Раздел Бизнес
6 декабря 2012, 09:00

Путь финансового самурая: от матрешек на Арбате к миллионам

Секретами успешной карьеры в инвесткомпании делится генеральный директор старейшей российской инвестиционной группы «АТОН» Андрей Звездочкин.

Андрей Звездочкин — человек на инвестиционном рынке известный. В его карьерном арсенале не только «АТОН», но и пост вице-президента «Тройки Диалог», и управление розничным бизнесом в финансовой группе МДМ. А начинал он в лихие 90-е, в его карьере были и абсолютно неожиданные повороты…

Штрихи к портрету: матрешки и челноки

Это сейчас я занимаю руководящий пост в одной из ведущих инвесткомпаний в России, а когда-то и мне приходилось нелегко. Были и голодные дни, и безденежье. На первом курсе я пробовал торговать матрешками на Арбате и даже один раз с другом съездил в Благовещенск, чтобы привезти китайских вещей и продавать их в Москве. Я всегда считал, что лучше хоть что-то делать, чем сидеть сложа руки.

Дело было как раз в начале 90-х. Никто не знал, что вообще будет со страной, к чему мы все придем. Было непонятно, чем заниматься и как зарабатывать деньги на этом сломе эпох. Полстраны подалось в челночество. И мы попробовали один раз. Но дальше дело не двинулось. Благодаря судьбе я нашел работу в финансовом секторе, которому и посвятил в итоге всю свою жизнь.

Финансист по воле судьбы

Вообще я закончил Московский государственный авиационно-технологический университет. И, по идее, строить карьеру должен был вовсе не в финансовом секторе. Но в жизни многое происходит неожиданно. По крайней мере в моей. Время было интересное, конец 80-х — начало 90-х годов: с одной стороны, страна менялась, нужно было зарабатывать деньги на жизнь, с другой — найти работу оказалось не так-то просто. Еще будучи студентом, я попал в компанию Union Card, которая занималась пластиковыми платежными картами. Технология банковских карт тогда вообще только зарождалась, и компания набирала штат сотрудников, которые бы договаривались с торговыми точками о приеме безналичных платежей.

В финансовом мире могла бы и не зажечься звезда Андрея Звездочкина: он закончил Московский государственный авиационно-технологический университет. В инвестбизнес он попал случайно.

Через год у нас возникла идея создать собственный проект — выпускать дисконтные карты. Мы нашли инвесторов и начали работать (тут нужно напомнить, что проект одной из первых российских дисконтных систем Андрей составил и реализовал, будучи еще студентом, — прим. ред.). В какой-то момент этим проектом заинтересовался банк «СБС-Агро», и развивать этот проект мы продолжили уже в банке.

Кризис — время хорошее

В банке, правда, долго поработать не удалось. Шел 1998 год. «СБС-Агро» прекратил свое существование как таковой. Я к тому времени закончил вуз и пошел на второе высшее, на этот раз — экономическое. Рынок на какое-то время умер. Найти место работы было практически невозможно. Я сидел без работы 9 месяцев. Тяжело было? Нет. На самом деле хорошее было время. Я как раз закончил второе высшее, накопленная финансовая подушка позволяла на какое-то время посвятить жизнь только учебе. А в 1999 году я устроился в «МДМ-Банк». Опять же по воле случая.

Так сложилось, что в моей жизни вообще именно случай играл очень большую роль. Говорят, нужно оказаться в нужное время в нужном месте. И чем больше таких случаев в жизни будет, тем больше вероятность того, что найдешь нужное. Ведь, по сути, и воля случая отчасти в наших руках: под лежачий камень вода не течет. Надо крутиться и искать то, что тебе интересно, и не заниматься тем, что профессионально не привлекает.

Каждая из компаний мне что-то дала. МДМ я застал на этапе формирования российского банковского рынка в целом, банк очень быстро рос и развивался. Все было в новинку. Как и во многих других российских компаниях того времени, в МДМ была жесткая мотивация на финансовый результат, никаких теплых отношений в коллективе. Важно было добиться результата, о другом не думали. Это была такая жесткая культура.

