31 августа 2009, 15:26

Выбор редакции

«Вы там не услышите ни слова правды»: Геннадий Зюганов выступил против Ельцин-центра
Евгений Куйвашев частично вернет мэрии Екатеринбурга контроль над стройками
Глава Минстроя — о борьбе с пробками в Екатеринбурге: «Не нужно ждать денег от государства, будем строить метро сами»

Стоваттная война

Сегодня во всем мире в целях повышения энергоэффективности экономики отказываются от ламп накаливания и постепенно переходят на энергосберегающие.

С 1 января 2011 года будут запрещены производство и продажа ламп накаливания мощностью более 100 Вт и в России, а со временем от "лампочек Ильича" откажутся вовсе. При этом собственного производства экономичных ламп у нас пока нет, основной производитель ламп с российскими брендами — Китай.

Дежавю

Согласно данным госкорпорации "Роснано", сегодня на лампы накаливания приходится 58% мирового рынка, а к 2015-му за ними останется лишь 30%: многие страны собираются перейти на энергосберегающие источники освещения — компактные люминесцентные (КЛЛ) и светодиодные LED-лампы (light emitting diode — светоизлучающий диод). Первыми еще в 2005 году от использования ламп накаливания стали постепенно уходить Бразилия и Венесуэла. Как ожидается, к 2014 году лампы накаливания мощностью 40 Вт и более перестанут освещать американские дома, а к 2015-2016 годам от них откажутся жители ЕС.

Другими словами, энергосберегающие источники освещения ждет огромнейший рынок. И не случайно Китай — основной экспортер светотехнического оборудования — в 2005 году принял программу Green Light, и китайское государство инвестировало порядка $2 млрд в развитие производства энергосберегающих ламп. А в январе 2008 года комитет по делам развития и реформ и минфин КНР начали кампанию по предоставлению субсидий на производство 150 млн энергосберегающих ламп, которая будет завершена к концу 2010 года. Кроме того, китайские экспортеры вообще субсидируются государством, что позволяет делать экспортные цены очень низкими. В результате уже сейчас китайское производство энергосберегающих ламп выросло до 3 млрд штук в год (80% мирового показателя), из которых 2 млрд уходит на экспорт.

В России в 2008 году было продано около 1 млрд ламп примерно на €220-230 млн. Из них лишь 40 млн — энергосберегающие. При этом лишь 2 млн "зеленых" ламп выпускаются в России, все остальное — Made in China.

Аналогичная ситуация была три года назад на российском рынке ламп накаливания — доля Китая составляла 60%. Однако в феврале 2006 года правительство РФ приняло постановление "О мерах по защите российских производителей ламп накаливания", установившее квоты на ввоз ламп в Россию. Квоты были введены благодаря лоббистским усилиям холдинга В.А.В.С., распространялись на продукцию Евросоюза, Китая, Украины и Киргизии и действовали три года — с апреля 2006-го по апрель 2009 года. По мнению Владислава Голубева, исполнительного директора Томского электролампового завода (ТЭЛЗ), ранее входившего в холдинг В.А.В.С., в определенный момент квоты помогли. Действительно, благодаря постановлению 2006 года отечественная продукция заняла 90% на рынке ламп накаливания, а пальму первенства (70-90%) завоевал В.А.В.С. Но сегодня холдинг — банкрот, в мае этого года 75% его акций отошло Сбербанку за неуплату долга по кредиту на $150 млн, взятому в 2005 году со сроком возврата в 2011 году. В планах холдинга В.А.В.С. было расширение ассортимента электроламп, увеличение их выпуска до 2 млрд штук в год при снижении себестоимости на 30-40%. Более того, некоторые заводы, входившие в этот холдинг, заявляли о готовности производить и энергосберегающие лампы. Например, электроламповый завод ОАО В.А.В.С. в Московской области и ОАО ТЭЛЗ. Но сегодня ситуация изменилась — ОАО В.А.В.С. простаивает, ОАО ТЭЛЗ, выступившее поручителем холдинга, перешло в собственность Сбербанка, который не торопится спонсировать завод.

Идея не сработала так, как задумывалась. Квоты были введены, чтобы противостоять импорту некачественных китайских ламп. Но в результате компании, которые могли бы заниматься лампами накаливания, в силу их отсутствия на рынке стали распространять энергосберегающие лампы (преимущественно китайского производства), чтобы заполнить свой бизнес. Пока мы боролись за рынок ламп накаливания, пытаясь оградить себя от китайского товара, продукция КНР заполнила рынок энергосберегающих ламп, за который только предстоит бороться.

Очевидно, что повторить трюк 2006 года не получится, тем более что и с производством ламп накаливания он не совсем удался. Сначала надо наладить производство энергосберегающих ламп.

