25 июня 2009, 12:16

Выбор редакции

Славяне «Оленьих ручьев»: «Церковь должна оставить в покое и нас, и святилище Перуна»
Секспросвет. Как эпидемия ВИЧ возвращает половое воспитание в школы и детские дома Екатеринбурга
«Здание нужно было списать». Рухнувшую на ЗИКе крышу ремонтировали ради отмыва денег

Торговцам набили цену

Владимир Путин объяснил им лично, в чем смысл торговли

Вчера председатель правительства Владимир Путин обсудил со всеми участниками рынка будущий закон "О торговле", предложив в конце заседания доработать его в десятидневный срок. При этом специальный корреспондент "Ъ" АНДРЕЙ Ъ-КОЛЕСНИКОВ стал свидетелем того, как после заседания в узком составе господин Путин вместе с группой антагонистов — производителей и поставщиков — неожиданно вышел из здания правительства, доехал до магазина "Перекресток" на Осеннем бульваре, попытался на месте выяснить, в чем суть этих противоречий, и пришел к выводу, что споры между ними являются бессмысленными, а смыслом наполнен только предлагаемый правительством закон.

Выездное мероприятие стало, без сомнения, полным сюрпризом для всех, кто был в этот день в магазине "Перекресток" на Осеннем бульваре.

Более того, оно стало сюрпризом для ГИБДД. Кортеж премьера шел по разделительной полосе Кутузовского проспекта, и мимо в обе стороны двигались потоки машин. Люди, которые ездят с господином Путиным в кортеже каждый день, утверждали, что ничего подобного ни разу не было и что происходящее надо бы снять хотя бы на видеокамеру телефона. При этом спецоперация проводилась, похоже, с одной-единственной целью: чтобы в "Перекрестке" не успели подготовиться к приезду премьера и не сменили ценники.

Кроме того, премьер, очевидно, намерен был все-таки понять, почему поставщики сдают товары по цене, которая иногда почти в два раза меньше той, которая на прилавках магазинов.

Вместе с господином Путиным поехал и председатель совета директоров компании "Вимм-Билль-Данн" Давид Якобашвили, управляющий директор по корпоративным отношениям X5 Retail Group Юрий Кобаладзе, президент холдинга "Мираторг" Виктор Линник (те, кто видел это предприятие, когда его недавно посетил господин Путин, потрясенные увиденным, с трепетом называют теперь господина Линника "убийцей свиней") и еще несколько человек.

В Москве к тому, что Владимир Путин неожиданно появляется в каком-то публичном месте, привыкли еще меньше, чем в российской провинции, куда господин Путин ездит в командировки и где такие публичные визиты — часть сценария.

Поэтому в магазине "Перекресток" некоторое время стояла тишина, которую вдруг взорвали чьи-то одиночные мерные аплодисменты.

В общем, соотечественники были потрясены.

Сначала господин Путин подошел к полке с молочными продуктами.

— Вот,— торжествующе сказал вице-премьер правительства господин Зубков,— по 39 рублей 60 копеек кефир продают!

— Да здесь наценка-то небольшая,— развел руками господин Кобаладзе,— десять процентов всего.

— А тут еще дороже! — обрадованно произнес господин Зубков.

— Ну, а это,— нашел в себе мужество подойти к премьеру кто-то из сотрудников магазина,— наверное, молоко длительного срока годности. Полгода, наверное...

— Это ваша продукция? — спросил премьер господина Якобашвили.

— Да,— осторожно подтвердил тот.

— И насколько цена отличается от вашей, отпускной?

— По-разному... но прилично! Мы вот этот кефир отдаем по 20 рублей...

— А он тут стоит 35! — добавил господин Зубков.

Один из сотрудников министерства промышленности и торговли сказал господину Путину, что молочная продукция — это еще не очень показательно для того, чтобы продемонстрировать непримиримые противоречия между производителями и продавцами.

— А где показательно? — переспросил господин Путин.

— В мясном отделе!

— Так,— заторопился господин Кобаладзе,— срочно меняйте ценники!

Он, кажется, единственный тут из представителей Х5 Retail сохранял присутствие духа.

— Ну,— спросил его господин Путин,— а почему у вас сосиски стоят 240 рублей?! Это нормально?!

— А это, видимо, сосиски повышенного качества,— невозмутимо ответил господин Кобаладзе.— Вот, есть же и по 49 рублей! Он сказал это с огромным облегчением — по-моему, только что неожиданно для себя обнаружив эти сосиски.