«Надо крутиться и искать то, что тебе интересно, и не заниматься тем, что профессионально не привлекает», говорит Звездочкин.

В «Тройке-Диалог» все было по-другому. Там я проникся особенной корпоративной культурой, выстроенной по западному образцу, которая кардинально отличалась от всего того, что было в России. Это была в своем роде большая семья, построенная на дружественных отношениях, партнерстве. Было совершенно непривычно работать в компании, которая считает своим долгом до каждого сотрудника донести цели компании, ее миссию и задачи. До сих пор помню собрания с Рубеном Варданяном. На протяжении 20 лет каждое утро понедельника он начинал с того, что выходил к сотрудникам (не только к начальникам!), рассказывал, какие у компании успехи, какие проблемы, что сейчас важно для бизнеса.

Тем не менее в какой-то момент «Тройка» приняла решение о слиянии со «Сбербанком». Я понял, что хочу работать в частной компании, а не в госкорпорации, пусть крупной и продвинутой. И ушел в «Атон».

Кадровый голод на инвестрынке

Инвестиционная индустрия сейчас переживает не лучшие времена. На рынке осталось не так уж много частных инвестиционных компаний, которые ориентируются на российский рынок, на частных клиентов. И эта беда не только из-за экономики, но и из-за дефицита кадров. Если судить по данным соцопросов, сегодня многие хотят работать в госструктурах, в бюджетных организациях. Молодежь ищет тихое, спокойное, теплое местечко, где платят регулярно. Они не хотят рисковать и много зарабатывать, а хотят жить спокойно. Это настоящая беда — найти людей, которые хотят расти вместе с компанией. Я считаю, что лучшие люди — это самая большая ценность любой компании. И оттого воспринимаю дефицит кадров близко к сердцу.

Я лично беседую с каждым соискателем. Каверзных вопросов не задаю, смотрю только на несколько вещей: мотивация, личные качества, профессиональный опыт и специфические знания. Чтобы начать работу в инвесткомпании, можно не иметь трех высших образований, но акции от облигаций нужно отличать. А главное — иметь большие цели и уметь их добиваться.

Миллионный доход за четыре года

Прелесть и одновременно недостаток нашей индустрии в том, что можно достичь поразительных успехов, а можно не достичь ничего. Из 10 людей, которые приходят работать в инвесткомпании, один становится успешным менеджером. А успешный менеджер может заработать до 100 тыс. долларов в год. Более того, я знаю людей, которые за 4 года выходили на уровень годового дохода 2 млн долларов. Но эти результаты, конечно, очень сильно отличаются от «средней температуры по больнице».

Из 10 людей, которые приходят работать в инвесткомпании, один становится успешным менеджером. А успешный менеджер может заработать до 100 тыс. долларов в год.

Или вот показательный пример — руководитель нашего бизнеса на Урале Виктор Долженко. Я прекрасно помню, как лет 8 назад он пришел в ростовский филиал «Тройки Диалог» простым менеджером клиентского отдела, хорошо себя показал и был назначен руководителем офиса в Екатеринбурге. Вскоре стал региональным руководителем, он отвечал за бизнес на территории половины России. Карьерный рост привел его в министерство экономики Свердловской области. Но, отработав два года заместителем министра, он вновь вернулся в инвестиционный бизнес. Мы вновь работаем в одной команде: Виктор возглавляет отделение «АТОНа» на Урале.

Инвестконсультант — врач для состояния клиента

У нас вырисовывается очень радужная картина: престижная работа, многомиллионные доходы, стремительный карьерный рост… Но нужно понимать, что за этим — стальные нервы и огромная ответственность. Объем клиентских активов, который находится у лучшего консультанта, может составлять десятки миллионов долларов.

Мы как врачи: ставим диагноз и подбираем оптимальное лекарство — инвестиционный инструмент. В наших руках оказывается финансовое здоровье клиента. Взять на себя такой риск может не каждый. Но если решился — считай, попал в top of the top.

Фотографии: Ирина Баженова для 66.ru