Если представить, что мы должны использовать лишь лампы собственного производства, то, по расчетам компании Philips, для полного перехода страны на энергосберегающие лампы необходимо построить более 60 заводов по их производству общей стоимостью около $1,3 млрд.

Столько строить, конечно, не нужно, полностью от импорта никто отказываться не собирается. Но пока у нас есть только сборка из китайских комплектующих. Фирма Osram, правда, планирует производство энергосберегающих ламп в Смоленске, но, скорее всего, это будут какие-то определенные виды экономичных ламп, и рынок они не заполнят.

Немногочисленные производства по сборке экономичных ламп не могут похвастаться большими объемами. Так, на Саранском заводе электроприборов с 2008 года по заказу компании "Космос" занимаются сборкой энергосберегающих ламп из китайских комплектующих. Впрочем, из-за кризиса их производство практически прекратилось. Еще недавно на ТЭЛЗе планировали выпустить полмиллиона энергосберегающих ламп. "Сегодня оптимизм уменьшился,— признается Владислав Голубев.— Как и собирались, мы выпустим в октябре первую массовую партию, но ее объем будет меньше".

По полной программе

Дилемма российского производства энергосберегающих компактных люминесцентных ламп — завод полного цикла или только сборка ламп.

Строить предприятия полного цикла невыгодно. "И пока будут дешевые китайские комплектующие, ситуация не изменится",— делает вывод Мария Выдренкова, директор по маркетингу и рекламе компании "Топсервис", продвигающей "Космос", который размещает заказы в Китае. Сейчас у нас нет ни специалистов такого профиля, ни оборудования (а значит, его придется закупить за рубежом), ни опыта в таком производстве. Поэтому можно предположить, что отечественные лампы будут дороже, чем произведенные в Китае, при сравнимом качестве.

Однако сами российские производители с подобной точкой зрения не согласны, считая, подобно Адаму Смиту, что продукт промышленности в большей степени способствует обогащению государства. "Кто создает добавленную стоимость, тот имеет богатство. Наша лампа накаливания, например, имеет 60% добавленной стоимости, и все эти деньги остаются внутри страны",— заявляет Владислав Голубев.

Развитию отечественной ламповой промышленности не способствует и политика государства, ставящая в неравные условия отечественных и зарубежных производителей электрических ламп. Например, в Европе таможенная пошлина на российские лампы — минимум 60-70% их стоимости, а в Иране — 300%. Таможенные пошлины РФ на ввоз такой продукции — всего 15-20%. Чтобы предприятия полного цикла были выгодны, государство, конечно, может поднять таможенные ставки на импорт ламп, но тогда и цены на лампы повысятся.

А что инвесторы? В качестве спонсора заводов, бывших в собственности холдинга В.А.В.С., мог бы выступить их новый владелец Сбербанк, но едва ли он будет им помогать — В.А.В.С. и так должен ему почти 5 млрд рублей. "Мы очень бы хотели, чтобы Сбербанк нам помог,— признается Владислав Голубев из ТЭЛЗа,— но пока банк, скажем так, изучает ситуацию". По расчетам Голубева, вложения в производство энергосберегающих ламп могут окупиться за пять лет.

Помимо банков среди потенциальных инвесторов — венчурные фонды, госкорпорации, муниципалитеты. Уже есть примеры, когда последние дают заказ местным заводам на производство "зеленых" ламп. Буквально за несколько часов до беседы с корреспондентом "Денег" руководство ТЭЛЗа подписало договор с УМП "Томскгорсвет", и теперь на энергосберегающие светодиоды ТЭЛЗа будет переведена вся иллюминация Томска.

Единой государственной программы по поддержке отечественного производителя, как в Китае или ЕС, в России нет.

Могут ли венчурные фонды стать потенциальными инвесторами? "Безусловно. В США даже существуют фонды, специализирующиеся на энергосберегающих технологиях,— комментирует Андрей Зюзин, управляющий директор компании "ВТБ Управление активами".— По сути, инвестиции в такие проекты обречены на успех, так как дефицит электроэнергии уже сегодня невозможно покорить увеличением производства электроэнергии, важно решать вопросы внедрения энергосберегающих технологий". Но пока в России в эту отрасль венчурные фонды не вкладываются. "Когда будет большой рынок энергосберегающих ламп, желающие вкладывать в него появятся быстро",— считает Павел Ганелин из ВФ "Тройка Диалог".

Другой вопрос, что перспективнее — вкладываться в производство люминесцентных или светодиодных ламп.

