Раздел Бизнес
23 июля 2012, 18:16

Артем Биков: «Готовить проекты на Урале — как встречаться с девушкой»

Тюменский банкир и энергомагнат рассказал Порталу 66.ru о знакомстве с Евгением Куйвашевым, бизнес-планах в Свердловской области и медийных активах в Екатеринбурге.

Хотя до 1997 года Артем Биков работал в Екатеринбурге, в новой ипостаси энергетика он пришел сюда только сейчас. Многие воспринимают его как новичка в регионе, но стоило посмотреть, как живо он общался с представителями местного бизнеса на встрече с Дмитрием Медведевым, чтобы понять, что это далеко не так. На недавней пресс-конференции главе Свердловской области был задан, возможно, самый актуальный вопрос последних месяцев: что связывает его с Артемом Биковым? Евгений Куйвашев ответил, что у Бикова очень обширный бизнес и их частые одновременные появления в одном месте — не больше, чем простое совпадение.

— Многие здесь представляют вас человеком-загадкой, мистическим персонажем. Может быть, зря? Расскажите, чем вы планируете заниматься в Екатеринбурге?
— Наши ближайшие цели достаточно четко обозначены в соглашении, которое мы подписали с правительством Свердловской области. Речь идет о поиске возможных проектов в сфере энергетики и ЖКХ.

— Возможные проекты — это какие, например?
— Вот смотрите: для того, чтобы родился ребенок, нужна одна женщина и девять месяцев. Девять женщин и один месяц ситуацию не спасают, ребенка родить все равно невозможно. Вот и мы конкретизируем свои планы не раньше, чем через 2-3 месяца. Образно говоря, это как знакомство с девушкой. На данном этапе идет выбор кинотеатра и покупка букета.

— Если говорить в таких категориях, то кинотеатр — это какие-то энергопроекты?
— Это хороший пример, я с ним согласен. Мы умеем эксплуатировать и тепловые, и электрические сети. Соответственно, умеем строить и сети, и подстанции, и распределительные устройства. Мы умеем делать все, что связано с энергетикой.

— На севере, насколько я понимаю, принято строить локальные газовые электростанции, чтобы не тащить электричество на дальние расстояния. Например, Тюменьтрансгаз очень часто заказывает их строительство. Здесь вы будете строить такие же?
— На самом деле этот пример характерен для газовиков и нефтяников. Да, в некоторых случаях выгоднее строить маленькие станции, но это на северах, это не везде так. Мы строим большие мощности в Кургане, на Приобском месторождении для «Роснефти». Для нас не принципиален размер станций.

— В ваших планах есть покупка уже действующих энергомощностей?
— На сегодняшний день мы не видим на рынке таких предложений. Если они будут, мы их рассмотрим. Допустим, когда мы купили пакет в КурганЭнерго, нам досталась курганская ТЭЦ-1. Cтаренькая станция, но надежная, работает стабильно. Такую сделку можно считать покупкой действующего актива.

— Сейчас Свердловская область стоит на пороге энергодефицита. Вот прямо бери и строй станцию, где хочешь…
— Смотря какую станцию. Если газовую, то никаких ограничений нет, практически в любом месте можно строить, лишь бы почва позволяла. Если мы говорим про угольные станции, то здесь площадок под них, по-моему, насчитывается не больше трех. К ним предъявляются жесткие требования по экологии, розе ветров, воде. Очень важна близость к железной дороге, потому что уголь надо подвозить. Но вообще нельзя заходить на территорию и рассказывать о проектах, не переговорив предварительно с властью. Мы формализовали наши отношения с областью, подписав соглашение о сотрудничестве. Сейчас начнем искать проект.

— Наверно, с нынешней властью региона вам разговаривать особенно легко?
— Нам с любой властью разговаривать легко.

— Я к тому, что дружеские отношения и давние связи всегда хороши. Вы ведь друг нынешнего губернатора.
— О, нет! Это очень громкая фраза. Да, мы давно знакомы с Евгением Владимировичем и уважительно друг к другу относимся, но не более того.

— На чем вы познакомились и, как говорил Пушкин, сошлись?
— Знаете, это все открытая информация. Надо открыть наш сайт и посмотреть места нашего присутствия. Затем взять биографию губернатора, положить ее рядом и понять, что мы не могли не быть знакомы. Если мы присутствуем на территории, мы по определению обязаны взаимодействовать с властью на уровне мэров и губернаторов. Когда мы начинали работать в Тюмени, губернатором был Леонид Рокецкий, потом пришел Сергей Собянин, сейчас это Владимир Якушев. Да, я знаком с ними со всеми, но они не являются моими друзьями. Задача губернатора — сделать так, чтобы у него на территории было тепло и светло. Это также и наша задача. Какими бы замечательными ни были мои отношения с любым губернатором на территории нашего присутствия, меня погонят в шею, если у меня будет бардак зимой. Ты можешь быть другом семьи, ты можешь быть одноклассником, но если у тебя бардак, ни один разумный человек тебя держать не будет.

