Раздел Бизнес
14 августа 2013, 10:59

Изнанка бизнеса: как разворовывают уральские заводы

В очередной серии спецпроекта — истории сразу нескольких пролетариев. Все — об одном. О том, как работники разных уровней тащат из цехов и со складов все, что не прибито: от герметика до доменных печей.

О воровстве в «Изнанке» мы пишем часто. Так уж сложилось, что в России расхищение корпоративного имущества — это нормальная практика в любой сфере: будь то строительство дорог, ремонт автомобилей или, например, финансовая пирамида.

Но эталон общепринятого воровства — это, пожалуй, многочисленные заводы-гиганты, которыми когда-то так гордился весь советский народ. Мы собрали целый консилиум опытных сотрудников уральских предприятий. И долго вытягивали из них реальные свидетельства. Несмотря на то, что все их истории — строго от третьего лица («Сам, конечно, не ворую, но про других, так и быть, расскажу»), имен и фамилий повествователей мы по традиции раскрывать не станем.

«Страна рушилась. Мужики спивались. А за заборами заводов рос новый класс — предприниматели. И им очень хотелось поживиться».

На заводах воровали всегда. Тащат всё: металл, приборы, даже клей ПВА и герметик. У нас на предприятии рассказывают про мужика, который, выходя на пенсию, за два месяца разобрал и выкинул через забор целый фрезерный станок. На даче, говорят, его собрал и установил.

Но особенно много начали тащить в конце восьмидесятых и в девяностые. Страна рушилась. Зарплаты не платили. Мужики спивались. А за заборами заводов рос новый класс — предприниматели. И им очень хотелось поживиться. Например, в конце девяностых коммерсанты незатейливо разворовывали одно ныне мертвое предприятие. Им для каких-то приборов были нужны медные трубки с резьбой. Они договорились с местным небольшим начальником. Тот нашел в цехе компанию сильно пьющих работников. И эти мужики буквально за бутылку водки или за какие-то небольшие деньги брали цельные медные болванки и высверливали в них огромные продольные дыры. Делали резьбу. Получались трубки. Их перекидывали через забор или выбрасывали в пакетиках прямо через разбитые окна цеха. Причем деньги и водку заказчики передавали им прямо на проходной — на глазах у всех.

С девяностых черный рынок вырос в разы. Теперь ворованную продукцию с заводов покупают не какие-то мелкие частники, а целые компании. На расхищении имущества поднялись сотни фирм. У них нет своих мощностей, но металлопрокатом или оборудованием они торгуют по ценам ниже, чем у производителя. Как вы думаете, откуда они берут товар? Да все оттуда же. Директор фирмы знает мужиков на заводах, которые для него воруют. И все снова в плюсе: и директор фирмы, и заводчане. Только собственник завода считает убытки.

«Мужики за бутылку водки кидали через забор медные заготовки».

Покупателей ворованного искать не надо. Они сами тебя найдут. Достаточно поработать год-два, познакомиться со всеми. И однажды тебя просто порекомендуют «нужным людям».

Самый простой способ вынести что-нибудь из цеха — протащить через проходную. Лучше это делать зимой. Под несколькими слоями одежды можно спрятать все что угодно. На выходе, как правило, не шмонают. И проблем нет. Хотя был у нас случай. Трое парней решили унести длинный шланг. В огород кому-то. И не придумали ничего лучше, чем намотать его на одного бедолагу. Шланг длинный. Чтобы не было заметно, мотали очень туго. Так туго, что парнишка еле дышал. Еще до проходной ему стало плохо. «Всё, хватит, не могу больше», — причитал он. Но шел. Прошел-таки. Вышел с завода и тут же упал в кусты. Думали, помрет. Но ничего. Выжил.

За порядком никто особенно не следит. Досматривать каждого на выходе с завода — это дело очень затратное. Потому обыскивают только тех, кто явно что-то тащит. В общем, если не жадничать, никто тебя не поймает.

«Досматривать каждого на выходе с завода — дело очень затратное. Потому обыскивают только тех, кто явно что-то тащит»

Много вывозят на легковых машинах. Конечно, все автомобили на выезде досматривают. Но не особенно тщательно. Как правило, груз прячут просто под ковриками. Некоторые машины, кстати, как будто специально для этого созданы. Nissan Cube например. У него в полу под ковриками есть небольшие углубления, в которые легко можно спрятать несколько подшипников или немного меди.

Если на легковушке надо вывезти что-то крупное, приходится фантазировать. У нас мужик однажды положил огромный подшипник в багажник вместо запаски. Деталь как раз была размером примерно с колесо. Охрана ничего не заметила. А на черном рынке за такой подшипник дают около 50 тыс. руб. Неплохой навар.

Металлопрокат «коммуниздят» и вывозят целыми грузовиками. Но чтобы такое провернуть, в деле должен быть кладовщик. А лучше — начальник склада. Они могут оформлять фальшивые накладные. Списывать сортамент, но не выдавать его. Грубо говоря, для определенных работ нужно три тонны арматуры. Кладовщик выписывает четыре. Три выдает, одну — оставляет на складе. И всё. Ее больше как бы не существует. Таким образом формируется заказ налево. Тут немного добавил, там чуть-чуть отщипнул. И вуаля! Партия готова. На нее выписывается накладная. С этой бумагой товар спокойно покидает территорию завода.

«Если тебя поймают, вариантов может быть несколько. Вплоть до уголовного дела и реального срока».

Если начальство решило остановить и демонтировать доменную печь — это просто праздник какой-то. Ее, конечно, никто не рушит в труху. Разбирают аккуратно. По кирпичику. Этот кирпич очень ценится. Он же десятилетиями закалялся при чудовищных температурах. Ты такой нигде не купишь. И его со свистом расхватывают на строительство коттеджей. Все, кто печи разбирает, очень хорошо с этого имеют. Кирпич грузовиками с завода везут — как строительный мусор. А потом распродают по баснословным ценам.

Иногда особенно жадных все-таки ловят. И тут вариантов может быть несколько. Вплоть до уголовного дела и реального срока. Но если ты в хороших отношениях с начальством, скандал потихоньку замнут. И ничего тебе не будет.

Со снабженцами вообще все понятно. Самая хлебная должность на заводах. Они все сидят на откатах. Без отката на предприятие ты не продашь ничего. Даже разговаривать с тобой не будут. Потому двадцатилетняя девочка-снабженец у нас по территории на новой иномарке ездит. У ее начальника машина скромнее. Хотя ее зарплата официальная — тысяч двадцать. Не больше.

«Начальники в курсе конечно. Но ничего не предпринимают. Потому что это норма. Да и сами они не без греха».

Все всё знают. Никто ничего не делает. И начальники цехов, и главные инженеры, и директора предприятий — они же все с низов. Они сами когда-то были простыми металлургами, сварщиками и токарями. Вы думаете, они не в курсе, кто и как ворует у них на предприятиях? В курсе конечно. Но ничего не предпринимают. Потому что это норма. Да и сами они не без греха. Однажды, когда на каком-то очередном празднике разговор зашел о воровстве и откатах, крупный начальник подошел к окну и говорит мне: «Видишь, машина внизу стоит? Моя. Думаешь, я ее на зарплату купил?».

Мужики рассказывают, как однажды с завода в неизвестном направлении уехали пять вагонов с никелем. Их никто так больше и не видел. Понятно же, что такими партиями воровать может только руководство. Потому что целый железнодорожный состав — это тебе не грузовик. Здесь как минимум согласования с парнями из РЖД нужны.

Иллюстрации: кадры из мультфильма «Тайна третьей планеты». «Союзмультфильм»