Раздел Бизнес
22 мая 2014, 17:17

В чем выгода, брат? Эксперты оценивают газовый контракт России и Китая

Эксперты неоднозначно высказываются о договоре Газпрома и CNPC. С одной стороны Россия показала, что не боится западных санкций и имеет важного партнера, а с другой — пошла на уступки Китаю, а в контракте на самом деле нет выгоды.

Газпром вчера подписал крупнейший в своей истории контракт с CNPC на поставку российского газа в Китай, к которому шел долгие десять лет. Документ предполагает 30-летнее сотрудничество, а его общая цена составляет 400 млрд долларов. Подписание прошло в «драматической», как пишет «Коммерсантъ», обстановке: глава Газпрома Алексей Миллер радовался, как ребенок, а президент РФ Владимир Путин вместе с главой Китая Си Цзиньпин даже опрокинули по рюмке маотай — китайского напитка крепостью 56 градусов.

Владимир Путин и Си Цзиньпин выпили маотай, встав друг напротив друга. Фото: Ъ

Исходя из цены контракта, а также наличия пятилетнего периода наращивания поставок с постепенным ростом до 38 млрд кубометров в год базовая цена газа может составить около 380 долларов за тысячу кубометров. В дальнейшем она будет изменяться в соответствии с динамикой корзины нефтепродуктов (мазут, дизтопливо и нефть Brent).

Эксперты оценивают сделку неоднозначно, хотя многие сходятся во мнении, что с этим контрактом РФ укрепила свою роль как одного из ключевых поставщиков энергоресурсов в мире, а давление США на Россию, в том числе угроза санкций, привело практически к противоположному для Штатов результату и отчасти ускорило переговоры. Кроме того, сама реализация проекта, включая строительство трубопроводной системы «Сила Сибири», позволит существенно укрепить отечественную промышленность.

Директор по энергетическому направлению Института энергетики и финансов Алексей Громов рассказал «Известиям», что второго такого шанса у России могло бы и не быть, переговоры и так длились долго.

Алексей Громов, директор по энергетическому направлению Института энергетики и финансов:

— Подписание контракта с Газпромом расставило точки над i, показав соседям, что у российского газа появился новый крупный рынок сбыта, который будет расширяться в перспективе. В текущих политических условиях противостояния России с западным миром Китай жестко настаивал на своих условиях, в результате Россия, скорее всего, пошла ему на уступки.

Ответственный секретарь Российско-Китайской палаты Сергей Санакоев считает, что Россия показала, что даже в условиях экономических санкций остается сильной и имеет надежных экономических партнеров: ведь торговый оборот с Китаем в 8,5 раз превышает оборот Россия — США.

Сергей Санакоев, ответственный секретарь Российско-Китайской палаты:

— Глобальный рынок газа растет в направлении стран АТР, и китайский маршрут в ближайшей перспективе может быть существенно расширен. К 2020 году потребность КНР в газе достигнет 300–350 млрд кубометров в год. Собственная добыча даст Китаю около 115 млрд кубометров. А к 2030 году потребление газа в Китае превысит европейское, которое сейчас составляет около 600 млрд кубометров.

С критикой в сторону действий топ-менеджеров Газпрома, подписавших контракт, выступил бывший первый зампред ЦБ Сергей Алексашенко. Он написал в своем ЖЖ, что полученная в контракте цена российского газа, судя по всему, не покроет простой себестоимости газа, доставленного по трубе на границу с Китаем. Экономист задался вопросом, зачем нужна эта сделка, если Газпрому она невыгодна?

Первые доллары за проданный газ придут в Россию лет через пять-шесть. Фото: vchaspik.ua

Сергей Алексашенко экс первый зампред ЦБ, экономист:

— Да потому что во главе Газпрома стоят люди, неспособные внятно сформулировать стратегию развития компании, которая бы приносила доход своим акционерам. Капитализация и дивиденды Газпрома в разы меньше, чем у его конкурентов, которые уступают ему и по объемам добычи, и по запасам на балансе. Менеджеры компании научились очень хорошо придумывать экономически бессмысленные проекты, на которых могут зарабатывать специально уполномоченные компании и их собственники — и на разработке месторождений, и, особенно сильно, на постройке трубы. Ведь расходы Газпрома — это обязательно чьи-то доходы, правильно?

Как бы то ни было, контракт подписан, и, например, экономист Оксфордского института энергетических исследований Улли Ульсен назвал сделку «триумфом Путина», а председатель российско-китайского комитета дружбы Борис Титов выразил уверенность, что «подписание контракта с Китаем — это шаг к независимости от Запада и диверсификации рынков сбыта».

Аналитик инвестиционной группы «Ренессанс Капитал» Ильдар Давлетшин отметил, что Газпром рассчитывает еще договориться с Китаем о поставке ямальского газа по западному маршруту, что даст желанную альтернативу европейскому рынку.

Ильдар Давлетшин, «Ренессанс Капитал»:

— Конечно, с учетом капитальных вложений китайское направление будет менее привлекательным для Газпрома, чем европейское, но стратегически контракт усилит позиции компании.

При этом стороны пока не договорились о предоплате, которая помогла бы Газпрому справиться с гигантскими инвестициями в строительство газопровода «Сила Сибири» и освоение Чаяндинского и Ковыктинского месторождений, на которых планируется добывать газ для Китая. Путин оценил эти вложения в 55 млрд долларов, Газпром хотел получить 25 млрд долларов в качестве предоплаты, но Китай на это соглашался лишь при условии снижения базовой цены. В итоге эти вопросы не обсудили, а глава Минэнерго Александр Новак сказал лишь, что «аванс до 25 млрд долларов возможен как опция», которую КНР будет прорабатывать.

Мария Белова, старший аналитик направления «Мировая энергетика» Энергетического центра «Сколково», полагает, что по итогам контракта будут заключены дополнительные соглашения и выпущены документы, регламентирующие понижение либо обнуление НДПИ на газ месторождений ресурсной базы проекта. При этом она сомневается, что Газпром успеет вовремя построить трубопровод «Сила Сибири», а также ввести в строй Чаяндинское месторождение.