27 мая 2009, 09:26

Выбор редакции

Свердловская Федерация автовладельцев: «Натуральное возмещение по ОСАГО — плевок в лицо страхователям»
5 критериев классности: что продают застройщики Екатеринбурга по цене эконом
Сорок предписаний за три дня: автоинспекторы обвинили коммунальные службы Екатеринбурга в росте числа ДТП

Россия выводит иранский газ из ЕС в Южную Азию

Газпром готов подключиться к газопроводу Иран—Пакистан

Россия вчера выразила удовлетворение по поводу заключенного в воскресенье соглашения между Тегераном и Исламабадом о строительстве газопровода с иранского месторождения Южный Парс в Пакистан. По информации "Ъ", "Газпром" готов подключиться к этому проекту, реализация которого поможет увести свободные объемы газа с Южного Парса из проекта Nabucco и направить их на рынки Южной Азии.

Россия вчера впервые отреагировала на подписание соглашения о строительстве газопровода Иран—Пакистан. Как заявил "Ъ" заместитель главы Минэнерго РФ Анатолий Яновский, Москва приветствует соглашение и "готова присоединиться к проекту, как только поступит такое предложение". Как пояснил "Ъ" другой высокопоставленный источник в правительстве РФ, этот проект выгоден Москве, поскольку его реализация будет способствовать выводу иранского газа на рынки Южной Азии, чтобы он в ближайшей и среднесрочной перспективе не конкурировал с российским газом в Европе. Таким образом, строительство газопровода из Ирана в Пакистан поможет увести иранский газ из проекта газопровода Nabucco, который Москва рассматривает в качестве конкурента газпромовскому South Stream.

В "Газпроме" "Ъ" вчера подтвердили готовность участвовать в проекте газопровода Иран—Пакистан. Высокопоставленный менеджер госмонополии подчеркнул, что "Газпром" мог бы выполнять функции оператора газопровода, а также выступить подрядчиком при его строительстве. "Мы в этом проекте заинтересованы, он позволяет капитализировать наши знания и умения и помочь иранским партнерам открыть новые для них рынки",— сказал "Ъ" официальный представитель "Газпрома" Сергей Куприянов.

Соглашение о строительстве газопровода "Мир" с иранского газового месторождения Южный Парс в пакистанский город Навабшах было подписано в воскресенье в Тегеране президентами Ирана и Пакистана Махмудом Ахмади-Нежадом и Асифом Али Зардари. Протяженность иранского участка трубы составит около 1,1 тыс. км, пакистанского — свыше 1 тыс. км. На начальном этапе Иран будет поставлять Пакистану около 11 млрд кубометров в год, затем объем планируется увеличить вдвое. Начало строительства запланировано на сентябрь 2009 года, завершение — на июнь—сентябрь 2014 года.

В этом виде труба является лишь частью более масштабного проекта, подразумевавшего строительство газопровода Иран—Пакистан—Индия. Впервые эта идея возникла еще в 1989 году, а конкретные переговоры начались в 1995 году. Из-за сложных отношений между Дели и Исламабадом обсуждалось строительство двух труб — Иран—Пакистан и Иран—Индия, причем вторая должна была строиться по морскому дну. В апреле прошлого года президенту Ахмади-Нежаду в ходе визитов в Пакистан и Индию удалось убедить руководство двух стран поддержать вариант единого газопровода проектной мощностью 55 млрд кубометров в год, из которых 62,5% предназначались бы для Индии, а остальное — для Пакистана. Индийский участок трубы составит около 600 км, а стоимость проекта оценивалась в $7-8 млрд.

Однако с сентября прошлого года Индия приостановила переговоры об участии в проекте. Официально Дели ссылался на проблемы на переговорах с Ираном и Пакистаном о цене газа и транзита. Впрочем, как отмечают эксперты, реальной проблемой стало политическое давление на Индию со стороны США. Вашингтон, конфликтующий с Тегераном, стремится не допустить реализации проекта, который позволит Ирану выйти на новый для него газовый рынок (пока что страна продает газ лишь Турции) и получать около $5 млрд в год (при цене в $100 за 1 тыс. кубометров). В воскресенье Махмуд Ахмади-Нежад заявил, что проект "открыт для присоединения Индии и других заинтересованных стран".

Помимо Индии интерес к газопроводу проявляет и Китай, о возможности присоединения которого к проекту Махмуд Ахмади-Нежад говорил еще в прошлом году. КНР обсуждала возможность строительства ответвления трубы на Китай — газопровод должен был идти параллельно высокогорному Каракорумскому шоссе в Гималаях. Впрочем, затратность проекта пока останавливает даже Пекин, обычно не скупящийся на политически значимые трубопроводы. В этих условиях Индия становится наиболее вероятным участником проекта. При сохранении темпов роста к 2025 году Индии будет нужно около 145 млрд кубометров газа в год. Так что газопровод из Ирана является для нее едва ли не единственной возможностью обрести собственный источник постоянных поставок.

Впрочем, как отмечают аналитики, проект сопряжен с серьезными рисками. Прежде всего, ситуация в Пакистане нестабильна, а труба пройдет по неспокойной провинции Белуджистан. Во-вторых, условия подписанного в Тегеране соглашения предполагают, что каждая страна будет строить свой участок трубы за собственный счет, однако Исламабад на фоне кризиса неплатежеспособен. Нет ясности и по ценам — итоговый контракт по поставкам газа планируется подписать лишь через три недели. Между тем 12 июня в Иране пройдут президентские выборы. Не исключено, что для Махмуда Ахмади-Нежада заключение предварительного соглашения является одним из элементов предвыборной кампании. Теперь он может поставить себе в заслугу прорыв на новый для Ирана рынок газа, оставив обсуждение деталей контракта на период после выборов. Как показывает история проекта, такие переговоры могут в итоге длиться не один год.