Светодиодное будущее


По данным "Роснано", сегодня на энергосберегающие лампы приходится 42% мирового рынка. Доля светодиодных ламп, LED и OLED (органические светодиоды), пока скромная — 6%. К 2015 году разрыв сократится: светодиодные лампы займут 28%, люминесцентные — 43%. >

Согласно расчету аналитиков, рынок светодиодных источников света увеличивается в среднем на 52% в год. А в 2011 году, когда Россия начнет переход на энергосберегающие лампы, мировой светодиодный рынок увеличится до $9 млрд. Завидная скорость, учитывая, что еще в 2007 году объем мирового рынка светодиодов оценивался в $4,2 млрд. Пока распространению светодиодов мешают две вещи — малая мощность и высокая цена. Впрочем, первая проблема уже решена — правда, за счет еще большего удорожания: в Японии уже производятся высокомощные светодиоды по $30 за штуку. Хотя эксперты прогнозируют снижение стоимости светодиодных ламп через три-пять лет. На российском рынке представлена осветительная техника на основе светодиодов как зарубежных компаний (Cree, Osram, GE, Philips и др.), так и отечественных. Если говорить о LED-технологиях, то большая часть материалов может производиться и производится в России: особо чистые газы, металлы, подложки, полупроводниковые материалы, люминофоры. ТЭЛЗ уже освоил производство иллюминационных светодиодных ламп в конце 2008 года, производство полного цикла есть в Петербурге, это завод "Светлана-Оптоэлектроника".

Кроме того, существует проект компании ЗАО "ОптоГан" о создании предприятия полного цикла для производства светотехники нового поколения. Спонсируют проект "Роснано", группа ОНЭКСИМ и Республиканская инвестиционная компания. Суммарные инвестиции в проект составляют более 3,3 млрд рублей, а ожидаемый объем выручки — примерно 6 млрд рублей уже в 2013 году. Производственную площадку построят на территории особой экономической зоны Нойдорф в Петербурге. Запуск нового завода будет осуществлен весной-летом 2010 года, и уже к 2011 году компания "ОптоГан" будет производить полмиллиона светодиодных светильников в год.

Словом, в России с производством энергосберегающих ламп на основе светодиодов дела обстоят несколько лучше, чем с производством компактных люминесцентных ламп: как объект инвестирования первое выглядит привлекательнее. Поскольку развитие здесь идет не по эволюционному пути, как у КЛЛ, возможен технологический прорыв — и потому доход. "У них гораздо более эффективные показатели ТСО (Total Cost of Ownership — совокупной стоимости владения),— говорит о технологиях на базе светодиодов Андрей Зюзин из "ВТБ Управление активами".— Производство — очень тонкий вопрос, его имеет смысл организовать кластерами, так как, с одной стороны, это очень высокие вложения капитала, а с другой стороны, широкая кооперация".

Более того, государство, видимо понимая перспективы, уже сегодня вкладывается в производство светодиодов (тот же проект "Роснано"). А учитывая, что Китай делает не самые мощные из возможных на сегодня светодиодов, отечественная продукция сможет с ними конкурировать с большим успехом, чем по КЛЛ. Но стать альтернативой стоваттным лампам накаливания LED-лампы смогут только через несколько лет (что, кстати, тоже плюс: это даст время развить производство в нашей стране), и пока люминесцентные лампы занимают на рынке большую долю. При этом многие эксперты считают, что уже сейчас лучше вкладываться в производство светодиодов, а не КЛЛ.

"Пока не совсем ясно, какова будет себестоимость российского товара. Сейчас есть ощущение, что выходит дороже, даже с учетом таможенных пошлин и логистики импортных ламп,— рассуждает о производстве бытовых КЛЛ менеджер по развитию бизнеса компании General Electric Lighting Максим Медведев.— Есть ли смысл инвестировать в это деньги? Для производства этих ламп нужны специалисты, которых надо готовить. Перспектив экспорта таких ламп не просматривается, так как на остальных рынках уже доминируют ведущие мировые и китайские производители. Создавать производство только для внутреннего рынка... Словом, в целом для отрасли это ничего особенного не даст. Надо инвестировать в будущие, а не в прошлые технологии".

Так что ближайшая перспектива — размещение заказов на производство компактных люминесцентных ламп в Китае под контролем качества со стороны заказчика, как уже поступают российские "Космос", "Навигатор" и большинство ведущих мировых компаний. А на российских производственных площадках больше шансов у светодиодов.