Я тоже увидел, что и в самом деле такая же упаковка сосисок, лежавшая рядом, стоила 49 рублей.

Господин Путин ничего не сказал о том, что это, видимо, сосиски пониженного качества. А господин Кобаладзе почувствовал, видимо, что, кажется, удается перехватить инициативу, по дороге в отдел, где торгуют свежим мясом, уже рассказывал, развивая наступление, что ритейл торгует иногда и с отрицательной даже наценкой.

— Ну, это вы уже загнули! — засмеялся господин Путин.

— Да нет,— смущался господин Кобаладзе.

— Я вам могу показать ваши наценки,— неожиданно достал из кармана какую-то бумагу господин Путин.— Вот, докторская колбаса. Наценка — 52%.

Господин Кобаладзе не стал настаивать, что это может быть и не так. Бывший пресс-секретарь Службы внешней разведки очень хорошо чувствовал момент, когда следует остановиться.

— А у вас какие отпускные цены на мясо? — поинтересовался Владимир Путин у "убийцы свиней" Виктора Линника.

— 150-160 рублей,— ответил тот.

— Так, - вздохнул господин Путин, подойдя к прилавку. - 320 рублей килограмм... В два раза...

— Завтра понизим,— широко улыбнулся Юрий Кобаладзе.

Улыбкой он, кажется, заранее извинялся за то, что не понизят.

Тут господину Путину объяснили, почему такая большая наценка. Суть объяснений сводилась к тому, что мясо после поставщиков еще идет на переработку.

— Надо посмотреть товар, который не перерабатывается,— предложил господину Путину кто-то из сотрудников магазина.— На хлеб минимальные наценки, на соль тоже...

Но на соль господин Путин смотреть уже не стал. К концу этой поездки он, кажется, начал верить ритейлерам на слово.

По дороге к машине управляющий директор X5 Retail говорил Владимиру Путину о том, что он с Давидом (Якобашвили.— А. К.) все равно обязательно договорится.

— Где Давид? — поинтересовался господин Путин.

Он был здесь уже.

— Договоритесь? — переспросил премьер.

— Давно должны были договориться...— уклончиво произнес господин Якобашвили.

— Когда? — уточнил господин Путин.

— Года два назад...

— А почему не договорились? — спросил премьер.

— Не смогли,— разъяснил Давид Якобашвили.

В результате посещения "Перекрестка", по-моему, стало понятно, что ритейлеры по крайней мере не так страшны, как их малюют,— прежде всего поставщики (и наоборот).

И более того, цены ритейлеров в целом обоснованны (потерявшая дар речи в момент приезда Владимира Путина директор "Перекрестка", которая оказалась не в состоянии по этой причине ничего прокомментировать, все-таки не считается).

Вернувшись в Белый дом, господин Путин вышел к участникам расширенного совещания. Здесь были и члены правительства, у которых есть свой вариант законопроекта, и депутаты Госдумы, и члены Совета федерации — со своими вариантами. Были представители малого и среднего бизнеса, большого количества торговых и производящих компаний... Всего около 50 человек.

Господин Путин, по его словам, намерен был выслушать каждого. Он заявил, что не хочет, чтобы эта встреча вылилась в обвинительный процесс против кого бы то ни было.

— Мы должны найти баланс в цепочке производитель—переработчик—продавец—потребитель,— заявил он.— Это надо отрегулировать... Трудно, конечно, представить, что торговая наценка может быть 70%. Ну, это перебор... При этом у всех своя правда. Цена ритейлеров зависит не только от цены поставщиков, а и от общего состояния экономики в стране: от цены на электричество, от аренды, от стоимости кредитных ресурсов... Понимание этого есть. Но сбалансированное регулирование этих отношений необходимо. И вот чего нам точно не нужно: бесполезных споров в этой цепочке. Надо принимать федеральный закон.

Господин Путин предложил высказаться, и тут же начались бесполезные споры между производителями и продавцами.

Сергей Галицкий, гендиректор ОАО "Магнит", большой розничной сети, вообще сказал, что очень важно поддержать противоречия между производителями и продавцами.

— Это противоречие не должно быть непримиримым,— добавил, правда, он.— Это противоречие — двигатель торговли. Каждый должен отстаивать свою правду! А если на нас наложат односторонние ограничения, будет очень тяжело и неправильно...

