11 июня 2009, 18:00

Выбор редакции

Евгений Куйвашев в месяц будет получать столько же, сколько Игорь Сечин в день
«Решим это вечером»: среди уральских бизнесменов больше «сов», чем «жаворонков»
Администрация Екатеринбурга выселяет из квартиры семью, которая случайно купила ее у мошенников

Уральцы игнорируют общественные работы с зарплатой в 40 тыс. рублей

На Среднем Урале антикризисная программа занятости начала давать сбои

На Среднем Урале антикризисная программа занятости начала давать сбои – люди не хотят становиться дворниками, а работодатели увиливают от оплаты общественных работ. И хотя свежая статистика говорит о снижении темпов безработицы, свердловские металлурги вновь хотят сократить 2000 человек. Сегодня в Екатеринбурге чиновники и представители науки пришли к выводу, что даже крупные уральские заводы являют собой «кулацкое хозяйство» с одним хозяином и, по сути, бесправными исполнителями. Впрочем, последние тоже «хороши» – они не хотят бороться с собственной ленью ради ежемесячного заработка в 40-50 тыс. рублей.

Это только у свердловских чиновников кризис кончился – на самом деле конца и края «неблагополучной экономической ситуации» не видно. Такой вывод можно сделать по итогам «круглого стола» «Управление занятостью в условиях кризиса», прошедшего сегодня в Екатеринбурге. Оказывается, только в первом квартале 2009 года объемы продукции уральских металлургов по сравнению с 2008 годом снизились на 70 %, и следом сразу последовали «антикризисные меры» – волна массовых увольнений. При этом гарантированного сбыта продукции металлургов не предвидится – свердловские заводы сейчас «проедают» на 30-40 % больше, чем производят, рассказала доцент кафедры экономики и труда и управления персоналом Уральского государственного экономического университета Светлана Гиниева.

Вдобавок в последнее время стали возникать проблемы с реализацией областной программы по трудоустройству населения. Выражается это в нежелании работать и нежелании платить за эту работу. «Вне своего города люди готовы работать только на словах, когда дело доходит до вахты с оплатой в 40-50 тыс. рублей, никто туда не хочет ехать – далеко и «надо работать», – указывает г-жа Гиниева. Сама же программа не всегда учитывает интересы работодателей, что не добавляет последним стремления сотрудничать с властью в деле ликвидации безработицы. Так, за организацию общественных работ предприятиям не всегда компенсируют понесенные расходы, а размер таких компенсаций нигде не указан. «Суммы не прописаны и таким образом вообще не ясно – а должен ли кто-то платить. Зачастую общественные работы существуют ради самих работ, а гарантированная выплата пособий по безработице порождает иждивенчество и социальную апатию», – признает кандидат экономических наук.

С этой позицией согласен директор департамента государственной службы занятости населения Вячеслав Кривель: «Сам работник не стремится работать – зачем я буду это делать, если я получаю 2/3 зарплаты, и буду сидеть на огороде с клубникой, а там и кризис пройдет», – пояснил он. Он вместе с тем, указал, что в последнее время темпы безработицы на Среднем Урале стали снижаться – показатель остановился на уровне 85 тыс. человек. Есть, правда, в этом и сезонный момент – люди начали разъезжаться по садам.

Еще одним недостатком программы занятости специалисты назвали создание временных рабочих мест, тогда как новых постоянных вакансий она не подразумевает. Нет также анализа товарных рынков и необходимых специальностей, а проблема массовых увольнений в моногородах до сих пор не решена. Похоже, что история ленинградского Пикалево всерьез напугала власти: они лихорадочно начинают искать лекарство от новых бунтов – ведь население российских моногородов насчитывает порядка 25 млн. человек, которые обеспечивают порядка 40 % ВВП страны.

Со своей стороны областное правительство раскритиковало работодателей, указав, что это они увольняют людей вместо антикризисного трудоустройства и переобучения. «В российской традиции, когда расходы на содержание персонала велики, предпочитают увольнять. Естественно, что такие меры влияют на экономическое поведение жителей Свердловской области», – констатировал директор департамента труда и соцвопросов областного Минэкономики и труда Дмитрий Антонов. По его словам, любовью к увольнениям персонала грешат все без исключения предприятия – как крупные заводы, так и представители малого и среднего бизнеса.

Вместе с тем открытым остался вопрос по трудовым мигрантам – пока не ясно, будут ли дальше снижаться квоты на иностранную рабочую силу. По словам Дмитрия Антонова, первоначальную квоту снизили до 133 тыс. человек. Сейчас лимит на мигрантов предлагают понизить еще – до 50-70 тыс. человек. За снижение указывает политический фактор – к этому призывает премьер Владимир Путин. Об этом же свидетельствует и реальная ситуация на рынке труда – в том же Екатеринбурге при наличии 80 тыс. мигрантов безработица составляет 15 тыс. человек. Впрочем, окончательного решения по мигрантам в министерстве до сих пор не приняли.