Раздел Бизнес
7 августа 2014, 16:13

Изнанка бизнеса: отмывка, мошенничество и демпинг, или «Лабиринт» для туррынка

На туристическом рынке бардак, и это много кому выгодно. Сегодня Портал 66.ru расскажет, как «схлопнули» «Лабиринт», кому это могло быть выгодно и почему это только начало.

Когда рухнул туроператор «Лабиринт», по спинам многих агентов пробежал неприятный холодок. Хотя что так будет — все знали заранее. Но никем не контролируемая жажда обогащения, как всегда, победила. На момент встречи с нашим собеседником он нормально не спал уже несколько дней — вытаскивал лабиринтовских «страдальцев» из разных уголков планеты, параллельно общаясь по трем телефонам. Он-то нам и рассказал, почему оправдания «Лабиринта» — бред и как делаются темные схемы на рынке.

У «Лабиринта» была самая рисковая модель бизнеса. «Лабиринт» наращивал обороты и брал рынок за счет неприкрытого демпинга — это путь в никуда. Этот демпинг его и поглотил, как убил всех остальных крупных операторов, обанкротившихся ранее: «Капитал тур», «Ланта-тур», «Нева». Все они работали с очень низкими ценами.

Тем, кто решался задать им вопрос в лоб, все объясняли «особыми отношениями» с авиакомпанией. Обычно в работе с отелями и авиакомпаниями есть две схемы: жесткая и мягкая. Жесткий блок — это когда оператором выкупаются места и несется 100% ответственность — это рисково, но дает определенную преференцию в цене. Мягкий блок — соглашение, что авиакомпания или отель подтверждают места по определенному тарифу. Естественно, их стоимость в данном случае чуть выше. В рамках этой схемы рисков почти нет. Кроме форс-мажора. Поэтому чаще всего все работают «жестко» с авиакомпанией и «мягко» с отелем.

У «Лабиринта» через «Идеал-тур» (обе компании принадлежат Михаилу Шаманову, — прим. ред.) был договор на налет часов с «Оренбургскими авиалиниями» (принадлежит «Аэрофлоту», — прим. ред.). При таком договоре фактически пропадает цена билета — правила игры нарушаются. Поясню: например, договор на налет 100 тыс. часов. Авиакомпания под это выделяет 10 самолетов. Направления разные, куда лететь — неважно, стоимость часа все равно одинаковая. Поэтому в длинные полеты оператор зашивает стоимость перелетов коротких. В итоге цены на близкие перелеты падают. Но если не получилось организовать налет, авиакомпания выставляет безумные штрафы. У «Лабиринта» было снижение по количеству полетов, они здесь потеряли. Переоценили свои возможности и получили то что имеем. Цена особых отношений оказалась 1,5 млрд рублей.

Наш собеседник не единственный, кто утверждает, что заранее знал о высокой вероятности банкротства «Лабиринта». Это помогло многим не попасть в беду в данной ситуации. Люди просто отказывались работать с этой компанией.

Здесь прослеживается мошенничество. Если учитывать, что у «Идеал-тура» и «Лабиринта» фактически один собственник, то Шаманов задолжал денег самому себе. Я думаю, что силовикам надо начать разбираться именно с этого конца.

Не поверю, что такой долг (1,5 млрд) мог просто так пропустить финансовый контроль «Оренбургских авиалиний» и что «Аэрофлот» про этот долг не знал. Для авиакомпаний зачастую 5 млн рублей уже критический долг, в зависимости, конечно, от ее величины. У других операторов при меньшей задолженности начинают возникать проблемы. Туризм — очень рисковый бизнес с маленькой маржинальностью, так что такие суммы отбиваются не годами, а десятилетиями, и то при условии идеального рынка. Авиакомпания не могла этого не знать. Они ударили по «Лабиринту» в самый разгар сезона. Дождались бы сентября — пострадавших было бы куда меньше. Я считаю, что они также виноваты в этой ситуации. Сейчас от них многие могут просто отвернуться.

«Лабиринт» подал заведомо ложные данные о своих оборотах. Судя по количеству пострадавших и фингарантиям, которые были у компании, — это мошенничество чистой воды. В Ростуризме эти документы, скорее всего, даже не смотрели: поставили галочку, деньги ушли в «Турпомощь», а теперь страховые хватаются за голову. В следующем году надо будет еще постараться найти страховую, которая согласится работать с туроператорами.

Вчера, кстати, стало известно, что собственник «Лабиринта» Михаил Шаманов перестал выходить на связь. В это время правоохранители начали проверку в отношении его компании.

Многие агентства предупреждали, что не надо работать с «Лабиринтом». В ответ мы слышали: ни мы, ни вы — не Ванги, и не надо умничать. Умные собственники просчитали риски. Многие из них не попали на заявки. Главный признак того, что компания ломается, — долгий и последовательный демпинг, это нарушает любую финансовую модель.