— И кто будет выступать инвестором ваших проектов по созданию света и тепла? Это будет заказ, бюджетное финансирование или частно-государственное партнерство?
— Мы умеем выступать во всех этих ипостасях. Под заказ мы построили, например, станцию в 315 мегаватт для «Роснефти». Это пример того, что финансирование было не наше. Электростанцию в Ноябрьске мы сами себе заказали, профинансировали, построили и сейчас эксплуатируем.

— А как будет в Свердловской области?
— Пока не знаю. Как я уже говорил, мы пока выбираем кинотеатр и фильм. Понимаете, я ничего не скрываю, но мы только начали отсматривать проекты. Вы и ваши коллеги создаете мне образ такого демона и все ждете, когда он что-нибудь скажет? А он ничего не говорит, потому что сказать на самом деле пока нечего.

— Вы анализировали энергетическую ситуацию в Екатеринбурге…
— Пока нет.

— То есть у вас нет никаких прогнозов на тему того, когда в области случится энергетический коллапс?
— Я не очень люблю громкие слова по этому поводу. Вообще не уверен, что коллапс произойдет. Свердловэнерго — вполне благополучная система. Вы просто не знаете, что творилось в свое время в том же Челябинске. Вот там действительно были истории.

— Выходить на местный рынок планируете через Екатеринбург или областные города?
— Нам без разницы.

— А как же пафос и звон новых проектов?
— Так мы же не колокольчики, чтобы звенеть. У нас понятный и спокойный бизнес. Повторюсь, это ваши коллеги больше шума раздувают вокруг нас.

— Я бы даже сказал, что это ваши коллеги раздувают.
— Мои коллеги?

— Да. Вас же называют главным бенефициаром сделки по приобретению доли в «Ура.ру». Вы акционер австрийской компании, которая купила эту долю, к тому же агентство сейчас переезжает в ваш бизнес-центр «Венский дом».
— Мы не комментируем эту историю. Это вопрос к агентству. Когда меня все пытаются дожать по этому вопросу, они не понимают, что я буду сидеть на 51 статье Конституции и говорить: «Отказываюсь от показаний».

— В Свердловской области вы, наверно, не сможете зарабатывать так же много, как в той же Тюмени с ее нефтегазовыми деньгами?
— Это неправильный посыл. Свердловская область для нас — очень интересный, крупный, развитый промрегион. Если есть дефицит по электроэнергии — еще лучше. Значит, эта энергия востребована и под это можно готовить проект. Мы смотрели проект по постройке электростанции в «Титановой долине». Как только по нему будет окончательное решение, какую станцию там хотят видеть, мы начнем работу. Понять на самом деле нужно только одно: будет эта станция работать на торфе или на газу.

— На мой взгляд, торфяная станция — это не сильно пафосное сооружение в глазах инвесторов «Титановой долины».
— Я, наоборот, считаю, что это очень продвинутый проект. Сжигать газ, с моей точки зрения, — это варварство. Газ — ценнейшее сырье, которое нельзя переводить в топках при тех огромных запасах угля, которые есть в России. В Германии угольные станции чуть ли не в центре города стоят.

— А по проекту электростанции в «Титановой долине» вы с кем-то конкурируете?
— Пока ни с кем. Там вообще сейчас все остановлено. У нас было подписано рамочное соглашение с предыдущей администрацией области, так что мы спокойно сидим и ждем, пока новое правительство разберется со всеми приоритетами и примет то или иное решение. Более того, я знаю, что Евгений Владимирович обратился к премьеру с письмом по поводу строительства в районе «Долины» новых энергомощностей.

— С этого проекта, наверно, и можно будет красиво зайти в область. В нашем мире все-таки должно быть место красоте.
— Вот я вам приведу пример. Когда я был первым замом главы федеральной службы по банкротству, Анатолий Чубайс предложил мне работу в энергетике. Он сказал: «Вот есть две энергосистемы на выбор: Тюменьэнерго и Мосэнерго. Куда ты хочешь?». Я ему ответил, что хочу в Тюменьэнерго. Он очень удивился, и тогда я объяснил ему, что в Тюменской области я всех знаю, а в Москве Юрий Лужков, до общения с которым мне в тот момент было не дотянуться. К тому же у него был конфликт и с тогдашним губернатором области, и с Чубайсом, и мне не улыбалось попасть меж трех огней. И сейчас, если человек приходит ко мне устраиваться и говорит: «Я хочу работать там-то», — я ему отказываю. Надо выбирать не красивую географию, а работу.

— Лично вы в каком статусе будете работать в Свердловской области?
— А я уже давно не занимаюсь оперативным управлением бизнесом, я же председатель совета директоров (в «Интертехэлектро» и банке «Агропромкредит», — прим. ред.). Скажу честно, я очень большой бездельник. Моя бы воля, я бы вообще не работал. Мои функции просты: найти правильных людей, поставить им правильные задачи и не мешать им.

Фото: Дмитрий Горчаков