Раздел Бизнес
14 октября 2013, 11:01

Алексей Глазырин: «Екатеринбург уже не столица рока. Теперь только джаз»

Алексей Глазырин: «Екатеринбург уже не столица рока. Теперь только джаз»
Фото: Дмитрий Горчаков, 66.ru
Владелец джаз-клуба EverJazz — о страшном концертном бизнесе, о новой собственной площадке, о снобизме чиновников, постыдной ошибке Мишарина и, конечно, о музыке.

Новая история Алексея Глазырина, которого многие знают как генерального директора группы компаний «Ньютон», началась четыре года назад. В эпоху финансовой нестабильности он выбрал, прямо скажем, не самый понятный и прогнозируемый бизнес. Джаз-клуб. Как говорит сам Глазырин, сначала был страх, что ничего не выйдет. А сегодня, спустя 48 месяцев непростой жизни и судьбы, EverJazz дает по 40 концертов в месяц, а на его сцене выступают мировые звезды джаза.

И это ли не повод для гордости за родной город? Уникальный для России формат профессионального джазового звучания не только выжил в непростые времена, но и наконец обрел собственную площадку. Подвал в стиле «гранж» на Тургенева, 22 — бывший цех советской типографии «Полиграфист», в которой печатали талоны на продукты. Вот там, буквально за 30 минут до концерта, я и побеседовал с Алексеем Глазыриным.

— Все четыре года существования EverJazz — это история скитаний и переездов. На этот раз, я надеюсь, вы окончательно перебрались?
— История закончилась обретением собственного дома. Это помещение в долгосрочной аренде и здесь ничего кроме клуба EverJazz находиться не будет. Сейчас мы работаем как концертная площадка, и я думаю, что до конца октября решим все формальные процедуры и сможем работать как заведение общепита и бар.

«Мы пересмотрели очень много помещений в городе. Искали, куда мы сможем войти со своим немаленьким концертным залом. Здесь у нас теперь более 150 посадочных мест. И это существенно».

— Мне кажется, интерьер очень похож на питерский JFC?
— JFC, во-первых, очень маленький. И на самом деле мы ничего не копировали, но мы похожи на все джаз-клубы мира вместе взятые. Я очень переживал за вентиляцию. Смотрели сайты всех мировых джаз-клубов, но оказалась, эта проблема есть у всех. Вентиляционные трубы у некоторых идут даже прямо над сценой. Мы чистили этот кирпич, чтобы он дал какую-то брутальность. Мы создавали стиль «лофт».

— Много ли вы потеряли денег и сил в связи с длинной историей переездов?
— Я думаю, что мы вообще не потеряли ничего. Мы приобрели. Когда мы решили заниматься джазовыми концертами, уверенности в том, что из этого выйдет бизнес, не было. Вернее, она была, но было страшно. Люди не привыкли ходить на джазовые концерты, люди не привыкли ходить в джаз-клуб.

«Для многих посещение клуба сродни какому-то пороку. Люди готовы ходить на джаз в филармонию, но в джаз-клуб — нет. Мы, мол, по кабакам не ходим… Нам своими концертами приходилось людей убеждать, что EverJazz не кабак».

— И что в итоге?
— За это непростое время мы приобрели огромный опыт проведения концертов. И то, что нам не приходилось заниматься обслуживанием, кухней и баром, высвобождало наши силы. Мой партнер Ирина Щетникова стала за это время первостатейным джазовым продюсером, и сегодня 70–80% зарубежных звезд, которые приезжают в Россию, выступают у нас.

— Кстати, график плотный?
— Мы, конечно, не дошли до совершенства нашей филармонии. Мы не выстраиваем афишу на два года вперед. Это же огромный труд: выяснение условий, построение туров, приемы музыкантов. Но на два месяца вперед у нас очень жестко выстроена афиша. А это, на секундочку, 45 концертов. Это на самом деле очень высокая планка, и вряд ли в Екатеринбурге есть культурно-зрелищные организации, которые такую планку вытягивают.

— То есть бизнес получился?
— Бизнес получился. И это факт. Неправильно говорить, что прибыль мне не важна; мне важно, чтобы бизнес приносил деньги, потому что это некая оценка нашего труда. Легко делать творчество на чужие средства. Но это не наш случай. Да и к тому же, несмотря на то, что я болею джазом, я изначально все-таки бизнесмен. EverJazz — это прибыльное предприятие. Но сказать, что оно дико прибыльное, я, конечно, не могу.

