Раздел Бизнес
28 марта 2014, 16:43

Игорь Черноголов: «Телевизор не смотрю, потому заводы и в Крыму, и в Германии построю»

Игорь Черноголов: «Телевизор не смотрю, потому заводы и в Крыму, и в Германии построю»
Фото: Дмитрий Горчаков, архив 66.ru
Президент ГК «Пенетрон» поделился с Порталом 66.ru планами по покорению Европы, а также объяснил, почему собирается построить завод в уже российском Крыму.

У Игоря Черноголова — амбициозные планы, в интервью Порталу 66.ru он рассказал о том, что в этом году «Пенетрон» откроет три новых завода, а также объяснил, как собирается покорять Европу.

— Украина же для тебя один из рынков, который активно развивал…
— Я и продолжаю развивать. Только в этом году не успел поставить там завод, так как там начали бузить. Но мы ни на один день не прекращали туда поставки. Даже во время волнений на Майдане мы проводили в нескольких украинских городах (Донецке, Киева, Харькове) конференции, на которые собирались до 200 проектировщиков. Если бы там была война, то не думаю, что они бы пошли слушать про новые материалы. Так что никаких проблем нет, в том числе и с доставкой через таможню.

— Но вроде бы была информация, что какие-то проблемы на украинской таможне есть.
— У нас, слава богу, никаких сложностей не было (стучит по дереву). Все проходило штатно. Кроме того, мы поставляем еще в Грузию через Украину. И там тоже все нормально.

— А почему в этом году не получилось поставить завод в Киеве?
— Мы хотели начать стройку еще летом этого года. Но так как ситуация поменялась, то мы обратили свои взоры на Крым. Как только в Крым начнутся масштабные денежные вливания, мы тут же поставим там наш завод. У нас под это запланированы силы и средства. В том же Севастополе все к чертовой матери разрушено, потому что последние 20 лет никто ни копейки не вкладывал. Наши же материалы созданы именно для портовых сооружений. По Украине же мы посмотрим отдельно. В этом году рост порядка 30%, а в Донецке и вовсе в три раза больше.

Игорь Черноголов в этом году собирался открыть завод в Киеве, но из-за революционных событий решил отложить эти планы. Теперь в планах российский Крым.

— Вообще что думаешь об украинской ситуации?
— Я специальным образом эту ситуацию как-то не анализировал, да к тому же телевизор не смотрю, газеты не читаю. Но я общаюсь с людьми, которые там живут. И они говорят, что в принципе все спокойно.

— Но ведь Киев на самом деле горячая точка, там же могут и погромы устроить.
— Ничего такого там нету. Это нагнетание обстановки — фигня все. Нормальные люди там на это не реагируют. Знаешь, была история: один итальянец уехал в Америку в годы Великой депрессии и там начал производить вино, еще что-то — стал миллионером. Его спрашивают: «Как вы так — Великая депрессия, все разоряются, а вы приехали, стали бизнес делать?». Он говорит: «Мне стыдно признаться, но я читать не умею, я и не знал, что у вас тут такое творится». Ну просто делал свое дело — и все. Так и мы — просто будем делать свое дело и все нормально будет. Стройка никуда не денется. Ну если у тебя течет — ты что, будешь с этим мириться? Пойдешь на майдан флагами махать? У тебя течет! Какой тебе Майдан?! Ты будешь искать материал, которым это заделать. И я этот материал предлагаю. Есть революция, нет революции…

— Хорошо. Но я так понимаю, что ты собираешься развивать бизнес не только в СНГ, но и в Европе.
— Чуть больше двух лет назад нам американские партнеры предложили работать в Германии. На тот момент там еще был кризис, и цена недвижимости была очень низкая, намного ниже, чем в России. Мы купили в 70 км от Нюрнберга около гектара земли со зданием за сущие копейки — 200 тысяч евро, что ли. Собирались сделать производство. Капитальное, мощное здание, под цех, под склад, земля — все есть. Мэр этой деревни заинтересован, чтобы ты развивал бизнес там, готов освобождать тебя от каких-то местных поборов. Лишь бы ты туда пришел.

Пока «Пенетрон» для немецкого рынка производят в России, но для покорения Европы нужна надпись из трех слов «Made in Germany».

На данный момент здание так и стоит, так как пока выгоднее возить товар, а не производить его там. Сейчас дела идут очень неплохо, а потому, если все так и продолжится, то будем производство все-таки делать, но я думаю, что не там, а все-таки поближе к цивилизации. Наверное, в самом Нюрнберге. В деревню далековато ездить и каждый день туда-сюда не наездишься. Так что землю там сейчас продаю. И где-то через год буду покупать землю в Нюрнберге — там у меня есть люди, которые могут все контролировать. К тому времени объемы по «Пенетрону» должны вырасти до необходимых уровней.

— А откуда возишь в Германию товар?
— Из России. Ближайшая точка — Белоруссия, но возим из Москвы, а по сути — из Екатеринбурга, где и производим «Пенетрон».

— То есть вы из Екатеринбурга будете в Германию возить?
— Возим.