"Лампочка Ильича" (это прозвище закрепилось у нас за лампой накаливания после претворения в жизнь ленинского плана ГОЭЛРО) появилась в 1878 году. В первых лампах, производство которых наладил Томас Эдисон, в роли светящейся нити накаливания выступала обугленная стружка японского бамбука, потом ей на смену пришла угольная нить. Вольфрамовые нити впервые появились в 1905 году в изделиях фирмы Osram. Как правило, лампа накаливания горит около 1000 часов, но есть и исключение — в одном из пожарных отделений города Ливермор (США, штат Калифорния) есть 4-ваттная лампа ручной работы. Она практически постоянно горит уже более ста лет — с 1901 года. Очевидно, тому причина — толстая нить накаливания, маленькая мощность и работа в режиме слабого накала. Однако лампы накаливания, освещающие наши дома, на такие рекорды не способны. Кроме того, они нагреваются, сжигают много энергии, а избыточное потребление электричества ведет к дополнительному выбросу в атмосферу парниковых газов, перегрузке сетей, пожароопасности.

Есть усовершенствованный вариант "лампочки Ильича" — галогенные (галогеновые) лампы. Внутри лампа заполнена так называемым галогенным газом, содержащим йод или бром. Нить накаливания сделана из того же материала, что и в обычных лампах, но в галогенной лампе испаряющийся вольфрам не осаждается на относительно холодных стенках колбы, а образует летучее соединение с галогеном. Оно циркулирует по объему колбы и, достигая раскаленной вольфрамовой нити, разлагается на исходные компоненты: галоген возвращается в цикл, а вольфрам частично оседает на нить. Повышенная концентрация паров вольфрама в непосредственной близости от нити резко замедляет его испарение — подобно тому, как влажная атмосфера не дает сохнуть мокрому белью. В результате нить не истончается, а стекло остается прозрачным. Колба такой лампы, в отличие от лампы накаливания, сделана из жаропрочного кварца. Это позволило увеличить до 30% световую отдачу и в полтора-два раза срок службы ламп, поэтому такие лампы позволяют экономить до 30% электроэнергии по сравнению с обычными лампами накаливания. Различные виды галогенных ламп применяют там, где требуются небольшие габариты, для внутреннего и наружного экспозиционного освещения, для акцентированного освещения (в музеях, витринах магазинов, ресторанах и жилых помещениях).

В семействе источников искусственного освещения есть также газоразрядные лампы — например, ртутные и натриевые. В такую лампу впаяны два электрода, между которыми в парах ртути (или натрия) происходит разряд. В конце 1980-х на рынке появились первые компактные люминесцентные лампы (КЛЛ), которые также являются газоразрядными. Принцип действия у них тот же: при работе лампы между двумя электродами возникает электрический разряд. Лампа заполнена инертным газом и парами ртути, проходящий ток приводит к появлению УФ-излучения, которое поглощается люминофором, покрывающим внутренние стенки лампы. Далее вещество излучает видимый свет.

У люминесцентных ламп есть свои недостатки. Например, они содержат ртуть, не сразу выходят на полную яркость и не предназначены для частого включения-выключения.

"Мало кто знает, что ртуть в КЛЛ содержится в очень маленьких количествах",— уточняет Мария Выдренкова из компании "Топсервис". Для сравнения: содержание ртути в градуснике — около грамма, а в современных КЛЛ — не более 4 мг (то есть в 250 раз меньше). И все-таки для отслуживших свой век КЛЛ в Европе существует специальная сеть по утилизации. В России повсеместно подобной сети нет.

Во многих лампах вместо ртути используют амальгаму — ртуть в сплаве с другим металлом. Вред от нее такой же, и выходит она на полную яркость только через минуту. Но есть плюс — лампа работает лучше при высоких и низких температурах, чем стандартная ртутная. Кроме того, заявляют производители, появились лампы, которые включаются быстрее. Проблема износостойкости к частому включению-выключению КЛЛ тоже решаемая — правда, за счет некоторого удорожания ламп.

Но главное, КЛЛ позволяют экономить до 80% электроэнергии по сравнению с лампами накаливания, а значит, сокращается выброс СО2 в атмосферу и опасность возгораний.

Те же преимущества имеют и светодиоды. Принцип их работы основан на способности некоторых полупроводников производить видимое излучение при прохождении электрического тока. Первым об излучении света твердотельным диодом заявил британец Генри Раунд в 1907 году. Следующий шаг в изучении светодиодов сделал русский ученый В. Лосев, получивший в 1927 году авторское свидетельство на "световое реле". Также среди соотечественников, известных в этой области, Жорес Алферов, удостоенный в 2000 году Нобелевской премии за развитие полупроводниковых гетероструктур для высокоскоростной оптоэлектроники.

Светодиоды используются в бытовом, уличном и промышленном освещении, для передачи сигнала по оптоволокну, в подсветке ЖК-экранов (мобильные телефоны, мониторы, телевизоры) и т. д. Минусы светодиодов белого света, используемых в освещении,— малая мощность и высокая цена. Но достижение приемлемых параметров лишь вопрос времени.