Сейчас не демпингует никто — сейчас самый разгар сезона. Если кто-то начнет демпинг сейчас, в августе, — можно его сразу в список смертников помещать. Он будет следующим. Интересно будет посмотреть через какое-то время, когда будет спад спроса, вот тут уже можно будет сидеть и думать, просчитывать.

На рынке хаос, поэтому рассчитать и предсказать последствия невозможно. Сколько обанкротится агентств после истории с «Лабиринтом» — никто не знает. Компании очень разные. Но с «Лабиринтом» работали почти все. А клиенты начнут требовать свои деньги именно с турагентств. Следующий этап — их банкротство. Вопрос даже в другом. Сейчас все будут стараться отбиться, и здесь опять же могут появиться какие-то мошеннические версии, кто-то культурно будет отрабатывать, а кто-то — по принципу пирамиды. Здесь нужно четко следить за тем, насколько профессионально агентство. А правительство в этой ситуации еще раз доказало свое бессилие.

Кто в зоне риска — тоже не угадать. Например, никто не ждал банкротство «ИнтАэр». По московским меркам он был неплох, просто в регионах он не был представлен, поэтому здесь эффект не так заметен. Компания была достаточно весомым игроком, особенно на эмиратском рынке. И это не тот игрок, который вел гиперрисковую модель бизнеса. Возможно, просто не выдержали конкуренцию с такими компаниями, как «Лабиринт».

Как утверждает наш собеседник, понятные правила игры на рынке облегчили бы жизнь нормальным турфирмам. Пока же даже сертификацию отменили, чтобы деньги мыть было легче.

На рынке слишком много игроков — консолидация неизбежна. Причем много и турагентств, и туроператоров. В соответствии с западным путем, мелкие игроки будут объединяться под определенными брендами или уходить с рынка. Дело в том, что в России совершенно другая модель ведения бизнеса, у нас шальные деньги, непрозрачность налогов, у нас очень много черной кассы в туристическом бизнесе. Откровенно говоря, через туризм «большие люди» просто моют деньги, потому что здесь очень много налички. Схем по отмыванию много, но поскольку через меня они не проходят, не могу поделиться всеми подробностями. Думаю, все просто: компания переводит на счет турфирмы деньги в интересах третьих лиц, потом просто нужным лицам заносятся деньги. Естественно, это все не отследить.

Туроператорский бизнес — это бизнес особых отношений. Особые отношения формируются по-разному. Где-то за счет того что человек приятный, где-то потому что готовы вносить предоплату, где-то за счет того что чемоданы денег заносят. Каждый ведет бизнес как умеет.

В турагентский бизнес идут, потому что там низкий порог входа. Достаточно иметь стол, стул, компьютер, ручку и бумагу для печати; у туроператоров, конечно, сложнее. Поэтому новых туроператоров я не вижу. Не все знают, что идеальная рентабельность турагентства — 10%, у оператора — 4–6%.

Мединский заявил, что отдельное министерство для туррынка не требуется. Профессионалы так не считают.

Рынок не регулируют — у нас даже министерства своего нет. Сейчас Москва пытается развиваться как отдельный бренд, Санкт-Петербург давно всем известный бренд, на Урале принимается огромное количество постановлений, направленных на развитие туризма. При этом у нас нет своего министерства. Нами управляют спортсмены и «культурные» люди. Это смешно. Если мы хотим развивать туризм, нам нужно свое министерство, причем с профессионалами во главе.

Когда туристы считают, что можно найти очень дешевые путевки, обязательно появляются какие-нибудь мошенники. Они собирают деньги под предлогом больших скидок. Русские люди падки на халяву, быстрее несут им все, а человек потом просто пропадает. Причем эти мошенники не обязательно имеют отношение к турбизнесу: у них просто может быть компьютер, стол и стул...

Есть два варианта того, как будет развиваться ситуация. Первый — свято место пусто не бывает, и на место «Лабиринта» придут другие. Но пока я не вижу особо желающих. Второй — рынок немного успокоится. Сейчас переизбыток продукта на рынке. Стоит банально посмотреть загрузку самолетов, и вы увидите, что очень много летает пустых самолетов, а этого быть не должно. Это значит, что продают ниже себестоимости — лишь бы продать. Может, конечно, появится новый отмороженный игрок на рынке. Но тут тоже все понятно. Цены, конечно, тоже подрастут. И это отпугнет тех, кто привык летать за 10–15 тыс. рублей. Но для этого государство и развивает Крым.

В ситуации с «Лабиринтом» виноват тот, кого не накажут. Всю цепочку выгодоприобретателей сейчас сложно понять, но поверьте, будет именно так.

В качестве иллюстраций использованы кадры из мультфильма «В гостях у лета» («Союзмультфильм», 1972 г.)