20 марта 2009, 08:50

Выбор редакции

Между Уктусским лесопарком и Нижнеисетским прудом построят высотный квартал на 6000 жителей
Администрация Екатеринбурга разрешит безвозмездно передавать имущество города малому бизнесу
Одинокий Евгений Куйвашев окунулся в купель шаговой доступности

В банкротстве ничего личного

Закон о банкротстве физлиц, который мог бы помочь должникам во время финансового кризиса, еще долго не появится в России. Минэкономразвития считает, что принимать его, не оценив последствий кризиса, опасно.

Тем самым в споре заемщиков и кредиторов государство оказалось на стороне последних.

Принятие закона о банкротстве физических лиц, который призван облегчить участь пострадавших в кризис должников, похоже, вновь откладывается. Ранее в Минэкономразвития прочили проекту вступление в законную силу уже с начала текущего года. Теперь же представитель ведомства затруднился назвать, в какие сроки доработанный законопроект будет внесен в правительство.

Причиной отсрочки явился все тот же кризис. В Минэкономразвития полагают, что данный закон необходимо принять лишь после оценки последствий кризиса для кредиторов и должников."Важно оценить, как кризис отразится на кредитных отношениях и потребительских рынках", – заявил директор департамента корпоративного управления Минэкономразвития Иван Осколков. По его словам, "необходимо понять, как будет устроен рынок ипотечного и потребительского кредитования и каковы последствия кризиса для кредиторов и должников, прежде чем принимать решение об институциализации личного банкротства и о содержании соответствующих процедур".

"Важно соблюсти баланс интересов кредиторов и должников – тех, кто уже взял заем, и планирующих это сделать", – считает Осколков. Для этого в проект внесут ряд поправок. В частности, по словам Осколкова, будет усовершенствована процедура самого банкротства.

"Нет смысла, откликаясь на частный прецедент, менять закон под каких-то конкретных должников, которые оказались в сложной ситуации.

Необходимо системное решение для всей экономики, и не только на время кризиса", – отметил он. В то же время директор департамента заявил, что у заемщика должны быть возможность и стимул самому защищаться от кредитора. "Заявляя, что у него трудная ситуация, он должен предлагать меры к ее исправлению. Если он первый это сделает, то у него должны быть определенные права на проведение изменений и восстановление платежеспособности", – сказал Осколков.

Просроченная задолженность растет удручающими темпами. Только объем просроченных долгов по ипотечным кредитам среди физлиц вырос на 90,6% за четвертый квартал 2008 года – до 6,73 млрд. рублей. В целом объем просроченных кредитов, выданных физлицам, в январе текущего года вырос на 10%. По данным Центробанка, сумма общей задолженности составляет 163,7 млрд. рублей, или 4% от всех выданных кредитов.

Всем этим должникам закон дал бы возможность расплатиться имуществом или частью доходов (например, автоматическими отчислениями от заработной платы), а также признать себя банкротом (без многочисленных судебных разбирательств, например по соглашению сторон).

Кроме этого законопроект предусматривает право на реструктуризацию долгов даже при отсутствии согласия кредиторов. Заемщик должен полностью погасить долг менее чем за пять лет, если кредит брался на более долгий период. Если гражданин все же не сумел расплатиться с кредиторами в ходе реструктуризации долга, арбитражный суд выносит определение о признании такого гражданина банкротом. И даже если вырученных от распродажи имущества денег не хватит для расплаты по долгам, гражданин все равно становится свободным от обязательств.

Минэкономразвития опасается, что принятие закона повлечет массовые банкротства частных заемщиков, уверены эксперты. И в этом с МЭР можно согласиться. "Если принять закон, который будет защищать права заемщиков, а не банков, у которых и так не очень много возможностей для защиты своих интересов, это может стимулировать рост невозвратов, став фактором дестабилизации банковского сектора. За несколько месяцев речь может идти о десятках тысяч случаев", – считает аналитик ИК "Финам" Константин Романов.

"При отсутствии практики применения личных банкротств в России их легализация может привести к злоупотреблениям со стороны заемщиков, массовым фиктивным банкротствам, что может негативно отразиться на качестве кредитных портфелей банков", – добавляет замруководителя аналитического департамента ИК "Совлинк" Ольга Беленькая. Тем не менее, по мнению Беленькой,

какая-то законодательная база нужна, потому что сейчас возможность реструктуризации кредита в случае неплатежеспособности заемщика целиком зависит от доброй воли банка.

Тем более что законы о банкротстве физических лиц действуют во всех развитых странах, отмечает Романов, причем в некоторых из них, например Великобритании, соответствующий институт насчитывает не одну сотню лет.

"И если раньше такие законы в первую очередь наказывали должника, то сейчас они нацелены на то, чтобы в случае возникновения каких-то тяжелых жизненных обстоятельств позволить заемщику реструктурировать свои обязательства", – уточняет он. Зарубежный опыт показывает, что, хотя опасения Минэкономразвития и небеспочвенны, есть методы предотвращения "мошенничества через банкротство".