Раздел Бизнес
11 февраля 2014, 09:29

Министр ЖКХ объяснил Порталу 66.ru премудрости кривого и жирного тендера на 2 млрд рублей

Министр ЖКХ объяснил Порталу 66.ru премудрости кривого и жирного тендера на 2 млрд рублей
Фото: Дмитрий Горчаков, архив 66.ru
Министр энергетики и ЖКХ Николай Смирнов пояснил, почему вдруг область решила выделить 2 млрд рублей на теплосети в Белоярке, да к тому же столь внушительный заказ будут исполнять краснодарцы.

В конце января мы опубликовали подробный материал о весьма подозрительном тендере, прошедшем в Белоярском районе. Напомним, что МУП «Белоярские тепловые сети» искало компанию, готовую за 2 млрд рублей реконструировать районные теплотрассы. Фантастическая для области сумма инвестиций в одну отдельно взятую, не самую большую территорию. Для сравнения: в 2013 году на ремонт и профилактику тепловых, водопроводных и канализационных сетей во всей Свердловской области потратили 5,8 млрд рублей.

Но если бы дело ограничилось только этим. На столь внушительный запрос откликнулись только две компании, обе с юга России: «Завод стеновых материалов и керамзита» из села Верхнерусского в Ставропольском крае и ООО «Югстройпласт» из Краснодара. Первая каким-то непостижимым образом ошиблась при заполнении документов, а потому остался фактически один участник. Так краснодарская компания безо всякой борьбы получила доступ к столь внушительному заказу. О всех премудростях этого конкурса вы можете прочитать тут.

Жилищно-коммунальное хозяйство в области находится в плачевном состоянии. Тем удивительнее, что областные власти решили потратить 2 млрд рублей на одну, не самую большую, территорию.

Мы не могли пройти мимо такого конкурса, а потому не только опубликовали ряд весьма острых вопросов министру энергетики и ЖКХ области, но и приложили максимум усилий, чтобы пообщаться с Николаем Смирновым и задать их. И все шло гладко — пресс-служба правительства на удивление оперативно откликнулась на нашу просьбу и мы договорились о времени встречи. Но тут случилась авария в Сухом Логу, а потому министр фактически переехал жить в этот город в 100 км от Екатеринбурга.

Понятное дело, что в такой ситуации ни о каком интервью с Николаем Борисовичем речи идти не могло. В пресс-службе развели руками и предложили пообщаться с заместителем министра. Конечно, это тоже чиновник высокого уровня, однако он все-таки в большей степени исполнитель, а важные решения принимает руководитель министерства. Именно поэтому мы решили отправиться в терпящий бедствие Сухой Лог.

Мы проехали 100 км по трассе, а потом еще 40 км сквозь леса (заблудились, если честно). И все ради того, чтобы получить ответы на важные вопросы из первых уст. И вот мы сидим в палатке МЧС… Конечно, мы сначала обсудили тот коммунальный ад, который сложился в Сухом Логу, но все-таки не могли не спросить и о странном (мягко говоря) конкурсе на 2 млрд рублей.

Вряд ли жители Сухого Лога смогут понять, почему Белоярке досталось 2 млрд рублей, а им приходится жить без воды.

Отмечу, что Николай Смирнов не стал ссылаться на неподходящую обстановку, а весьма подробно объяснил перипетии конкурса. И вроде бы в его ответах есть логика, однако и место сомнениям также остается. Почитайте это небольшое интервью и сделайте выводы сами.


— Мы писали о строительство теплосетей в Белоярке. Там был разыгран конкурс почти на 2 млрд рублей…
— Во-первых, он не разыгран.

— Как? Там ведь даже победитель уже назван.
— Конкурс считается разыгранным, когда заключен контракт.

— То есть он еще не заключен? И все-таки почему Белоярка? По какому принципу вы выбираете города?
— Белоярка — один из пилотных проектов. По закону есть два варианта проведения торгов и определения цены. Есть поэтапный, когда объявляется конкурс на проект, затем он выполняется. После проводится конкурс на строительство по той цене, которая прошла экспертизу. Каждый этап занимает примерно полтора месяца, а потому на всю процедуру уходит около полугода. И это без учета выполнения работ.

