4 сентября 2009, 11:29

Выбор редакции

Контрольная закупка, обыски и уголовное дело: полицейские объявили войну смотрителям городских кладбищ
«Случайные связи и укус комара»: что на самом деле знают о ВИЧ подростки из Екатеринбурга
Хранители мемориала Романовых протестуют против непостроенного храма на воде

Банкам разрешат отказываться от вкладчиков

Система страхования вкладов может стать элитным клубом крупных банков

В четверг Центробанк на своем сайте разместил проект указания, разъясняющий, каким образом банки могут покинуть систему страхования вкладов. Сделано это вряд ли случайно. Если кризис затянется (или реализуются прогнозы о второй волне в банковском секторе), то для небольших банков работа с вкладчиками может оказаться весьма накладной.

Действительно, розничная депозитная программа требует от банков больших затрат. При ее построении необходимо, в частности, выстраивать филиальную сеть, набирать и обучать персонал. Для того чтобы привлекать вкладчиков, нужно поддерживать конкурентные ставки — при том, что у крупнейших банков они доходят до 15%, а ЦБ не разрешает держать ставки более 16,77%. Потом ежеквартально направлять в фонд обязательного страхования вкладов (ФОСВ) 0,1% от размера остатков средств на депозитах частных лиц. И ко всему прочему терпеть усиленный надзор со стороны регулятора. В этой ситуации небольшим банкам легче отдать "физиков" на откуп госбанкам и сосредоточиться на кредитовании малого и среднего бизнеса.

Конечно, для любого банка возможность привлекать средства частных лиц — это больше чем просто бизнес или возможность пополнить пассивную базу. Главный плюс участия в системе страхования вкладов — это своеобразный знак качества для кредитной организации. На который, к слову сказать, вкладчики внимания почти не обращают, чего не скажешь о потенциальных клиентах — юридических лицах. Но чтобы получить этот знак качества, многим банкам пришлось пройти не только через огонь и воду, но и через кризис 2004 года, одной из причин которого называют как раз начало работы системы.

Через огонь и воду

Вступая в систему страхования вкладов, банк должен кроме двухлетнего стажа работы на рынке соответствовать многим другим жестким критериям. Так, в соответствии с требованиями Центробанка он обязан получить удовлетворительные оценки по всем пяти группам показателей: капитала, активов, качества управления и прозрачности структуры собственности, доходности и ликвидности, чего от неучастников системы не требуется. Правда, месяц назад ЦБ отменил требования по доходности (видимо, из-за того, что в кризис им перестали соответствовать слишком многие кредитные организации), но сохранил все остальные.

В отличие от остальных банков члены системы страхования вкладов должны раскрывать информацию о реальных собственниках.

Во многом именно поэтому лицензия на работу с депозитами физлиц имеет значимость и для корпоративных клиентов — они считают, что при ее наличии работа с банком менее рискованна.

В условиях кризиса

Начало кризиса в банковском секторе ознаменовалось прежде всего постепенным сворачиванием кредитных операций. При этом пострадали не только заемщики-физлица, но и корпоративный сектор. Как ни удивительно, многим банкам такая ситуация оказалась только на руку. Заемщики, которым отказывали в кредите крупные банки, начали обращаться в банки поменьше. Рынок, на котором прежде царили заемщики, достаточно быстро превратился в рынок продавца-банкира.

В этих условиях предприятия, нуждавшиеся в деньгах, уже не выбирают банк, а берут кредиты там, где их дают. Знак качества утратил значительную часть своей привлекательности — сейчас найти заемщиков любой степени солидности для банков не проблема. Кроме того, если в докризисные времена при продаже банка лицензия на работу с физлицами позволяла рассчитывать на дополнительные деньги, то теперь найти инвестора стало сверхсложной задачей даже для образцовых кредитных организаций. Для чего тогда она нужна, эта лицензия?

Порядок выхода

В ЦБ, видимо, посчитали так же.

Плюс учли, что даже при значительных антикризисных послаблениях многие банки не смогут соответствовать требованиям, предъявляемым к участникам системы.

В проекте инструкции, размещенной в четверг на сайте ЦБ, отражен порядок предоставления ходатайства о прекращении права на работу с вкладами. Если кредитное учреждение не соответствует требованиям системы страхования вкладов, ЦБ в течение пяти дней с момента принятия решения направляет в банк требование, после чего тот в 30-дневный срок должен передать регулятору ходатайство о выходе из системы. Банк России в свою очередь оформляет лицензию на осуществление банковских операций в рублях и иностранной валюте без права привлечения во вклады средств физических лиц. Оставшимся вкладчикам средства будут выплачиваться по мере истечения срока договоров вклада. А функции страхования депозитов переходят от Агентства по страхованию вкладов (АСВ) Центральному банку.

Банки не хотят

Впрочем, несмотря на все трудности для банка в работе с вкладчиками, эксперт фондового центра "Инфина" Вероника Чекина уверена, что ни один банк добровольно не пойдет на выход из системы страхования вкладов. За все пять лет работы системы страхования вкладов банки покидали ее только принудительно, при отзыве всех лицензий. Кроме того, как отмечает депутат Госдумы Анатолий Аксаков, сейчас основную часть ресурсов банка составляют привлеченные средства. Между тем, по данным АСВ, если в первом квартале население направляло на сбережения 8,7% доходов, то во втором — уже 17,1%. И до конца года, по прогнозам АСВ, показатель может увеличиться до 20—24%.

Однако тех, кто не захочет уйти с арены, заставят смириться. Кандидатов много. По словам депутата Госдумы Павла Медведева, в первую очередь это те, кто не сможет к 2009 году нарастить свой капитал до 90 млн рублей, до 2011 года — до 180 млн. По данным ЦБ, сейчас капитал меньше 180 млн рублей имеют 309 банков.