— Так это бред же какой-то?
— Почему? У меня тут все налажено: производство-то вроде бы не такое сложное, но там все равно — входной контроль, выходной контроль, какие рабочие, какой у тебя начальник цеха — за всем надо следить. Это такая серьезная работа. Это не купи-продай.

Черноголов активно участвует в выставках, которые проводят областные власти.

— То есть проще из Екатеринбурга возить?
— Мне вообще проще из Екатеринбурга возить — хоть куда. Потому что цена доставки на стоимости товара фактически не сказывается. Погрешность. Если бы я делал какой-то материал за 10 рублей за кг — тогда да. А материал все-таки стоит 260–280 рублей за килограмм и доставка до Германии — 5–10 рублей. Погрешность, по сути.

Мы вывозили из Америки — проблем нет. Поскольку в Германии пока рынок очень маленький, я могу туда возить с Америки, могу из Екатеринбурга, разницы нет. Но чтобы окучить всю Европу, надо будет, чтобы на банке было написано «Made in Germany». Для Европы это знак качества.

— Если ты можешь «Пенетрон» делать в любом объеме в Екатеринбурге и закрывать им все СНГ и даже Европу, то зачем, например, в Белоруссии строить завод?
— В этом году мы открываем огромное производство в Екатеринбурге, в Астане в мае, а в августе-сентябре — в Белоруссии. В Казахстане, кстати, в свободной экономической зоне. Во-первых, за счет этого получу освобождение от ряда налогов. Но самое главное — получу возможность участвовать в тендерах, поскольку у них обязательное требование — использовать только местные товары. Это очень хорошо. Сейчас у них там будет строиться «Экспо-2017». В отличие от нас они выиграли. Когда будет местное производство, то объемы должны будут вырасти в четыре-пять раз. Плюс там рядом Узбекистан, Таджикистан, Китай. На эти рынки я тоже буду целиться с этого завода.

— Ты предпринимательством занимаешься всю свою сознательную жизнь…
— Да, в первом классе жвачкой торговал.

— В последние два года все говорят: какой-то капец, надо валить...
— Ну, скажем так, не все, а многие говорят, что надо валить. Я знаю, что у многих есть квартиры за границей, еще что-то — у меня ничего нет. Была в Казахстане — и ту продал. Может, многие и свалят. Но, блин, нас там особо никто ведь не ждет. А денег заработать здесь ведь больше можно. И маржа выше, и возможностей больше. Хоть магазин, хоть ресторан — у нас вообще здесь ни хрена нету, в России! Здесь все можно делать, реально.

— Дак можно, да. Но к тебе придут и скажут: а теперь твой бизнес на 25% наш.
— Нет, я такого не слышал. Опять же я не думаю, что меня это сильно коснется. Потому что у меня проамериканский бизнес. Хотите — забирайте. Американцы вам ничего не будут поставлять. Бренды все на американцев зарегистрированы. То есть нечего забирать. Здания, имущество — ну ладно, в другом месте построю. Конечно, удручает, что, например, я знаю, что банк должен гикнуться (речь об Инвестбанке). Стали выводить деньги, но не успели вывести немножко. Надо было просто тупо счета закрыть. Мы думали, что до конца декабря все-таки проработает. 8,5 млн улетело. Ну что это? Ну, блин, говенное государство. Но это не совсем критично.

— То есть ты попал?
— На 8,5 млн, на ровном месте, да. Лучше бы церковь построил очередную.

Черноголов потерял 8,5 млн из-за отзыва лицензии «Инвестбанка»: «Лучше бы церковь построил».

— И ты такой спокойный? Другой бы возмущался: как же так, где же страхование, где же гарантии государства, ты же местный производитель, предприниматель, соль земли…
— Ну, меня успокоили тем, что — а кто может? А Сбербанк может? А губернатор? А прокуратура? Нет. А кто может? Центробанк может? Центробанк тоже не может. А, ну и все, что тогда дергаться. Никто не может помочь. Ну что делать. Плохо. Ну не последние деньги. Клиентов много, завод в три смены пашет — не справляемся с отгрузками.

— Хорошо. Как считаешь, через пять лет окончательно придушат малый бизнес? Или нет? Мы же плесень на нефтяной трубе. Не будет нефти — и никто никому не будет интересен.
— Слушай, но ведь даже в советское время бизнес был. За это даже сажали людей. Скольким людям жизнь поломали, по тюрьмам — за фарцовку, за еще что-то, но бизнес-то был! Как сквозь асфальт трава прорастает. С этим классом предпринимателей ничего не сделать. Все равно есть люди, которые не мирятся с режимом, они не хотят жить так, как другие. Они все равно будут.

— Но их могло бы быть больше. Это не надо никому. Ты ведь тоже не нужен государству?
— Государству нужен газ, нефть — и все. Остальное больше ничего не надо.

— Остальное купим у американцев.
— Как Венесуэла делает, еще кто-то, Катар (куда меня звали, парень-шахматист оттуда приехал из моей команды). Ничего нет! Все покупают за границей. И ничего нафиг не надо. Но опять же вот если в тех же Эмиратах нормальное распределение между всеми жителями, все на этом живут, в России не так. Черт знает... Конечно, будет усложняться все. Может, налогов больше придется платить, меньше прибыль будет. Но как-то будем выкарабкиваться.