Второй вариант, который также предусмотрен законодательством, когда берется объект и строится под ключ (проектирование, экспертиза и строительство). В этом случае цена неизвестна, а потому рассчитывается максимально возможная стоимость работ, чтобы потом не сказали, что мы специально занизили ее, дабы не использовать какие-то технологии. Объявляется максимальная цена, но оплата осуществляется после того, как будет сделан проект и экспертиза. И дальше идет оплата по смете, установленной экспертизой. И каким бы вариантом мы ни пошли, в итоге цена будет одинаковой. Но мы не можем изначально объявить цену в 300 млн рублей, например. Именно поэтому для расчетов берется максимально дорогая труба, самые высокие строительные коэффициенты и так далее.

С Николаем Смирновым мы общались в палатке МЧС, в которой располагался штаб.

— Получается, что стоимость работ в Белоярке снизится?
— Было принято решение пока контракт не заключать. Вы подняли шум. Заявилось всего две организации.

— Странно, что обе — с юга России.
— Если бы они были из Белоярки, вы бы спросили, а не принадлежат ли они мне. Кто уж заявился.

— Но ведь губернатор говорил, что надо в области работы выполнять максимально силами местных компаний…
— Согласен.

— А тут заявляются две организации, до руководителей которых я уже несколько недель просто не могу дозвониться.
— Я пробил эти компании. «Югстройпласт» работает на объектах в Сочи. Последний технический совет, который проводил премьер Дмитрий Медведев в декабре, проходил на заводе, который принадлежит этой компании. Это лучшие трубы. Я думаю, что техника находится на их дочерней организации, именно поэтому заявились они. Я так думаю.

Министр энергетики и ЖКХ убеждает, что стоимость работ в Белоярке в результате снизится, но вот только поверить в это пока сложно.

— Я не министр, не начальник, но если бы я отвечал за проведение конкурса и был заинтересован в снижении цены, то всем бы говорил: «Ребята, тут конкурс на 2 млрд рублей, приходите!».
— Я не имею права этого делать, поскольку по закону мы можем только разместить информацию на сайте. Если я кому-то позвоню и сообщу, что у меня объявлен конкурс, то это будет нарушением. Мы обязаны вывесить информацию на сайте, а во всех нормальных фирмах есть люди, которые мониторят сайт госзакупок. Если я позвоню в фирмы «А», «Б», «В», то меня спросят, почему я не позвонил в «Д».

— Будут еще такие крупные конкурсы?
— Что вы имеете в виду под словом «крупный»?

— Ну вот 2 млрд рублей, например?
— Таких больше пока не будет. Мы прорабатывали юридические и технические вопросы на данном конкурсе. Понятно, что они обкатываются на одной территории. Еще раз повторю, что цена точно снизится, поскольку мы применили все максимальные коэффициенты.

— Почему срок оплаты — 720 дней?
— Просто мы не можем в один год заложить в бюджет такую сумму. И на самом деле за два-три месяца эти работы не выполнить. Предприятия готовы дать отсрочку платежей. Точно так же делается при строительстве дорог, например.

Николай Смирнов подчеркивает, что, по закону, не может обзванивать потенциальных участников конкурса, чтобы те приняли в нем участие. Но что мешает написать об этом в «Областной газете», например?

— Это будут областные деньги?
— Да.

— Все равно жалко, когда такие крупные суммы уходят в другие регионы.
— Давайте так скажем: одно из требований при выполнении любых крупных подрядов на территории Свердловской области — вне зависимости от победителя подразделение должно быть зарегистрировано в регионе. И таким образом налоги останутся в области. Понятно, что никто не будет вести слесарей и монтажников из других регионов.

— Вы же смотрите на перспективу трех-пяти лет. Будут еще такие крупные конкурсы?
— У нас десять пилотных территорий. Еще раз повторю, что Белоярка — одна из территорий, где наибольшие потери в сетях, а потому она попала в пилотный проект. Кроме того, в него также вошли, например, Верхотурье и Горноуральск. Это три основные территории.

Фото: Дмитрий Горчаков, 66.ru