А их господин Галицкий увидел даже в правительственном, самом либеральном по отношению к ритейлу варианте.

— Мы очень боимся санкций Федеральной антимонопольной службы,— признался он.— В сети "Магнит" норма чистой прибыли — 3,5%. А в законопроекте написано, что штрафы для ритейла, нарушившего антимонопольный закон, могут быть от одного до пятнадцати процентов!.. Мы просим, чтобы нас предупреждали, прежде чем наказывали. И не на такие суммы!

А в идеале, наверное, чтобы предупреждали, а не наказывали.

— Поставщики часто считают, что, если они не находят места на полке, значит, у нас коррупция! — добавил господин Галицкий.— А ведь крупные розничные сети сдерживают инфляцию.

Он с надеждой смотрел на премьера.

— Еще не случайно, что бонусы, как известно, придумали поставщики!

Аргументы у него, похоже, иссякли. Но больше и не нужно было. Последнее сообщение, кажется, больше всего заинтересовало господина Путина. Правительство во время кризиса особенно болезненно относится к бонусам, которые выплачивают себе топ-менеджеры компаний. И те, кто придумал эти бонусы, очевидно, по идее господина Галицкого должны были полностью разочаровать в себе господина Путина со всеми их остальными инициативами.

От производителей выступил президент "Мираторга" господин Линник.

До него, впрочем, директор Федеральной антимонопольной службы Игорь Артемьев пояснил, что в этот день на совещании у господина Шувалова антимонопольная служба уже решила штрафовать не до пятнадцати процентов с оборота, а пока только до 1 млн рублей.

Господин Галицкий и еще несколько человек за столом, очевидно, вздохнули с облегчением, хоть и временным.

Так вот, Виктор Линник начал говорить, что в дискуссии о размере торговой наценки надо договориться, как она считается, и тогда все остальное будет проще...

— Бонусы вы придумали? — перебил его господин Путин.

— Первый раз об этом слышу! — отмахнулся господин Линник и снова начал говорить о важности прозрачности торговой наценки.

Но потом он остановился, вдруг поняв, наверное, что такой ответ будет слишком дорого стоить всей отрасли, и добавил:

— Нет! Точно не мы!

Господин Путин кивнул. Обсуждение продолжилось. Было решено, что через десять дней правительство предложит закон "О торговле" для утверждения в Госдуме.

Но это уже не главное. Главное, выяснить: а кто придумал бонусы?

В течение десяти дней закон о торговле по решению премьер-министра будет доработан на базе версии Минпромторга. Наибольшим изменениям подвергнется раздел об антимонопольном регулировании торговой деятельности, вызвавший наибольшее беспокойство бизнеса. Размытость критериев доминирования, которые предлагает Минпромторг в своем тексте, будет компенсирована снижением штрафов. Как пояснил замглавы Минпромторга Андрей Дементьев, вместо количественных критериев определения доминирующего положения сети закон будет оперировать понятием "рыночная сила". Глава ФАС Игорь Артемьев согласился, что оборотный штраф может разорить сеть, и предложил внести изменения в КОАП, заменив для ритейлеров оборотные штрафы обычными — до 1 млн руб.

В законопроекте решено оставить норму о "типовых договорах" на поставку продовольствия в сети, ими же будет регулироваться торговая наценка. Впрочем, в текущей версии "типовые" договоры не являются формально обязательными для сети, а лишь создают проблемы в случае нежелания работать по типовым правилам. Степень угроз сетям определит конечная формулировка закона правительством.

Наконец, Владимир Путин поручил разработчикам учесть в проекте "все конструктивные идеи" альтернативного законопроекта "О торговле", внесенного в Госдуму депутатами Ириной Яровой и ее коллегами. На практике это означает, что "аграрный" проект (см. "Ъ" от 9 июня) не будет поддержан правительством, "конструктивность" идей будет выбором правительства, в том числе Минпромторга. Главная задача законопроекта от депутатов — отменить предлагаемый Минпромторгом в "основном" законопроекте механизм соглашений СРО производителей продовольствия и продавцов о допустимых практиках торговли вне прямого госрегулирования. Госпожа Яровая напрямую заявляла: "Производителей хотят законодательно обязать подписывать "Кодекс добросовестных практик" потому, что добровольно они его подписывать отказались". Проект Госдумы легализовал бы массу норм прямого ценового регулирования под эгидой государства — Минпромторг в своем проекте ставит скорее на непрямое госрегулирование.