27 июля 2009, 15:24

Выбор редакции

Химики-ядерщики исследовали 50 проб питьевой воды: радиоактивная карта Екатеринбурга и пригородов
Президент приказал, но Минздрав не торопится: уникальная клиника Владислава Тетюхина простаивает без пациентов
«Куртки замшевые, три штуки»: 5 способов защитить квартиру от воров в новогодние праздники

Депозиты могут спровоцировать третью волну кризиса

Агрессивное привлечение депозитов, как в свое время поголовное кредитование, может привести ряд банков к банкротству.

Третья волна — волна отзыва депозитов — может возникнуть следом за второй, которую некоторые эксперты прогнозируют осенью, а может накрыть и зимой, когда заканчивается срок размещения основной массы вкладов.

Депозиты замедленного действия

Благодаря предпринятым рискованным действиям малые и мелкие банки смогли вернуть сбежавших клиентов и даже заманить новых. Так, пока на рынке депозитов царил хаос и вкладчики находились в растерянности, не зная, спрятать ли сбережения под подушку или отнести в госбанки, некоторые кредитные организации решили воспользоваться ситуацией и предложили повышенные процентные ставки по вкладам. Приманка подействовала. Если в январе вкладчики несли свои сбережения в крупные банки, то в феврале малые и мелкие банки смогли перехватить инициативу. При этом рост их депозитного портфеля происходил в основном не только за счет перебежавших вкладчиков, но и за счет новоприобретенных. Так, по сравнению с февралем прошлого года объем депозитов в банковской системе увеличился более чем на 16%.

Заместитель генерального директора Агентства по страхованию вкладов Андрей Мельников отмечает: «Агентство постоянно проводит мониторинг рынка вкладов, и мы видим, что, как только ситуация начинает ухудшаться, часть вкладчиков стремится перевести свои сбережения в государственные банки — там спокойнее. Но стоит обстановке улучшиться — вкладчики активнее идут в средние банки, предлагающие более высокие процентные ставки».

Аналитики расходятся во мнении, будут ли ставки по депозитам расти дальше. Одни считают, что ставки еще могут подняться на 0,5—1,5%. Другие говорят, что предел уже достигнут. Если учесть, что Центральный банк предложил на беззалоговых аукционах годовые кредиты, то смысла увеличивать ставки по вкладам больше нет, так как средний срок размещения депозитов также равен одному году, а стоимость привлечения у этих источников фондирования примерно равнозначная. В то же время беззалоговые аукционы по-прежнему остаются доступными только для титулованных банков (то есть имеющих соответствующие рейтинги). Поэтому банкам ниже второй-третьей сотни придется и дальше сохранять высокие ставки по депозитам.

Куда уходят деньги?

Старший аналитик рейтингового агентства «РусРейтинг» Виктория Белозерова заметила, что максимальные и минимальные процентные ставки по вкладам, представленные сегодня на рынке, отличаются практически в два раза. Не секрет, что высокая ставка — высокий риск, о котором в гонке за деньгами некоторые банки забывают.

При этом многие кредитные организации обещают высокую доходность только в рекламе. Например, управляющий директор блока «Розничный бизнес» Банка Москвы Алла Цитович поделилась своими наблюдениями: «Складывается впечатление, что консультанты из первой пятерки консалтинговых компаний обошли все банки и показали одни и те же приемы. Например, объявляя об открытии нового вклада, банки в рекламном плакате мелкими буквами пишут «на полтора года», а крупными — «18%». Или мелким шрифтом — «за последний месяц», а крупным — «14%». Конечно, банки понимают, что могут встретить негативную реакцию некоторых клиентов, когда вскроется хитрость. Но при этом действуют по принципу: главное заманить клиента в отделение, а там — продадим».

Беззалоговые аукционы по-прежнему остаются доступными только для титулованных банков. Поэтому банкам ниже второй-третьей сотни придется и дальше сохранять высокие ставки по депозитам. Но в некоторых случаях 18% — это не маркетинговый ход, а реальная ставка. Чтобы ее «отбить», банкам нужно найти инструменты, которые бы обеспечили доходность на уровне как минимум 22—25% годовых.

Андрей Мельников (АСВ) пояснил, что некоторые региональные банки привлекают средства под конкретные инвестиционные проекты, которые позволяют «отбить» высокую стоимость привлекаемых вкладов: «Есть определенная группа заемщиков, с которыми крупные банки не будут работать, потому что масштаб операций не соответствует их уровню. На региональном рынке, где представители бизнес-сообщества знают друг друга много лет и степень прозрачности принципиально выше, партнерские отношения устанавливаются быстрее».