"Стольким банкам придется уйти из-за того, что депутаты приняли неправильное решение", — сетует Павел Медведев. Кроме того, список будет пополняться за счет организаций, не удовлетворяющих требованиям к членам системы страхования. По словам Медведева, деньги этих банков, пусть достаточно небольшие, скорее всего, достанутся госбанкам.

Государственные надежнее

Так же считают и в АСВ. По данным исследования, проведенного агентством три месяца назад, самым высоким рейтингом обладают следующие формы накопления: размещение средств в банке, находящемся под контролем государства (36%), покупка недвижимости ( 24%), наличные рубли ( 16%). А учитывая приближающуюся вторую волну, эта тенденция скоро будет иметь ярко выраженный характер.

Впрочем, частные банки уверены в верности своих клиентов. "Мы не ждем никакого оттока вкладов, тем более что сейчас население уже привыкло к экономической ситуации и поняло, кто есть кто на банковском рынке. Отток вкладов был в прошлом году, когда население понесло деньги в госбанки. Но потом все устаканилось, население поняло, что частные банки могут предложить не менее привлекательные ставки по вкладам и зачастую сделать более интересные предложения по депозитным продуктам " , — говорит заместитель председателя правления СДМ-банка Вячеслав Андрюшкин, отмечая при этом положительную динамику вкладов в последние месяцы.

Но в банках с государственным участием уверены в обратном.

" Мы ничего не ожидаем, однако знаем, что, несмотря на более низкие, чем у частников, ставки по вкладам, вкладчики к нам придут, поскольку сейчас склонны делать выбор в пользу надежности", — сообщил "Газете" руководитель розничного блока одного из госбанков.

Зачем властям концентрировать вклады в госбанках?

Анатолий Аксаков, член комитета Госдумы по финансовому рынку, президент Ассоциации региональных банков

Главной ресурсной базой многих банков, не имеющих доступа к государственным ресурсам, являются именно вклады населения. Переток вкладов населения частных и региональных банков в госбанки чреват потрясениями всей финансовой системы и возникновением принципа домино. Я уверен, что и ЦБ, и другие финансовые власти понимают, как это опасно. Гипотетически такой пере ток возможен в экстренной политико-экономической ситуации, подобной той, какая была накануне дефолта 1998 года.

Но сейчас совершенно иное положение вещей, и подобный шаг противоречил бы не только интересам экономики, но и здравому смыслу.

Гарегин Тосунян, президент Ассоциации российских банков

Это вопрос риторический.

А зачем властям вообще все максимально концентрировать под своим управлением? Просто государству так удобно. Но у нас удобство управления и эффективность — категории несовпадающие.

Для того чтобы экономическая эффективность и управление совпадали, должна существовать четко отлаженная обратная связь общества с властными структурами. Ведь в конечном счете все общество и является потребителем, и оно говорит властям: надо делать так, чтобы не вам было удобно управлять, а нам было удобно потреблять и жить. А вот когда такая связь недостаточно выстроена или совсем нарушена, тогда власть и говорит: а мне вот так удобно управлять.

Гаишнику так удобно управлять дорогами, чиновнику так удобно управлять ЖЭКами и так далее. Но будет ли удобно тебе или мне, государству как-то без разницы. Поэтому у нас бесконечно раздутый управленческий штат, низкая эффективность его работы, высокая коррупция, и совершенно очевидно, что наши с вами интересы у государства, что называется, на 125-м месте. А ведь депозиты — это довольно серьезный экономический и социально-политический инструмент, поэтому государству удобнее, чтобы и они были в его руках.

Евгений Ясин, научный руководитель Государственного университета — Высшей школы экономики

По-моему, будет неправильным создать такие условия, при которых граждане будут держать свои вклады только в государственных банках. Правда, у государства есть некая абстрактная и гипотетическая возможность: в случае критического состояния банковской сферы Банку России так будет легче спасать государственные банки, нежели частные. Скажем, так, как это было во время дефолта в 1998 году. Однако сейчас я не вижу никаких оснований для этого.

Одна из главных проблем экономики России состоит в том, что очень сильно раздуты именно государственные банки. В таких условиях они не могут быть нормальными и экономически эффективными компаниями. К ним пристает государство и требует и то, и это на тех условиях, что когда им будет плохо, то оно обязательно будет их спасать. Оно говорит им, что будет печатать деньги и пополнять капитал. Что ж, если это называется рыночной экономикой, то я тогда вообще не знаю, что такое социализм… Спасать надо всех одинаково.

Павел Медведев, член комитета Госдумы по финансовому рынку, член Национального банковского совета

Никто и не пытается сконцентрировать вклады населения именно в государственных банках. Наоборот, доля таких вкладов в госбанках потихоньку падает. Хотя сейчас она высока.

После того как разразился кризис, она выросла, достигнув, например, в Сбербанке более 50%. Но эта доля выросла не потому, что кто-то заставлял людей нести деньги именно в Сбербанк, а из-за того, что к нему в среднем относятся с большим доверием. Но так происходило несколько раз.

Когда людям казалось, что все хорошо, они уходили из Сбербанка. Скажем, так было в 1994 и 1995 годах, когда доля Сбербанка снизилась до 40% и даже меньше. Но грянул кризис 1998 года, и доля Сбербанка почти мгновенно выросла до 70%. И еще. Сейчас любой банк может и так выйти из системы страхования вкладов. Есть определенная процедура, и банк может написать заявления в ЦБ. Другое дело, что этого никто не хочет делать.