— У вас билеты стоят в среднем около 1000 рублей. Как считаете, это адекватная цена? Рынку? Кошелькам людей? Качеству?
— Екатеринбург не готов к повышению стоимости билета. У нас достаточно демократичная цена, если сравнивать с другими концертами. Это адекватные деньги. Можно ли поднимать выше? Спорный вопрос. Не хочется, чтобы стоимость билетов становилась порогом отсечения.

«Люди платят за профессиональных музыкантов. За качественную музыку. Но мы не хотим через цену билета фильтровать и прогонять публику. Мы пошли по другому пути и расширили зал. На последней площадке у нас комфортно вмещалось 60–70 человек».

— Но ведь все относительно. Для кого-то, например, 10 тысяч — незначительная сумма. Можно в таком случае говорить, что удержанием цены вы пытаетесь приобщить к музыке большее количество людей?
— Мы развиваем музыкальную культуру Екатеринбурга. Наш бизнес не нефтяная скважина. Здесь невозможно воткнуть трубу, чтобы она сразу начала бить фонтаном нефти. Когда мы начинали, у нас было 100 человек в неделю на один концерт. Мы даем возможность слушать джаз. Мы растем и развиваемся вместе с джазовой публикой Екатеринбурга. Но развиваемся очень хорошими темпами.

— То есть люди приобщаются?
— За эти четыре года рок-слава Екатеринбурга еще больше ушла в прошлое, а в тусовке Екатеринбург стали называть джазовой столицей России. Но джаз ведь можно услышать не только у нас. Прекрасные концерты проходят в филармонии и в Театре эстрады. Да и наши музыканты стали безумно востребованы.

— Неся такую социально-просветительскую функцию, вы когда-нибудь хотели помощи от государства? Например, грантов от министерства культуры?
— Отличный вопрос. Мы пытались разговаривать с государственными органами на предмет поддержки. Для того чтобы джаз развивался, конечно, нужно вкладываться. Но не встретив в коридорах власти ничего кроме снобизма и чиновничьей холодности, я сказал себе: «До джаза нужно дорасти». Когда им это будет нужно, они сами придут и предложат помощь. Жизнь человеческая слишком коротка, чтобы тратить время на обивание чиновничьих порогов.

«Предыдущий губернатор на каком-то приеме одному из приезжих джазовых музыкантов сказал: «Вот, как хорошо, что вы приезжаете. А то ведь у нас даже нет своего джаз-клуба в Екатеринбурге». И это не для меня было плохо. Это не делает губернатору чести, что он не знает, что происходит в городе. Потому что не заметить культурного учреждения… Невозможно. Хотя, конечно, Коляду вот до последнего времени не замечали».

— То есть в целом вы спокойно и самодостаточно существуете, «на свои»?
— Я стараюсь вообще по жизни держаться подальше от государственных кабинетов. Я не сторонник использования госбюджета. Это всегда хлопотно. Не надо ничего просить у чиновников. Это им надо развивать культуру. Когда министр культуры области сам сюда придет, вот тогда и будем тратить время на переговоры.

— Конкуренция в городе есть вообще? Если говорить о музыкальном бизнесе.
— Конкуренция есть. Мы ощущаем спады, когда в городе проходят какие-то значимые культурные события. Это непростой бизнес. Здесь приходится попотеть, чтобы человек пришел. Но надо не только предложить, но и удержать.

«Наш переезд, кстати, обусловлен еще и катастрофически низким уровнем обслуживания и сервиса в заведениях города. Я не понимаю, когда ты приходишь в дорогой ресторан и ждешь официанта час. Поэтому к себе в сервис мы старались забирать лучших».

— Скажу откровенно, я испытываю гордость за то, что в Екатеринбурге есть джаз-клуб. Это если не уникальное явление, то очень-очень редкое для России…
— В России практически нигде такого нет. Москва и Санкт-Петербург. В других городах все очень тяжело. И с перебоями. Есть джаз-клуб в Новосибирске. Есть джаз-клуб в Томске. И они тяжело живут. В Ярославле, правда, еще шикарный Дом джаза. Но он полностью на бюджетные средства существует.

— Последний вопрос, раз уж мы заговорили про города. Никогда не возникало мысли о создании франшизы EverJazz?
— Вы прямо ловите мысли. Мы сейчас очень много сотрудничаем с другими городами и фактически выступаем как продюсерский центр. Последнее время стали поступать предложения о партнерстве (именно о франшизе) в других городах. Я надеюсь, что из этого что-то получится. Пока в обсуждении два-три таких проекта. Я рассчитываю на то, что один, дай Бог, взлетит. Будем работать.

Фото: Дмитрий Горчаков, 66.ru