В то же время в АСВ не исключают, что некоторые банки не смогут справиться со своими обязательствами. Поэтому в целях контроля за возникающими рисками Агентство просит Банк России обращать отдельное внимание на финансовую политику кредитных организаций, которые наиболее активно привлекают средства населения под заметно отличающиеся ставки. Пока эти риски находятся на приемлемом уровне.

Однако в самом Агентстве неоднократно отмечали, что реальные схемы использования активов удается выявить только после санации или прохождения процедуры банкротства банка. Только на этом этапе и вскрывается истинная картина эффективности размещения активов. А потому вопрос, удастся ли банкам, не уходя в убыток, обернуть вклады с обещанной доходностью, остается открытым.

Вторая волна спровоцирует третью

Как уже отмечалось, в результате кризиса ликвидности объем депозитов увеличился и, соответственно, доля вкладов физических лиц в объеме пассивов банка выросла.

Высокая концентрация портфеля на одном источнике фондирования делает банк неустойчивым. Особенно это опасно, когда в качестве такого источника выступают депозиты физических лиц, поведение которых трудно прогнозировать.

В конце прошлого года несколько случаев массового снятия вкладов со счетов в банках достаточно наглядно продемонстрировали на примере Банк24.ру или «Северная казна», что отток депозитов может поставить кредитную организацию на грань банкротства. К тому же надо учесть, что на тот момент банки еще не вели агрессивной депозитной политики и средства вкладчиков в объеме пассивов не занимали столь весомой доли.

В нынешней ситуации последствия бегства клиентов могут оказаться еще более разрушительными. Во-первых, объем изъятия может оказаться существенно больше. Во-вторых, чтобы заработать, банки вкладывают эти средства в инвестиционные проекты, соответственно, забрать их оперативно не получится, а так как межбанковский рынок по-прежнему закрыт для малых и мелких банков, то возможности перекредитоваться у них просто не будет.

Спровоцировать волну оттока может как вторая волна кризиса и очередная рейдерская атака, так и элементарные слухи. Председатель правления Агропромкредитбанка Василий Корнев пояснил: «Банк «Агропромкредит», как и вся банковская система в октябре-ноябре 2008 года, испытал на себе снижение портфеля депозитов физических лиц, но уже к концу 2008 года снижение остановилось. И на сегодняшний день показатели по вкладам восстановились. Сегодня мы не предлагаем 20% годовых по вкладам, так как, во-первых, не видим возможности у большинства наших потенциальных заемщиков «отрабатывать» еще более высокие ставки, во-вторых, средства физических лиц — не столь стабильный пассив, как это было ранее. Мы стараемся работать с заведомо более «спокойным» сегментом вкладчиков, которые стремятся к надежности и стабильности при умеренной, но обоснованной доходности вклада».

Время «икс» для банков — январь и февраль

Если посмотреть на то, как вел себя рынок депозитов в последние месяцы, то можно увидеть, что основной отток средств произошел в ноябре. В декабре рынок практически замер, а затем вкладчики понесли свои сбережения назад в банки. И здесь приток депозитов происходил в два этапа. В январе население несло свои сбережения в государственные и крупные коммерческие банки, входящие в топ-30. В феврале, когда ситуация на рынке стабилизировалась, а средние и мелкие банки, пережив первый шок, активизировались и предложили высокую доходность по вкладам, приток депозитов физических лиц пошел преимущественно в малые, средние и мелкие банки соответственно. Некоторые региональные банки привлекают средства под конкретные инвестиционные проекты, которые позволяют «отбить» высокую стоимость привлекаемых вкладов.

Примечательно, что население, несмотря на неспокойную обстановку, размещало свои сбережения в основном в долгосрочные депозиты, то есть депозиты сроком на один год и более. Таким образом, наиболее опасными периодами для государственных и крупных коммерческих банков являются декабрь-январь 2010 года, а для малых и мелких — февраль-март 2010 года. Именно в эти месяцы заканчивается срок размещения основной массы депозитов.

