непонятно, в какую сторону дует ветер.

Государство до сих пор не сформулировало политику в отношении мелких предпринимателей. Чиновникам нужно понять, что они хотят делать в экономике: поддерживают малый бизнес или бросают все силы на крупные агрохолдинги и развивают производство. И то, и другое правильно. Я подстроюсь под любую стратегию, как и все предприниматели, но сейчас мне правила непонятны. Когда-то Эдуард Россель открыто сказал, что он будет поддерживать агрохолдинги, за что я его уважаю и люблю.

«Есть несколько сценариев развития событий, но оптимистичного среди них нет ни одного. Я думаю, что все зависит от дна. Только когда мы увидим это дно, тогда поймем, что будет дальше».

Я не знаю, как выжить мелким предпринимателям в кризис. Наверно, главное — это верить партнерам и быть честным со своим потребителем. Никого никогда не кидать. Я за 18 лет не обманул никого. Ни моих работников, ни моих покупателей. Я и сейчас честно могу сказать поставщикам: ребят, вот все деньги, что у меня есть. Скажите, где мне отрезать, чтобы вам отдать.

Второе правило — не надо гнаться за прибылью. Прибыль придет, когда ты будешь делать правильный продукт. Надо чувствовать рынок, понимать, что нужно потребителю. Это правда важно. Ну и, конечно, уметь меняться.

«Предприниматели меняют жизнь. Еще раз приведу в пример того же Стива Джобса. У каждого небось в кармане его продукция лежит. Он из гаража начинал, но у него амбиции были сразу — изменить мир».

Третье правило — никогда не отказывать в помощи, когда просят. У нас, у хлебопеков, очень крутое сообщество в Свердловской области. Такого больше нет нигде в России. Я могу в любой момент позвонить крупному хлебокомбинату и сказать: «Хочу к тебе в гости, чтобы посмотреть — что и как». Он меня пустит и все расскажет. Практически ничего не скроет. Хотя мы с ним конкуренты. Так же ко мне из области могут приехать и попросить показать, к примеру, чем мы покрываем формы, чтобы хлеб не прилипал. Я честно расскажу, хотя я сам это долго узнавал и расследовал.

На мой взгляд, так и должно быть. Сейчас, в условиях кризиса, важна не конкуренция, а то, насколько ты владеешь искусством борьбы с издержками. Я вижу, что нормальные предприниматели, которые давно на рынке, работают именно так. Только так сейчас можно выжить в малом бизнесе.

Фото: Игорь Гром