Как показывает практика, более чем в половине случаев клиенты пролонгируют старый или заключают новый договор с банком. Однако в условиях нестабильности на финансовых рынках правила не действуют. Решат ли клиенты забрать вклады после истечения срока, или оставят их в банке — зависит от того, как будет экономика выбираться из кризиса, как изменится курс валют, какие условия по вкладам предложат сами банки.

Кривая с поправкой на кризис

На рынке депозитов эксперты выделяют несколько сезонных колебаний. В декабре в банковскую систему обычно происходит приток средств, так как граждане получают годовые премии, бонусы и, соответственно, размещают их во вклады. В мае, наоборот, происходит отток сбережений, так как начинается сезон отпусков.

С одной стороны, для банков все складывается достаточно удачно. В тот период, когда срок размещения значительной части депозитов заканчивается, у населения ожидается новый приток поступлений. Однако вполне вероятно, что в этом году кривая притоков и оттоков изменится, так как ожидаемого премиального вознаграждения люди могут не получить из-за ухудшения финансового положения на предприятиях. Зато в конце года вполне вероятен отток депозитов, потому что праздники, в отличие от премий, пока никто не отменял.

Анализируй это

Конечно, в крупных банках отток депозитов приводит к менее катастрофичным последствиям, так как они имеют альтернативные источники фондирования. Малым и даже средним кредитным организациям надо внимательно анализировать влияние пиковых нагрузок и срочности вкладов.

При этом нужно учесть, что потоки депозитов распределялись неравномерно и рост объема вкладов населения, например, в малых банках произошел не во всех 150 кредитных организациях, а лишь в 50.

Так, в банке «Центр-инвест» отмечают, что у них не было значительных колебанийдепозитного портфеля ни в отрицательную, ни в положительную сторону. А в СКБ-Банке, напротив, объем вкладов населения увеличился по сравнению с докризиснымболее чем в полтора раза. Это связано и с тем, что банк предложил лучшие условия по вкладам в своем регионе, и с тем, что из-за сентябрьских рейдерских атак некоторые банки сменили собственников, что привело к серьезной перетасовке клиентуры.

Особое внимание на новый ритм притока и оттока вкладов надо обращать тем банкам, в которых произошел значительный прилив депозитов в начале этого года, а те, кто предложил завышенные процентные ставки, могут оказаться в еще более сложном положении.

Кредиты не в чести

В сентябре банки одномоментно свернули все кредитные программы. И только спустя полгода на кредитном рынке появились первые признаки жизни.
Наиболее опасными периодами для государственных и крупных коммерческих банков являются декабрь-январь 2010 года, а для малых и мелких — февраль-март 2010 года. Именно в эти месяцы заканчивается срок размещения основной массы депозитов.

Руководитель службы рейтингов кредитных институтов рейтингового агентства «Эксперт РА» Ирина Велиева подвела итог: «Самая яркая тенденция в кредитовании — резкое снижение темпов роста портфелей. Если с апреля 2007-го по апрель 2008-го розничный кредитный портфель увеличился на 53,9%, то с апреля 2008-го по апрель 2009 года — всего лишь на 21%. А помесячная динамика в этом году вообще только в феврале была положительной, и то составляла 0,5%. Банки по-прежнему осторожничают, их текущая задача — сохранить качество портфеля, а не нарастить его объем».

Некоторые банкиры признаются, что не готовы сегодня выйти на розничный рынок. Заместитель председателя правления СДМ-Банка Вячеслав Андрюшкин поясняет: «Традиционные драйверы роста розничного банковского ритейла — потребительские кредиты, кредитные карты, автокредитование — в настоящее время считаются продуктами с высокими рисками, а потому говорить об их активном предложении в ближайшей перспективе не приходится. Таким образом, вопрос о завоевании розничного рынка большинством банков отложен до лучших времен».

Спрос на «малогабаритные» кредиты удовлетворен+

Тем не менее, хоть и в ограниченных объемах, но кредитные продукты появились на рынке. В качестве новых точек роста банки выбрали два продукта — кредитные карты и кредиты наличными.

Член правления ВТБ 24 Георгий Горшков отмечает: «На сегодняшний день лидирующий продукт — кредит наличными. Скорее всего, в ближайшей перспективе клиентские предпочтения сильно не изменятся. По мере развития технологий возможно замещение кредитов наличными кредитными картами».

Заместитель начальника управления розничного бизнеса Сведбанка Лидия Чарышникова отметила, что на рынке наблюдается массовая эмиссия зарплатных карт. И, по ее прогнозам, в ближайшее время упор будет сделан на расчетно-кассовое обслуживание, карты и комиссионные продукты, то есть «малогабаритные» продукты, обеспечивающие высокую диверсификацию рисков. Кроме того, кредитные карты являются гибридом корпоративного и розничного продукта. Таким образом, банк получает по нему двойные гарантии и возможность отслеживать денежные потоки заемщика.

Примечательно, что освоение розничного рынка около пяти лет назад также началось с пластиковых карт и кредитов наличными. Однако в тот момент банки активно выходили в массы, а риски компенсировали высокими процентными ставками. Сегодня кредитные организации ведут более осторожную стратегию и предпочитают работать с проверенными клиентами.

Президент банка «БНП Париба Восток» и генеральный директор российского подразделения Cetelem Филипп Дельпаль поделился своим наблюдением: «Многих клиентов сейчас интересуют «быстрые» деньги в виде экспресс-кредитов или кредитных карт — это объясняется, в частности, тем, что в настоящее время клиенты могут лучше прогнозировать свое финансовое положение на краткосрочную перспективу». Аналогичную точку зрения высказали в КМБ банке, заметив, что предпочтения большинства клиентов сместились в сторону продуктов, удовлетворяющих только самые насущные потребности.

Ипотека может быть монополизована

Ипотека сегодня практически исчезла с рынка. По официальным данным, ее объемы сократились за несколько месяцев более чем в пять раз. Старший вице-президент Московского банка реконструкции и развития Альберт Звездочкин отмечает: «Произошли изменения в различных сегментах розничного кредитования. На российском рынке ипотеки осталось не более двух десятков банков, выдающих кредиты».

Ипотека сегодня даже в минимальных объемах по силам только крупнейшим российским банкам и некоторым иностранным дочкам. Сохранить этот продукт в своей линейке они стремятся по нескольким причинам.

Во-первых, несмотря на риски, кредитным организациям нужно получать прибыль. К тому же, увеличение доли плохих долгов в портфелях банков связано не только с тем, что растет уровень просрочки, но и с тем, что сокращается сам кредитный портфель. Поэтому обеспеченным заемщикам при условии наличия первоначального взноса и надежного обеспечения ссуды все-таки выдаются.

Во-вторых, сохранение ипотеки можно считать в нынешних условиях особой меткой качества. В КМБ банке пояснили: «Сохранение в продуктовой линейке потребительского кредита или, например, ипотечного кредита является для банка весомым преимуществом, в том числе с точки зрения демонстрации его стабильности и клиентоориентированности».

Строительный цикл в среднем составляет три года, то именно столько времени должно пройти от момента поступления средств в строительную отрасль до восстановления активности на рынке купли-продажи первичного жилья.

Однако даже те банки, которые сохранили ипотеку, выдают лишь штучные кредиты. И скорее всего, в ближайшие три-четыре года ипотека не вернется к докризисному периоду. Пока не откроются рынки капитала и банки не получат доступ к длинным деньгам, они не смогут предложить этот товар в прежнем масштабе. Выдача таких кредитов сейчас привела бы к колоссальному разрыву пассивов и активов и могла бы в скором времени поставить банк на грань банкротства.

Если представить, что ситуация на рынке стабилизировалась и банковская система начала наращивать упущенное не по дням, а по часам, то и в этом случае на возрождение ипотеки потребуется достаточно длительное время. Дело в том, что многие проекты заморожены, а часть девелоперских компаний вообще ушла с рынка. Если учесть, что строительный цикл в среднем составляет три года, то именно столько времени должно пройти от момента поступления средств в строительную отрасль до восстановления активности на рынке купли-продажи первичного жилья. Не исключено, что в определенный момент на рынке недвижимости возникнет дефицит предложения. В этот период цены на квартиры могут взлететь. Тогда приобретение жилья станет невозможным для граждан уже не потому, что банки не дают кредиты или предлагают высокие процентные ставки, а потому, что его стоимость непомерно велика.

Сейчас правительство активно разрабатывает программы по стимулированию ипотечного рынка. Если они заработают, это может несколько ускорить возрождение ипотеки. Однако, судя по предыдущим государственным антикризисным программам, участвовать в ней смогут не все желающие. Наличие определенного ценза (наличие рейтинга, доля участия государства в уставном капитале, размера активов и прочее) может привести к тому, что на рынке могут появиться несколько ипотечных если не монополистов, то по крайней мере лидеров.